Назад
6 Марта 2020
376

Реновация: время молодых

Реновация: время молодых

Московская программа реновации пережила период критики, нашла сторонников, вызвала интерес у архитекторов и проектировщиков, выдержала испытание временем, а новоселы уже сумели оценить уровень комфорта в возведенных в рамках программы домах.  Не удивительно, что номинация «Реновация: новая жизнь», впервые представленная на юбилейном пятом конкурсе «Москва глазами молодых градостроителей», сразу вызвала большой интерес среди участников.

О том, что в домах по реновации сады могут зацвести прямо на крыше, об умении архитектора удивлять, об органической архитектуре, о том, что в работе над конкурсным макетом потребовалось глубокое погружение в смежные области — экологию, ботанику и ландшафтный дизайн, о бережном отношении Москвы к историко-архитектурным объектам,  а еще о том, как Кабардино-Балкария помогла в работе над проектом реновации в Москве, мы говорим с победителем конкурса молодых градостроителей в номинации «Реновация: новая жизнь» Камилой Битоковой.

— Камила, как появилась идея стать участником конкурса молодых градостроителей?

 — Это мой первый серьезный конкурс вне колледжа. Идею стать участником предложила преподаватель, которая преподает в нашем колледже основы проектирования строительных конструкций, она и стала руководителем моего проекта. Мы вместе собирали информацию о конкурсе, узнавали, какие номинации заявлены, и сошлись во мнении, что я буду работать над проектом реновации.

Передо мной стояла задача — максимально реалистично показать в макете, как будет выглядеть современный жилой комплекс по реновации. Показать, что это не дизайн-концепция иллюзорного объекта, а вполне реальный проект. Отличительной особенностью моей работы стало широкое использование зеленых массивов. Такая возможность появилась благодаря эксплуатируемой крыше, озеленению кровли.

— Давайте подробнее поговорим о вашем проекте.

— На территории 6 200 квадратных метров располагается сам жилой комплекс и несколько общественных зон (рекреационные площадки, зоны отдыха, сквер). ЖК состоит из двух жилых домов: один дом — «ступенчатый», он включает две секции разной этажности (3-11 этажей) с применением зеленой кровли. Второй дом башенного типа в десять этажей, здесь — пример применения вертикального озеленения, встроенного в объем здания. Комплекс рассчитан на двести жителей, предусмотрена автостоянка. Площадь озеленения территории составляет 1200 квадратных метров, площадь зеленых массивов, обустроенных на зданиях, — 300 «квадратов». Суммарная площадь зеленых массивов — 1500 квадратных метров.

—  Нестандартный подход, когда зеленые зоны расположены буквально над головой, для чего это решение? В связи с этим потребовал ли особой проработки вопрос безопасности?

— В этом и состояла моя главная цель — предложить новое решение. Благодаря разной этажности на каждом этаже есть выход в зону рекреации. Более того, любой из жителей может почувствовать себя ландшафтным дизайнером — предложить свои варианты озеленения и даже создать своими руками зеленую зону. В этом и была задумка — вовлечь жителей в процесс общего и полезного времяпровождения, это элемент совместного творчества. Но если нет времени или желания этим заниматься, предлагаются типовые проекты озеленения, готовые композиции из растений. Такие зоны не только улучшают внешний вид зданий, они еще служат дополнительным шумоизолятором, улучшают качество жизни в этом доме.

Что касается безопасности, то я внимательно изучала конструктивные решения, искала информацию в открытом доступе про зеленые кровли и эксплуатируемые крыши. Помог не только зарубежный опыт, такие примеры есть и в Москве, несколько столичных архитектурных бюро занимаются озеленением. В моем проекте кровля отличается от стандартной тем, что на ней предусматривается дополнительный дренажный слой, слой для изоляции. На самом деле это уже запатентованные разработки и технологии, которые широко применяются на практике.

—  Однако в типовом жилье такое не применялось, это редкость. Почему же вы пошли именно в эту сторону?

— С этого курса начался новый предмет — экологические основы природопользования. Это заставило задуматься об использовании природных ресурсов, о роли зеленых массивов в городе. Для мегаполиса, где плотная застройка, это очень важно. Парки и скверы требуют выделения отдельной территории, ее сложно найти, а в некоторых районах ее просто негде взять. В наше время озеленение — это не просто элемент украшения, приятное, привлекательное место, на него возложена роль природного фильтра. Это и функция оздоровления. Кроме того, использование зеленых территорий в зданиях улучшает технико-экономические показатели, дает дополнительное утепление.

—  Сложный подход и в итоге — сам проект сложный. Но ведь можно было выбрать гораздо более простой путь, почему такое нестандартное решение?

