Дом, подвинься!

Наталья Есипова
9 Октября 2019
954
Дом, подвинься!

Среди инженерных задач, которые приходилось решать человечеству, есть такие, о которых можно сказать одно — нет, так не бывает, это невозможно! Речь пойдет о переезде зданий на новые места. Ведь дом надо очень деликатно «оторвать» от фундамента, приподнять, перенести и ухитриться при этом его не разрушить! Сегодня мы расскажем нашим читателям, как строители заставили дома передвигаться и попробуем разобраться в технологии этого непростого, но по-прежнему удивительного процесса.

Искусство перемещения тяжелых объектов на большие расстояния довольно успешно было освоено еще цивилизациями различной степени древности. Например, египтяне за несколько тысяч лет до наступления нашей эры двигали так любимые ими статуи фараонов благодаря примитивным, но эффективным приспособлениям вроде деревянных катков, полозьев и энного количества рабов. Но это статуи, а вот впервые двигать целые дома стали еще в средневековой Европе. Например, в середине XV века в итальянской Болонье на 13 мет­ров была передвинута колокольня церкви Санта Мария Маджоре. Знаете, для чего? Чтобы выстроить на ее месте новое здание городской администрации. Для такого смелого мероприятия средневековые инженеры воспользовались полозьями, системой блоков и воротов. После переезда колокольни, вес которой составлял около тысячи тонн, а высота примерно с современный девятиэтажный дом, архитектор Ридольфо Аристотель Фиораванти, разработавший проект, не просто прославился на всю Италию, был назначен старшиной ложи вольных каменщиков и получил пожизненное обеспечение. Прославленного архитектора приглашали в разные города, в том числе и в Москву, где он построил Успенский собор в Кремле.

«Я теряю корни»

Потом дело «отрыва домов от родных корней» на несколько столетий заглохло и вновь возродилось в США второй половины XIX века, где стоимость нового строительства была все еще высока, а деревянные дома не были привязаны к старому участку сложной системой инженерных коммуникаций. Например, в штате Джорджия железнодорожные пути прокладывали в миле (примерно 1,6 километров) от городка Мак-Дону. Сначала жители поселения пытались добиться, чтобы дорога прошла ближе к их домам, но у них ничего не получилось. Тогда они просто-напросто перевезли свои дома. А в Нью-Йорке в апреле 1888 года крупный отель Brighton Beach на Кони-Айленд переместили на 150 метров вглубь островной территории. Участок, где стояло деревянное каркасное здание, постоянно размывался океаном, что угрожало вполне предсказуемыми и печальными последствиями. Трехэтажную 150-метровую постройку весом пять тысяч тонн двигали по 24-м рельсам с помощью шести паровозов!

В XX веке архитекторы и инженеры сделали следующий шаг — приступили к передвижке кирпичных зданий. Одним из крупнейших проектов подобного рода стало перемещение в американском Индианаполисе восьмиэтажного конторского здания 1908 года постройки, где размещалась штаб-квартира компании Indiana Bell Telephone Company. Передвижка на 16 метров, да еще и с поворотом, производилась по цилиндрическим каткам 18-ю ручными винтовыми домкратами. Ход винта домкрата — 30 сантиметров. Учитывая конструкцию и положение домкратов, надо полагать, что после выхода винта домкраты вновь перестанавливались. Упором для домкратов служили металлические сваи, забитые в конце площадки. Между сваями и домкратами укладывались деревянные коротыши, которые в конце передвижки заменялись длинными брусьями. Вращение здания осуществлялось посредством домкратов, толкавших здание сзади. Здание перемещалось чрезвычайно медленно. Первый этап — движение в прямом направлении — продолжался 4 дня, а поворот — 17 дней! Кстати, во время передвижки телефонная станция работала бесперебойно. Впрочем, надо признать, что не обходилось и без неудач – в начале ХХ века во время передвижки рухнула гостиница «Цум Хирш» в австрийском городке Нагольд, под обломками погибли 53 человека. 

