Правило жизни Рафаила Родионова

Наталья Черкасова
12 Марта 2019
102
Правило жизни Рафаила Родионова

Кабинет президента Фонда ветеранов-строителей Москвы может конкурировать с музеем по количеству подлинных раритетов и уникальной — оттого особенно ценной — информации об истории московского строительства.

Да и о самом руководителе Фонда, заслуженном строителе РСФСР, Почетном строителе России и Москвы Рафаиле Родионове говорят не иначе, как «человек-легенда» — за его плечами известные стройки Москвы и Советского Союза.

Поводом для нашей встречи стал юбилей Фонда ветеранов строительства Москвы, который в нынешнем году отмечает 25-летие.

Родственный выбор

— Рафаил Павлович, давайте начнем с истоков: как родилось решение стать строителем?

— Наверное, по-другому и не могло случиться. Выбор был предопределен тем, что почти все мои родственники связали свою жизнь со строительством. Я не стал исключением. Я окончил Московский горный институт имени Сталина по специальности «горный инженер-механик». По распределению должен был попасть в Метрострой, но меня «перехватил» трест «Мосподземстрой №1» Главмосстроя. Не знаю, как они договорились. С этого и началась моя трудовая биография. Здесь я трудился старшим инженером, главным диспетчером, замначальника производственно-технического отдела треста.

Подземную жизнь Москвы знаю наощупь

— Судя по названию, можно лишь в общих чертах предположить, чем занималась организация.

— Перед трестом стояла очень серьезная задача — в центре Москвы сломать угольные котельные и перевести их на газ, на ТЭЦ, обеспечить нормальное водоснабжение. Наши специалисты занимались разработкой и внедрением передовых технологий при производстве инженерных сооружений, обеспечивали различные объекты страны тепловыми, водопроводными и газовыми сетями. Работа шла активная и напряженная, пришлось протоптать с бригадами практически все подземные маршруты Москвы, пощупать их собственными руками. Поэтому я хорошо знаю практически все подвалы столицы, уникальные подземные сооружения. Потом была партийная работа, работал секретарем парткома Главмосстроя. 

Когда ты честен, тебе нечего бояться

— Что сложнее — работа на производстве или партийная работа?

— Это разные вещи. В Главмосстрое было 12 тысяч коммунистов, представляете, какая колоссальная ответственность на мне лежала, когда был секретарем парткома? В случае каких-то проблем в первую очередь с меня спрашивали. Разговор мог быть и жестким. Но я никогда не пасовал, всегда имел свое собственное мнение.

— Какими качествами должен обладать человек, чтобы работать рядом с вами? Что ждете от людей, которые вас окружают?

— Честность и грамотность.

— И этого достаточно?

— По большому счету, да. Когда ты чес­тен и ответственно относишься к своей работе, тебе нечего бояться. Не приемлю, когда виляют, подыгрывают кому-то или создают иллюзию работы. А еще не терп­лю некомпетентность. Мне повезло, что меня окружали достойные люди.

Олимпиада-80

— Вы курировали строительство олимпийских объектов, расскажите об этом.

— Это был очень интересный опыт. Я занимался теми объектами, которые финансировались ВЦСПС (то есть на проф­союзные деньги), в основном речь идет о строительстве гостиниц. На некоторых из объектов познакомился с работой зарубежных строителей. Например, при строительстве Центрального дома туриста на Ленинском проспекте в Москве отделку вели югославы.

— Полезно ли было такое сотрудничество? Или, напротив, возникали какие-то трудности?

— Судите сами. Мне довелось курировать подготовку к эстонской регате на летних Олимпийских играх 80-го года. Вот это объект, я вам скажу! Это и гостиничный комплекс с богатой инфраструктурой, медицинский центр, эллинги различные, трибуны, уникальная водная акватория — настоящая сказка! Российский спорт потерю понес колоссальную, лишившись этого. В его строительстве участвовали финны и шведы. Конечно, опыт был полезным и интересным: новые технологии, новые материалы, которых у нас даже близко не было, гвозди и те отличались. Поразило, как четко у них была отработана система снабжения. Стройматериалы завозились на день раньше. Я даже как-то проверял, думал, где-то да задержатся. Нет, если опаздывали, ночью завозили — и к началу рабочего дня все необходимые материалы были. Правда, с финнами возникали сложности определенного характера (улыбается). Учитывая сухой закон у них в стране, зарубежные друзья частенько начинали свой день не с утреннего кофе, а заменяли его на спиртное. И настолько увлекались, что некоторых из-за этой проблемы отправляли обратно на родину.

Как Родионов товарища Брежнева удивил

— Есть ли еще в вашем послужном списке объекты, кроме тех, что вы назвали, которые особенно запомнились, дороги вам?