—  Прежде всего потому, что я и сама так не привыкла, и нас этому не учат в колледже. Наоборот, чем больше возможностей узнать что-то новое, тем лучше, это самый верный путь обучения. К тому же это интересно! Во время работы над проектом мне приходилось изучать и смежные области: экология, ландшафтный дизайн, ботаника.  Смотрела зарубежный опыт и вдохновлялась: значит, можно адаптировать под наш климат, под наше строительство.

—  Кто автор вашего макета?

—  Макет я делала самостоятельно, но меня консультировал мой преподаватель. Кроме того, в колледже есть дисциплина макетирование. Первыми опытами, конечно, были примитивные композиции из бумаги, мы изготавливали несложные геометрические формы, на 3-4 курсе мы уже делаем макеты малоэтажного жилого здания, дома средней этажности. Так что некоторый опыт был.

— Сколько времени заняло изготовление конкурсного макета?

—  У меня параллельно шла работа над проектом и макетом. Узнала о конкурсе за несколько месяцев. В первоначальном проекте я планировала делать полноценное озеленение территории на земле, детскую площадку и зону рекреации, но не совсем хватило времени. Тем не менее, во время презентации проекта мне удалось раскрыть все идеи, которые хотела представить.

IMG_4453.jpg

—  А тема реновации до работы над конкурсным проектом звучала в вашей жизни?

— Конечно, я знакома с этой темой, программа реновации утверждена мэром Москвы и успешно реализуется в городе. Зачастую на занятиях, на лекциях, когда обсуждаем конструкции, новые архитектурно-планировочные решения, затрагиваем и реновацию, ведем дискуссии с одногруппниками, преподавателями.  Мы вообще много обсуждаем разных тем, причем не только в рамках учебной программы, но и в целом, что происходит в архитектуре. Это всегда живой диалог — кто-то «за», кто-то «против».

—  Если бы после окончания колледжа вас позвали работать исключительно над проектами по реновации, не испугало бы такое предложение?

—  Я вообще за любую возможность получить опыт, и пока окончательно не определилась, какая архитектурная среда мне ближе. Мне интересно попробовать себя в любом направление. Если бы предложили поработать над проектами типовой застройки, в рамках программы реновации, то с удовольствием взялась бы.

—  Можно ли в рамках типовой застройки делать интересные проекты, которые комфортны, удобны и интересны жителям?

— Я уверена, что да. Важно не бояться и искать свежие идеи, предлагать новые решения. Да, будут трудности. Опять же возвращаясь к реновации, программа уже реализуется, есть опыт, поэтому есть возможность узнать о плюсах и минусах, а значит, последних можно уже избежать, доработать недостатки, которые сами жители и обозначают. Готова погрузиться в эту тему. Еще раз повторюсь: я за любой опыт, начиная от визуализатора, макетчика, в том числе и в рамках реновации.

—  А сами бы хотели жить в таком доме?

— Почему бы и нет. Кроме того, это возможность попробовать на себе, узнать все плюсы и минусы, может взять на заметку, что еще можно улучшить, то есть на своем опыте изучить все нюансы.

—  Близким, друзьям показывали свой макет, их мнением интересовались?

—  Всем, кому я показала свою конкурсную работу, понравилось. Правда, что касается близких, это была скорее чисто внешняя оценка, им трудно быть объективными, поскольку они не погружены глубоко в эту сферу.

— Работы соперников успели оценить? Какое мнение у вас сложилось?

—  Я смотрела все работы, которые были заявлены на конкурсе. Они выставлялись на «ВТБ Арена» — стадион «Динамо», и я даже несколько раз приезжала туда, чтобы познакомиться с идеями. У всех разное видение, а это всегда интересно и полезно — посмотреть на другой опыт. Мне много работ понравилось.

—  А не было такой мысли, что моя­ работа лучше?

—  Мне всегда сложно оценивать себя со стороны. Даже когда работа уже выполнена, и думаешь, что да, справилась, а потом начинают одолевать сомнения.

—  То есть включается внутренний критик?

—  Да. Я вообще стараюсь быть максимально критичной к себе. Мне кажется, это полезно, это помогает правильно воспринимать критику со стороны. Тем более что на конструктивную критику нас в колледже научили адекватно реагировать: это возможность для исправления недочетов, доработать то, что просмотрел, это толчок для развития и самосовершенствования.

— Теперь вы уже конкурсант со стажем, как вы считаете, что нужно, чтобы стать победителем? Сложился личный рецепт победы?

—  Наверное, если проанализировать, кто был победителем прошлых лет, можно какие-то тенденции обозначить. Лично мое мнение: добиться успехов и признания помогает глубокое погружение в тему, изучение опыта, в том числе и зарубежного, нужно впитывать чужой опыт, но в чистом виде брать его не следует. То есть не нужно слепо его копировать, а попытаться адаптировать под наши требования и реалии. Мне всегда интересны разные точки зрения, и мне трудно следовать одному примеру. Да, это не всегда простой путь, но интересный и, мне кажется, наиболее продуктивный.