Догоним и перегоним Америку

А что происходило в СССР? Передовой социалистический строй нуждался в весомых доказательствах своего превосходства над капитализмом, «Догнать и перегнать Америку» стало делом чести. По словам Ольги Любарцевой, главного специалиста конструкторского отдела «Метрополис», наиболее массовая передвижка домов в России связана с реконструкцией Москвы в 30-е годы прошлого столетия. Сформированный в годы первых пятилеток план развития генерального плана Москвы подразумевал ряд преобразований. Строителям молодой страны предстояло не только изменить облик города, улучшить жилищные условия населения, но и трансформировать улицы столицы, улучшить транспортную обстановку:

— Улицы, сложившиеся в предыдущие столетия, не соответствовали требованиям нового времени. Увеличившийся транспортный поток требовал создания новых магистралей за счет расширения старых дорог. Устаревшие, мешающие новым транспортным артериям здания подлежали сносу, однако, часть домов все же решили сохранить и сдвинуть вглубь кварталов.   Даже была создана специальная контора по разработке методов и проектов переноса зданий, — говорит Ольга.

Сначала советские инженеры «тренировались» на небольших зданиях. Первым масштабным проектом стал переезд дома на улице Осипенко (ныне Садовническая) в 1937 году. Этот дом мешал строительству Краснохолмского моста. Интересно, что уже начиная с этого дома жильцов при переезде даже не отселяли! Работа водопровода, водоотведения, электроснабжения, радио и телефона поддерживалась при помощи эластичных труб и кабелей.Толкали его 27 электродомкратов, причем для того, чтобы здание вращалось вокруг вертикальной оси, у всех домкратов на штоках был разный шаг резьбы. Успех был полный, вся Москва знала про это событие, газеты ликовали и обсуждали преимущества советской инженерии по сравнению с капиталистической. Дом прожил в добром здравии до 1967 года, пока в одной из квартир не произошел взрыв газа. До наших дней сохранилась одна его часть, на месте разрушенной стоит современное здание. 

апппп.jpg

Гендель и товарищи

Михаил Беляков, глава архитектурного бюро Noor Architect, объясняет, что технология релокации массивных зданий была сложной, но подчинялась системным принципам, которые помогли поставить эти процессы на «поток»:

— Сначала дом отделялся от своего фундамента. Чтобы осуществить данную операцию, вокруг сооружения выкапывалась траншея. Затем при помощи тросов здание отделяли от основания. Следующим шагом было укрепление дома при помощи балок и создание жесткой рамы с диагональными усилениями. Ее устанавливали на специальные катки, которые были должны перемещаться по предварительно установленным рельсам. Для передвижения применялись мощные лебедки, тянущие объекты в нужную сторону. Основное время занимали масштабные подготовительные работы, которые могли длиться от 6 до 12 месяцев. Сам процесс сдвига постройки занимал примерно неделю. Для тех времен технология была продвинутой, однако все равно требовала привлечения огромного количества рабочих рук. Многие специалисты, трудившиеся над переносом зданий, были работниками «Метростроя» и обладали необходимыми знаниями и квалификацией.

Для проведения этих сложных операций в 1936 году было сформировано специальное ведомство — «Трест по разборке и перемещению зданий». Возглавил его выдающийся советский инженер Эммануил Гендель. И уже через три года для расширения Тверской улицы (тогда улицы Горького) здание Театра им. Станиславского было полностью перемещено вглубь улицы почти на 40 метров!

— Театр является самым большим по массе в мире передвинутым зданием, — подчеркивает Михаил. — Сегодня об уникальной инженерной операции напоминает опоясывающая по периметру подвала балка, с помощью которой это здание отрывали от земли. Она находится внутри бара Noor, проект реконструкции которого разработало наше бюро. В ходе реализации работ она была вписана в интерьер. Мы приняли решение оставить балку без отделки и сделать ее отдельным открытым историческим артефактом. 

