Новая жизнь старого кино

28 Сентября 2018
32
Новая жизнь старого кино

Об их новой «начинке», изменении функционала объектов советского кинопроката, современных архитектурно-планировочных решениях, приоритете норм безопасности в работе над проектами, сложностях и изящных решениях при их реализации мы говорим с генеральным директором компании «Северин Проект» Александром Балабиным.

 

Компания «Северин Проект» — пионер на рынке проектирования современных кинотеатров и мультиплексов. Ее специалистами запроектировано более 300 «экранов» в России. Новые объекты кинопроката получили прописку по всей стране, начиная от Москвы, Санкт-Петербурга, вплоть до Надыма, Красноярска, Дальнего Востока и Южно-Сахалинска, где по проекту компании построен «Самый лучший кинотеатр». Тема сегодняшнего разговора — новая жизнь московских кинотеатров.

 

Цели намечены

Москва планирует вернуть к жизни 39 кинотеатров советского времени. Александр Викторович, по вашей оценке, это правильное решение, стоит ли возрождать былые проекты?

— Начнем с того, что объекты перепрофилируются. Если раньше это были кинотеатры, то сейчас это будут объекты со сложной аббревиатурой МФОЦШД — многофункциональные общественные центры шаговой доступности. Основной целью реконструкции является встраивание этих объектов в современную экономическую реальность, с приданием им действительно многофункциональности.

Компания «Северин Проект» выступила одним из генеральных проектировщиков масштабного редевелопмента. Над какими конкретно объектами вы работали?  

— Для ADG Group, которая планирует провести реконструкцию 39-ти кинотеатров, мы сделали четыре объекта: это «Саяны», «Восход», «Звездный» и «Керчь». С тремя объектами мы вышли с положительным заключением экспертизы, с четвертым — «Керчью», мы также все, что были должны, выполнили и теперь вопрос за заказчиком.

 

«Начинка» будет другая

Можно ли обозначить какие-то особенности проектирования таких объектов, как кинотеатры и торгово-развлекательные комплексы? Существует ли специфика работы над ними?

— Некоторые из этих объектов кинотеатрами как таковыми быть перестанут. Не везде останутся кинозалы. В некоторых будут два-три, где-то четыре-пять кинозалов. Отчасти будут сохранены первоначальные архитектурно-планировочные решения. Но почти у всех объектов «начинка» будет другая. Это продиктовано современными экономическими реалиями. Кинозалы и фойе станут меньше по площади. Это принципиальные особенности функциональных объемно-планировочных решений, которые нужно учитывать. Внутри новых центров предполагается размещение супермаркетов, предприятий общепита, бытового обслуживания и пространств с культурно-образовательными функциями — это будут, своего рода, новые центры общественной жизни.

Например, в «Восходе» кинозала не будет, вместо него разместят большой магазин, мини-галерею с мелкоформатной торговлей и бытовыми услугами. А в «Звездном» мы, наоборот, увеличили количество зрительных залов. Там тоже появятся супермаркет и кафе.    

Еще один кинотеатр со сложной судьбой — «Саяны». Объект, к которому, так сложилось, мы возвращались трижды! Первый раз мы выполнили проект его реконструкции в 2005 году, потом его перепродали, и новые заказчики опять пришли к нам в 2009 году за новым проектом, теперь по заказу ADG Group мы запроектировали «Саяны» по новой концепции в третий раз. Кинотеатр «Керчь» был полностью нами переформатирован. Знаю, что по другим объектам примерно аналогичная ситуация.

 

… или безопасность превыше всего

— На чем вы делали основной акцент, работая над проектами реновируемых кинотеатров?

— Вслед ужасной трагедии в Кемерово нужно сказать следующее: старые кинотеатры на сегодняшний день не соответствуют действующим нормам, в первую очередь — противопожарной безопасности. Они действительно не приспособлены к обеспечению жизнедеятельности маломобильных групп населения, к которым относятся не только инвалиды, но и дети, люди старшего возраста и беременные женщины. У них недостаточное количество путей эвакуации, и она неправильно, с точки зрения современных требований, организована. Эти объекты не имели ни инженерно-технических систем пожаротушения, ни дымоудаления, ни сигнализации. Поэтому предполагаемая реконструкция советских кинотеатров — масштабная и важная вещь. В результате обновленные объекты будут устроены в соответствии со всеми современными действующими нормами и правилами, в том числе противопожарной безопасности. Это значит, что количество выходов из кинозалов должно быть как минимум на один больше, чем входов. Это значит, что эвакуационные выходы должны вести непосредственно наружу, либо через обособленные лестницы, а пути эвакуации маломобильных групп посетителей будут обособлены, либо для них устроены особые зоны безопасности.

— Есть ли примеры, когда тот или иной реконструируемый объект, та или иная территория имели принципиальные ограничения? Как вы с этим работали? Бывали ли случаи, когда вы не договаривались с заказчиком и приходилось отказываться от дальнейшей работы с ним?

— Был случай, когда мы не совпадали во взглядах по вопросам безопасности, с одним из наших заказчиков. Понятно, что реализация необходимых мероприятий по безопасности утяжеляет нагрузку на бюджет строительства, и, конечно же, на них уходит полезная площадь, что ухудшает экономические показатели объекта недвижимости. Но трагедия подтвердила, что никакие деньги сами по себе ничего не стоят, самое ценное — человеческая жизнь. Поэтому я считаю, что соблюдение всех требований совершенно необходимо, и в своих проектах мы всегда это реализуем. Если заказчики пытаются этого не делать, мы выходим из проекта. Объекты, которые мы реконструировали, полностью отвечают всем нормам и требованиям, они оснащены всеми необходимыми современными инженерными системами, в том числе системами безопасности.