IMG_20191123_100730.jpg

—  Воспоминания о малой родине, о прекрасной Кабардино-Балкарии, мешали или помогали в работе над проектом?

—  Может, этот зеленый проект и родился отчасти как воспоминания о малой родине, где много зелени, возможно, это «сработало» на подсознательном уровне. Хотя я понимаю, что каким бы развитым, функциональным и зеленым комплекс ни был, все равно нетронутая природа не может в полной мере быть передана в городской среде. Возможно, еще один отсыл к родине, к Кабардино-Балкарии — тема моей будущей выпускной квалификационной работы. Кстати, при выборе темы нам не ставили жестких рамок, поэтому мы можем реализовать свою мечту. Единственное требование — это должно быть общественное здание. Все остальное, даже территорию, где оно может быть построено, мы выбираем сами. Я посчитала это хорошей возможностью воплотить свои мысли и мечты: взяла в качестве выпускной квалификационной работы проект небольшой гостиницы на 200-250 мест в курортном городе. Умышленно выбрала не прибережный район, а наоборот — предгорную территорию, поскольку мне нравится архитектура, органично интегрированная в природу.

—  Камила, у вас есть любимые места и уголки в Москве?

—  Сейчас я более спокойно отношусь к высокому ритму жизни, большим территориям и пространствам. Мне очень нравится Измайловский парк, где у нас проходили занятия на пленэре, учебная практика по рисунку и живописи. Мы зарисовывали памятники архитектуры. Интересно наблюдать, как памятники архитектуры, как сама история уживается с современностью. Когда видишь, что, например, вот эта башня постояла 500 лет, это впечатляет и мотивирует, чтобы изучать историю. Еще один пример, как современность уживается с островками старины, — телецентр, с которым соседствует музей-усадьба «Останкино». Нравится ВДНХ, мне близка идея объединения бывших союзных республик, красивые павильоны с интересной архитектурой, очень впечатляющие здания и сооружения.

—  А вы считаете, это правильный подход, когда история и современность соседствуют?

—  Не знаю, насколько это правильно, но мне очень нравится. В Москве много таких мест, где прослеживается это конт­раст, где старина уживается со сверхсовременным. Меня это не шокирует, я вообще очень люблю контрасты. Рада, что город бережно и с уважением относится к истории и всеми силами пытается сохранить памятники истории и архитектуры. Это заслуживает уважения к правительству Москвы и всем ее жителям.

—  Если бы вам предоставилась возможность поработать с кем-то из именитых архитекторов, кто бы это был?

—  Меня впечатлил Фрэнк Ллойд Райт, сама идея органической архитектуры, когда здания и сооружения максимально вписываются в окружающую среду, ландшафт, природу, мне это очень интересно. Когда человек идет не против природы, не покоряет, не пытается своими конструкциями насильственно внедриться. А наоборот — ищет общий язык, применяет современные строительные технологии для того, чтобы максимально безболезненно интегрироваться в эту среду, это интересно.

—  Есть ли какой-то стандартный набор качеств, которыми должен обладать архитектор?

—  Думаю, какие-то определенные качества все же должны быть присущи человеку, который выбирает эту профессию. Во-первых, это внимание к деталям, это очень важно. Потому что любой архитектурный проект должен быть проработан со всех сторон, вплоть до интерьера объекта. С другой стороны, еще одно качество — это ответственность, нужно уметь брать на себя ответственность за свою работу, за работу своей команды. Еще близка идея, что чем больше архитектор берет на себя риски, тем больше вероятность его личного успеха. Надо уметь рисковать. Если хочешь чего-то добиться, то идти по проторенной дороге — не совсем верный путь.

— Как считаете, должен ли архитектор удивлять?

— Да, архитектор должен удивлять, в том числе своим нестандартным взглядом, как например, Заха Хадид. Отличным архитектором был Александр Кузьмин – главный архитектор Москвы, он, к сожалению, недавно умер. На том же архитектурном конкурсе, чтобы произвести впечатление, надо было удивить. Но нельзя заиграться в этом желании — удивлять. Должна быть разумная грань. Я вижу профессию архитектора именно как симбиоз творчества и глубокой проработки проекта: порыв творческой мысли, идей и фантазии должны уложиться в четкую, конструктивно проработанную схему. Ведь в итоге — любой проект задумывается для людей, и он должен быть не только красивым и необычным, но и комфортным, а что важнее всего — безопасным.

—  Много было бессонных ночей в работе над проектом, не жалко времени?

—  Были бессонные ночи, они случаются и в процессе учебы. Но потраченного времени не жалко, ведь это процесс приобретения новых знаний, нового опыта и еще одна ступень вверх!   
Копировать ссылку
Автор материала: Наталья Черкасова
Интервью
Реновация
Копировать ссылку