Операция прошла во время операции

Еще одним сложным объектом стала глазная больница на Тверской, передвинутая за год до Великой Отечественной войны. Здание больницы сначала повернули на 97 градусов (чтобы фасад ее не прятался во дворе, как Саввинское подворье, а выходил в переулок Садовских, ныне Мамоновский), а после поворота сместили на 20 метров в «косом» направлении, да еще с подъемом на один этаж. Можно сказать, провели сложнейшую операцию! Кстати, об операциях — все это время больница продолжала принимать пациентов, для чего от Тверской до передвигаемого здания был устроен постоянно наращиваемый деревянный помост. При передвижении в стенах больницы не прекращалась работа — там находились и врачи, и пациенты, проводились операции. Сегодня в здании до сих пор находится офтальмологическая клиника.  

Но самым сложным с технической точки зрения стал перенос в 1940 году здания Моссовета на Тверской (тогда улицы Горького). О тонкостях «передвижки» нашим читателям рассказал Эрик Валеев, глава архитектурного бюро IQ:

— Объект был возведен еще в 19 веке и изначально выполнял функции дворца генерал-губернатора Москвы. На первом этаже располагался огромный бальный зал, который представляет из себя свободное помещение без каких-либо несущих конструкций. К тому же это объект с очень нестандартной конфигурацией. Перемещение нужно было вести крайне осторожно. Интриги в вопросе релокации особняка добавляло и то, что ее было необходимо проводить вместе с переносом подвала и архивов. Для решения данной инженерной задачи вокруг дома был вырыт котлован. Таким образом, все необходимые работы проходили фактически под землей. В итоге конструктивные особенности сыграли свою роль, повлияв на итоги операции. В некоторых стенах и перекрытиях появились трещины. Для купирования вероятности их расширения в дом встроили более двух десятков металлических колонн. Однако стоит отметить, что, учитывая все технические нюансы, перемещение здания, где сейчас располагается мэрия города, можно считать успешным.

ZIL_5477.jpg

Добавлю, что здание перевозили при массовом скоплении москвичей и прессы, не прерывая при этом работы служащих! В решении перенести это здание таким способом немалую роль сыграла идеологическая составляющая — настолько велико было желание продемонстрировать Западу возможности советских инженеров. И надо признать, сделать это удалось: «переезд» даже был зафиксирован в книге рекордов Гиннеса. 

Театр едет к зрителям

Кстати, многие ошибочно считают, что все инженерные операции проводились исключительно в период 30-40-х годов прошлого века. Однако отдельные проекты по релокации в центре города продолжались вплоть до 80-х годов. Последним масштабным примером сдвига объектов в столице стало перемещения старого здания МХАТа. В рамках реконструкции 1983 года сооружение было разделено в профиле. С одной стороны осталась сцена, а с другой зрительный зал. При этом сценическая коробка была смещена, что позволило сделать зал более просторным. Правда, затем выяснилось, что внесенные конструктивные изменения привели к тому, что дальнейший процесс реконструкции стал труднореализуемым. Свободное пространство оказалось слишком тесным для размещения строительного оборудования. Инженерами было принято решение переместить сцену более чем на 20 метров вперед и выстроить в проеме часть театра с нуля.

ZIL_5512.jpg

После этого транспортировка крупных архитектурных строений прекратилась. Началась перестройка, и государство перестало финансировать подобные проекты. По словам Ольги Любарцевой, сохранять имеет смысл только сооружения, представляющие историческую ценность, их сегодня чаще реконструируют, чем сносят:

— Передвижка современных зданий, безусловно, возможна, однако их вес намного выше, чем у более ранних построек — сотни тысяч тонн. Сложно представить ситуацию и технологию, с помощью которой можно будет перенести такой объект. Кроме того, большинство современных строений возводятся с двух-, трехуровневой подземной частью, которую перенести невозможно.

Копировать ссылку
Автор материала: Наталья Есипова
История
Копировать ссылку
«Профессию сварщика можно сравнить  с творчеством  художника»
«Профессию сварщика можно сравнить с творчеством художника»
Валерий Онищенко, 33 года, сварщик Завода металлоконструкций (МКЗ) Концерна «КРОСТ», победитель конкурса «Московские мастера».
26 Октября 2018
4128