 

Отказ от прошлой жизни

— Вы работали над реконструкцией объектов, у которых в прошлом была длинная жизнь. Как-то удалось найти компромисс между историей и вызовами современности?

— У заказчиков этих 39-ти реконструируемых кинотеатров была своя идея: они пытались масштабный проект завернуть в одинаковую «обертку», ими была заказана заграничным архитекторам единая концепция реализации. Хорошо это или плохо? На мой взгляд, с градостроительной точки зрения — это неверно, но с точки зрения бизнес-проекта, для инвесторов, наверное, это правильно. Это попытка создать некий «бренд». Можно ли такие разные в прошлом объекты объединить под одним брендом — время покажет! Ведь функциональное наполнение, местоположение и площади у них порядком отличаются. Внешнюю преемственность демонстрирует только сохранение на всех объектах исторических вывесок.

 

«Мы все сделали честно»

— Лично Вам какой из 39-ти кинотеатров нравится больше всего?

— Все объекты сделаны честно, нам за них не стыдно. Они все имеют право на жизнь. Сказать, что это «шедевры архитектуры», нет, конечно, нельзя. Но они и не должны ими быть. Все они сугубо утилитарны, с понятным коммерческим функциональным назначением. Из них, пожалуй, самый лучший — это «Звездный», у которого мы не меняли фасад. Он остался в нашем проекте прежним, мы просто повторили его из новых материалов. У него хорошая пластика — простая, лаконичная, чистая. Это пример качественного советского модернизма. «Звездный» вообще хороший объект и расположен в хорошем месте.

 

В поисках изящного решения

— Насколько понимаю, реконструкция гораздо сложнее нового проекта. Какие конкретные сложности в работе над кинотеатрами возникали?

— Безусловно, реконструкция на порядок сложнее нового проектирования. Как правило, главная сложность — отсутствие необходимой земли и как следствие — проблемы с размещением парковок. Возникают проблемы и с инженерно-техническим обеспечением этих объектов, поскольку все они расположены в сложившейся исторической застройке. Чтобы объект вписался в современность, нужно получить дополнительные инженерно-технические мощности, ведь мы насыщаем его новыми, дополнительными инженерными системами, которые предполагают подвод дополнительной электроэнергии, водоснабжения и водоотведения. Плюс стали более строгими требования по ограничению расстояния до жилой застройки, многие другие градостроительные нормы изменились. Иногда возникают некие взаимоисключающие задачи. Но мы очень любим проектировать сложные, насыщенные технологиями и разными функциями объекты. У нас порядка 90 процентов объектов — именно сложные. Рады работать с теми, кому нужен качественный проект и качественная архитектура.

— Как найти выход из таких непростых ситуаций?

— Изначально все, с чем мы работаем, проектируем как собственный бизнес. Поэтому глубоко вникаем во все вопросы: будь то общепит, кинопрокат, торговля. Если ты — архитектор, а делаешь исключительно «веселые картинки», то в этом нет смысла. Может, кому-то интересно, нам — нет. Интересно сделать так, чтобы вещь работала. Это важно. Сложности помогают найти не только правильное, но и изящное решение. Это всегда вызывает удовлетворение и у тебя, и у заказчика, и у потребителя. Более того, мы проектируем комплексно, у нас свои архитекторы, инженеры, технологи, конструкторы. Поэтому конфликт профессиональных интересов локализован исключительно на наших площадях (улыбается).

 

Реновация кино и жизни

— Можно ли реконструкцию советских кинотеатров в какой-то степени отнести к процессу реновации? Каковы ваши личные и профессиональные суждения о программе реновации жилого фонда столицы?

— Реконструкция кинотеатров и программа реновации — параллельные, правильные процессы. Большая часть объектов находилась даже не в стагнирующем состоянии, а в глубоко упадочном. Почему есть критики? Да потому что критиковать всегда проще, чем делать. Все разбираются в архитектуре, футболе, политике и медицине. Кроме того, у всех, кого эта программа непосредственно затронет, есть личная точка зрения. Кто-то хочет двор зеленый, кто-то парковку во дворе, а кто-то, наоборот, ожидает двор без машин, кому-то непременно хочется жить в парке, а кому-то нравилось жить в маленькой хрущевке, он там обустроился, он там родился. Тот, кто активен в социальных сетях, редко имеет возраст, когда задумываются о таких вещах, как пожилому человеку спуститься без лифта с четвертого на первый этаж. Все эти переживания людей, кому нужно переезжать, у кого нарушается привычный уклад, совершенно понятны.

Что касается профессионального мнения. Думаю, на площадках реновации правильнее строить объекты переменной этажности, потому что любая разность и разновеликость создают ощущение естественно сложившейся городской среды, которая легче воспринимается визуально. Некоторые критикуют, что сносятся предприятия, а на их месте строится жилье. Мне кажется, что люди несколько оторваны от реальности. Промышленности в середине города нечего делать. Это естественный процесс регенерации территорий, изменения их функционального назначения. И я бы скорее это приветствовал. Думаю, реновация, в том числе, и направлена на то, чтобы подпитать строительную индустрию, городскую экономику, дать импульс развитию городской среды и других позитивных процессов. Я видел работы коллег–архитекторов, многие очень достойные. Если они будут реализованы, буду этому крайне рад.

Копировать ссылку
Интервью
Мегаполис
Копировать ссылку