Что не видит пассажир метро?

Александр “Russos” Попов
25 Апреля 2019
939
Что не видит пассажир метро?

Известный блогер и фотограф, человек, знающий о метро все и даже больше, Александр “Russos” Попов рассказывает читателям нашего журнала о том, что находится за табличкой «Посторонним вход воспрещен» в столичной подземке.

Для подавляющего числа пассажиров метрополитен — это транспортное предприятие, которое утром привозит их на работу и вечером отвозит обратно. С небольшими вариациями — в музей, бар, кино или гости. Мы привыкли заходить на станции «А», садиться на поезд и ехать до станции «Б», совершенно не обращая внимания ни на отделку станции, ни на то, что происходит вокруг.


Посмотрите внимательно, сколько людей не слышит, например, объявление «Поезд в сторону центра следует без остановок» и при остановке состава пытается зайти в закрытые двери. А кстати, куда этот поезд едет? И что за странные поезда проезжают мимо нас? На одном написано, что это дефектоскоп, на другом, что путеизмеритель. А третий вообще оранжевый и на нем много что написано, но глаз успевает прочитать только слово «Синергия».


А станции? Вы уже много лет пользуетесь только несколькими станциями и научились ничего не видеть вокруг. Но если, положа руку на сердце, на каком-нибудь Рязанском проспекте смотреть особо нечего, то на Маяковской или Новослободской как раз есть много чего.


Но метрополитен — это не только станции, вестибюли и поезда. Когда состав останавливается в тоннеле, и вы, отрываясь от экрана своего гаджета, иногда можете увидеть какие-то ходки и лестницы. И если ходок с надписью «женская уборная» понятен, то всякие другие загадочные тоннели выглядят совершенно непонятно. Что же там находится? Что вообще находится за табличкой «Посторонним вход воспрещен» в нашем любимом метрополитене?


Метро можно сравнить с большим и живым механическим организмом. Его, как и живой организм, надо обслуживать, проводить плановый и предупредительный ремонт. А теперь попытаемся осознать, что обычный пассажир видит процентов 40-50 от того, что, в самом деле, построено. Все остальное необходимо для нормального функционирования различных систем метрополитена: вентиляции, энергетического хозяйства, жизнеобеспечения, пожарной безопасности, водоудаления, гражданской обороны и еще множества других важных и ответственных систем, без которых подземная железная дорога не сможет нормально функционировать и перевозить пассажиров.

Все службы метрополитена надо где-то разместить. Сначала они ютились в маленьких каморках, в подплатформенных помещениях. Но скоро стало понятно, что места мало и просто неудобно. Потому БТП (Блок Технических Помещений) на станции глубокого заложения стали делать отдельной выработкой. По сути, это тоннель диаметром 9,5 метра и длиной до 70 метров. В нем находится кабинет дежурной, блок-пост (при необходимости) раздевалки, туалеты, столовая, различные кладовые, системы местной вентиляции и много что еще. На станциях мелкого заложения обычно этот блок делают в торце, за станцией. Но в последнее время стали популярны планировочные решения, когда БТП расположен над платформой. Это удобно, если станция строится в открытом котловане глубиной метров 30. Чтобы уменьшить объем обратной засыпки и, соответственно, массу грунта, технические помещения располагают над станцией. Там же делают и ТПП — тягово-понизительную подстанцию. Для станции глубокого заложения для нее делают отдельную выработку, сопоставимую с объемом блока технических помещений.

Сейчас вдоль каждой станции глубокого заложения проходит кабельный коллектор для транзитных кабелей. Помимо этого, каждая стройка окутана системой различных временных штолен, которые нужны, чтобы открыть несколько забоев. Часть из них потом забутовывается, а часть оставляется для нужд метрополитена.

Отдельной строкой идет вентиляция. В последнее время сильно ужесточились нормы по ней и по пожарной безопасности — системы стали сложнее, больше. Соответственно, и в бетоне и железе все выглядит гораздо интереснее.

На каждом перегоне, как я писал выше, можем наблюдать различные ходки. Это водоотливные, перекачки, дополнительные системы вентиляции, санузлы ГО (сейчас их уже не делают), кладовые различных служб пути. А в отходящих в сторону тоннелей с рельсовым путем нет тоже ничего таинственного. Если это не съезд между путями, то это либо ветка в депо или служебно-соединительная ветвь на другую линию. Поезда должны же как-то перемещаться между ними?


Помимо обычных пассажирских составов в метрополитене есть служебные — дефектоскоп (проверка ультразвуком рельс), путеизмеритель (проверят план и профиль пути и контактного рельса). Синергия — это вообще универсальный диагностический комплекс, который позволяет делать все тоже самое, что и по отдельности, так еще автоматически проверять габарит, рельсовые крепления, искать протечки и еще много чего. Разве что кофе не варит.

Иногда меня спрашивают, а почему метрополитен строится так долго (хотя в последнее время темпы значительно возросли, строят быстрее, чем в СССР). Ответ очень прост. Помимо того, что нужно построить раза в два больше, чем видит пассажир, нужно в это вдохнуть жизнь — смонтировать инженерные системы. А они становятся от года в год все сложнее и сложнее, требуют больше усилий по наладке и пуску в эксплуатацию. Естественно, при этом безопасность пассажиров повышается. Если раньше никогда не ставились системы дымоудаления, то сейчас станцию без этого просто не примут в эксплуатацию.

Ну а вы, находясь на станции, отрывайтесь иногда от экранов телефонов, чтобы увидеть фантастические мозаики на Маяковской, скульптуры на Площади Революции или красивую фактуру мрамора на Окружной или Верхних Лихоборах.

Копировать ссылку
Автор материала: Александр “Russos” Попов
Метро
Копировать ссылку
«Профессию сварщика можно сравнить  с творчеством  художника»
«Профессию сварщика можно сравнить с творчеством художника»
Валерий Онищенко, 33 года, сварщик Завода металлоконструкций (МКЗ) Концерна «КРОСТ», победитель конкурса «Московские мастера».
26 Октября 2018
3990