— Это Дворец съездов в Кремле, где выполнялись подземные работы, прокладывались коммуникации. Смотришь сверху — и рабочего не видно: сложная работа велась на глубине шести метров. Конечно, такое на всю жизнь запоминается. Нельзя не вспомнить строительство на Славянском бульваре трех многоэтажных домов. Звонит мне как-то первый секретарь столичного горкома партии Гришин, говорит, что утром ему Леонид Ильич (Брежнев — прим.ред.) сделал замечание: он едет на дачу по Минскому шоссе, а ваш кран в одном и том же положении стоит! Пришлось объяснять, что строительство идет и очень активно, но поскольку возводится нулевой цикл, внешне изменения не заметны. В этом сам убедился Гришин, когда приехал на объект — там словно муравейник, работа шла в три смены и в выходные. Спросил, можем ли мы сдать этот объект быстрее. Я тогда подумал: «Дай удивлю товарища Брежнева!». Сначала построили и сдали магазин «Минск» на 60 торговых мест, открыли с райкомом партии его без дома. Затем закрыли, и через месяц смонтировали 12 этажей, а еще через полтора месяца сдали весь дом целиком. По сути, два раза сдавали один и тот же объект.

Не могу приехать — ботинок нет

— Рафаил Павлович, давайте обратимся к юбиляру — как пришла идея создать Фонд ветеранов строителей Москвы?

— Сейчас покажу уникальные вещи. (На столе появляются документы, книги, воспоминания членов Общественного Совета Фонда ветеранов-строителей Москвы). Это удивительные люди, например, Володя Затворницкий. В Советском Союзе было 17 человек заслуженных строителей СССР, он один из первых, кто получил это звание. Глеб Макаревич, бывший главный архитектор Москвы, фронтовик. Он в 1945 году в составе группы разведчиков ворвался в рейхсканцелярию Гитлера и со стола фюрера вырезал кусок кожи, часть которой потом пошла на переплет его дипломной работы, вторая — на обложку одного из экземпляров Генплана Москвы 1975 года. Все без исключения легендарные личности, которых не только должны знать, но, как выяснилось, многие нуждались в помощи. Вместе с Геннадием Масленниковым — он стоял у истоков создания Фонда, начали думать над созданием организации. Подтолкнул к этому разговор с одним из руководителей трестов, бессребреником, строившим набережные Москвы. Он на просьбу приехать ко мне ответил: «Извини, не могу приехать, у меня ботинок нет, в ремонте». Наверное, это и стало решающим аргументом для создания Фонда. И 24 февраля 1994 года под руководством Владимира Иосифовича Ресина стало официальной датой рождения организации.

Здесь не нужны начальники

— Каковы главные принципы работы вашей организации?

— Все решения принимаются коллегиально. Здесь не нужны начальники, нет различия между бывшим руководителем и рабочим, все сидят за одним столом, говорят на одном языке. Это потрясающее явление. Главным принципом работы было и остается — максимальная степень открытости, абсолютная прозрачность деятельности. Любой ветеран в любое время может получить информацию о Фонде, в том числе и по финансовым вопросам. Даже аудиторы, которые регулярно проверяют нашу работу, сказали, что в Москве существуют только две организации — Благотворительный фонд Чулпан Хаматовой и наш, где никаких замечаний нет.

— Какие виды помощи оказывает сейчас Фонд?

— Мы трудимся в очень активном ритме уже 25 лет. Когда организовались было 62 тысячи ветеранов, 184 организаций-благодателей. Сейчас более 25 тысяч и около 100 организаций. Больно, что несем потери из числа первого поколения ветеранов. Они были в большинстве своем участники Великой Отечественной войны. Тех, кто награждены медалью «За оборону Москвы», осталось в живых лишь 15 человек из 625-ти. Несмотря на сложности экономической ситуации Фонд помог тысячам ветеранам. В 2018 году на путевки израсходовали 1 миллион 400 тысяч рублей. 1688 ветеранов получили подарочные продовольственные сертификаты. Материальная помощь оказана на 5 миллионов 300 тысяч рублей.

Если берусь за дело — обязательно выполню

— Можете обозначить приоритетные задачи на ближайшую перспективу?

— Стоит огромная задача, и я ее точно выполню. Ветераны не виноваты в том, что более 50 организаций ликвидированы из-за объективных или необъективных причин, в итоге — они нигде не учтены. Соберем этих ветеранов, создадим первичные организации, найдем инициативных ребят, которые возглавят эти коллективы, и будем им помогать.

— Но ведь это архисложная задача?

— Очень сложная. Но важная и благородная. Мои сотрудники не поднимают головы, уточняют, формируют списки, приходят с этой мыслью и уходят с ней. Но если я берусь, то делаю.

— Это правило жизни?

— Да. И им я руководствовался всегда. У меня нет такого свойства — хлопотать о наградах и регалиях. Для меня важно — помочь, быть полезным друзьям, коллегам, отраслевикам. Примечателен в этом смысле такой случай. В советском строительстве было два почина: бригадный подряд Николая Злобина и метод бригадира Басова — «работа без травм и аварий», который я активно внедрял, можно сказать, был идеологом. Буквально накануне развала Советского Союза мне звонят из ЦК партии, говорят, что потеряли многие сведения, вот, Басов награжден Орденом и золотой медалью Ленина, а ты чем награжден? Каково их было удивление, что ничем. Ответил, что моя награда в том, что по этому методу успешно работали 18 тысяч бригад в СССР, тысячи бригад в странах соцлагеря, где не было смертельных случаев, аварий, травм.

— Фонд не прекратил работу в кризис. Как пережили трудные времена?

— Не хочу сейчас и вспоминать, как один из высокопоставленных людей отправил нас в банк, дав серьезные рекомендации, в этом же банке счета открыли 24 детсада, 6 детских домов, 18 школ. И этот банк так красиво лопнул. Мы оказались без копейки, нечем было даже платить за аренду. Начали с нуля с помощью В.И. Ресина, В.И. Воронина и Л.Н. Краснянского, все заново. Это был тяжелейший момент.

Не отказывают в помощи руководители строительных организаций. Понимают, что речь идет о помощи людям, которые заложили фундамент работы для них. Вот уже семь лет председателем попечительского совета Фонда является Марат Шакирзянович Хуснуллин, он очень активно поддерживает нас. Со всеми департаментами Стройкомплекса у нас тесная связь.

Молодежь, богатая и бедная

— Есть ли у Фонда ветеранов взаимодействие с молодежью?

— Это очень важный момент нашей работы: общаемся со строительными и архитектурными вузами, принимаем участие в лекционных занятиях, в работе по повышению квалификации. Участвовали в написании книги по истории строительства для студентов, отдали часть тиража в учебные заведения. Недавно выпустили книгу «Вспомним о себе, друзьях и товарищах». Это часть нашей деятельности по патриотическому воспитанию. Тесно взаимодействуем с Советом молодых специалистов Стройкомплекса, приглашаем их на различные мероприятия. В рамках подготовки к празднованию нашего юбилея запланировали цикл круглых столов интересной тематики: по метростроению, развитию улично-дорожной сети и развитию новых территорий. Обязательно позовем молодежь.

— То есть контакт с молодежью есть. А какие они — сегодняшние молодые строители?

— Замечательные молодые кадры! Грамотные, хорошо разбираются в технике, с живым мышлением, они новаторы, по многим позициям на голову выше нас. Но они бедные по практическим навыкам. Когда мы учились, мы уже со второго курса попадали на практику, работали на производстве. И руководитель, видя, что из девчонки или мальчишки выйдет толк, не выпускал из поля зрения вплоть до защиты диплома, чтобы пригласить на работу. Сейчас это большая редкость. В этом они «бедные».

Москва. День сегодняшний

— Вам как строителю и человеку, живущему в Москве, нравится современная столица?

— Я скажу объективно: конечно, не все приветствую, например, различные моменты в архитектуре, когда следуют западным образцам. Мне очень нравится парк «Зарядье», здесь все сделано на высоком уровне. Этот проект необходимо было реализовать именно в центре столицы. Знаю, что планировалась элитная застройка. Рад, что здесь появился парк, очень правильное решение. Вообще, отмечаю разумный подход в современном строительстве в Москве. Я работаю при седьмом мэре, навидался всяких градоначальников. Прямо скажу, и бездарные были. Сергей Семенович меня поразил своим отношением к столице, подходом, пониманием проблем. Уверен, мы еще за многое ему скажем спасибо. Мне нравятся вылетные дорожные сооружения, продуманный проект. Хорошо, что начали сносить пятиэтажки по реновации, решать эту проблему — очень своевременно. Собянин сделал колоссальный прорыв в строительстве метро, и это объективно. Понимаю, что к руководителю всегда неоднозначное отношение. Некоторые недовольны плиткой, хотя лично я считаю, что это правильно с точки зрения экологической безопасности — избавиться от асфальта на тротуарах. Да, есть вопросы к качеству укладки. Но тому есть объективные причины — не хватает квалифицированной рабочей силы. Нет в таком количестве тех рязанских подмастерьев, которые мостили Красную площадь.

Без мужиков работать не будете!

— Наш журнал выйдет в преддверии 8 Марта. Как относитесь к женщинам на стройке?

— Я познакомился с трудом женщин-строителей не по книжке и не понаслышке. Когда пришел управляющим в трест «Мосфундамент №1», дорожные бетонные работы выполняла бригада, полностью состоящая из женщин. Выработка у них была в два раза выше, чем у мужчин. Это тяжелейший, абсолютно не женский труд! Когда я это увидел, сказал: «Милые женщины, не будете работать без мужиков!». Женщинам на стройке тяжело, но они работают честно, благородно, порядочно, с высоким качеством. И чаще — даже лучше, чем мужчины.

— Что бы вы пожелали читательницам, дамам, работающим в строительной отрасли Москвы?

— Прежде всего здоровья, семейного благополучия, успехов!

Копировать ссылку
Автор материала: Наталья Черкасова
Интервью
Копировать ссылку
«Профессию сварщика можно сравнить  с творчеством  художника»
«Профессию сварщика можно сравнить с творчеством художника»
Валерий Онищенко, 33 года, сварщик Завода металлоконструкций (МКЗ) Концерна «КРОСТ», победитель конкурса «Московские мастера».
26 Октября 2018
1268