Родион Газманов: Москва — это исполин, которого я чувствую

Жаннат Идрисова
25 Октября 2018
80
Родион Газманов: Москва — это исполин, которого я чувствую

Имя Родиона Газманова сегодня все меньше ассоциируется с трогательным мальчиком, исполняющим «Люси» и «Ямайку», — у популярного певца, композитора и телеведущего зрелый этап музыкальной карьеры, когда уже новые хиты собирают поклонников в залы и ночные клубы.

На прогулке по парку «Зарядье» мы побеседовали о творчестве, Москве и — внимание, интрига! — о строительном бизнесе.

«Зонт без нужды не беру»

Наш разговор начался с блиц-игры «Или – или», в которой человек из двух вариантов выбирает тот, что ему больше по душе. Выяснилось, что наш гость предпочитает кофе чаю, ром — текиле (нюанс — к рому должна прилагаться сигара). Из пары певиц «Мадонна – Ким Уайлд» Родиону ближе урожденная Луиза Чикконе, а из двух культовых музыкальных групп «Роллинг Стоунз» и «Битлз» — ливерпульская четверка.

По правилам, ответы должны быть короткими, однако на вопросе «Строить дома или сажать деревья?» Родион заулыбался и сказал:

— Я отвечу развернуто, если возможно… Шесть лет моей жизни были заняты именно стройкой, я работал в нескольких девелоперских компаниях. Построил несколько домов, в том числе свой. Но и деревья я сажал. Мой отец (певец и композитор Олег Газманов — Ред.) организовал акцию «Посади дерево Победы», когда в канун 9 мая в Серебряном Бору молодежь вместе с ветеранами сажают деревья. И это очень здорово, в этом жизнь, ее продолжение. Поэтому сложно выбрать.

А если выбирать из городов Калининград и Москва?

— Все-таки Москва, потому что я живу здесь уже 31 год. Этот город стал для меня родным. Конечно, от этого я не перестаю любить Калининград, где я родился и где всегда получаю заряд энергии, сил и здоровья. В этом году побывал там в свой день рождения — сделал сюрприз маме. Отдохнул, погулял у моря. И это помогло выдержать плотный гастрольный тур в Крыму: 15 концертов за 17 дней. Раньше в таких случаях заболевал, потому что часто после выступления садишься сразу в машину с работающим кондиционером. А в этот раз ни насморка, ни кашля — видимо, просолился (улыбается). Поэтому в Калининграде надо бывать.

А что для вас Москва? Вопрос общий, предполагающий, что говорить нужно первое, что пришло в голову.

— Исполин, огромное существо. Стопроцентно живой организм, который живет по своим законам, в котором происходят свои движения. И, если все это понимать, то ты здесь будешь как рыба в воде. Я, например, очень редко стою в пробках. Знаю, когда нужно спуститься в метро, когда лучше взять такси или спокойно ехать на своей машине. Я чувствую людей, улавливаю настроение города. Может показаться смешным, но я никогда зря не беру из дома зонт.

То есть связь с мегаполисом на столь высоком уровне?

— У меня такое ощущение, что я дышу этим городом, и, как бы это ни самонадеянно звучало, он дышит в том числе и мной.

«Захотелось сделать что-то осязаемое»

А что вы сказали бы тем, кто заявил бы: «Конечно, «Москва слезам не верит» для него не актуально, он приехал сюда уже будучи популярным певцом и с крутым папой»?

— Ну, во-первых, популярным я стал уже здесь. Во-вторых, каждому человеку выдается определенное количество проблем, которое ему приходится решать самому. Например, мне родители в 18 лет сказали, что время карманных денег от них закончилось, так что вперед. Мое первое место работы — ночной клуб, я работал барменом. Конечно, это было интересно. Человек за барной стойкой — это психолог и, в какой-то степени, царь и бог. Каждый, кто смотрел фильм «Коктейль» с Томом Крузом, меня поймет.

Родион, я знаю, многих ваших поклонников удивило, что сразу после школы вы пошли учиться на финансиста…

— Я тогда не испытывал большого желания связать свою жизнь с популярной музыкой. И даже не знал, кем хочу быть, куда пойти учиться. Папины друзья порекомендовали финансовую академию. Мы устроили семейный совет, заседали папа, мама и я. Демократическим путем — два голоса против одного — была выбрана финакадемия. Думаю, расклад голосов не надо объяснять (смеется). Я вышел оттуда с красным дипломом и поступил работать финансовым аналитиком в «Детский мир», где спустя какое-то время понял, что мне хочется заниматься чем-то осязаемым, ощущать результаты своего труда.

И?..

— И я пошел в строительную компанию «Система-Галс», которая сейчас называется «Галс-Девелопмент». Начал с должности помощника руководителя проектов, потом сам стал вести проекты. Мне это было очень интересно, у меня были потрясающие учителя. Я узнал много нового о девелопменте, а еще больше — об умении выживать в большой корпорации. Спустя три года перешел в не менее известную компанию «Баркли», возглавляемую Леонидом Казинцом. Хочу сказать, что Леонид — это руководитель, которым я больше всего восхищаюсь. Он настоящий лидер — мудрый, предусмотрительный, сумевший сохранить компанию в сложные экономические годы.

Каков был ваш фронт работ в «Баркли»?

— Я работал в департаменте развития и занимался тем, что мне очень нравилось: находил новые площадки, проводил исследования рынка, придумывал, что там можно сделать, и защищал концепцию на инвесткомитете. Фантазия практически не ограничивалась, была стеснена только тем, что тебе потом говорил инженерный департамент. Например: «Стоп, 360 этажей — это все-таки перебор». Ну, я утрирую, конечно. И вот этот момент, когда ты собираешь мнения разных специалистов: маркетологов, архитекторов, сотрудников департамента согласования, юристов... И из этого формируешь решение — что здесь может получиться на самом деле. Этот процесс меня очень увлекал.

Википедия рассказывает, что позже вы короткое время поработали в «Миракс Групп» у Сергея Полонского, а после четыре года занимались сельским хозяйством — участвовали в продвижении препаратов, увеличивающих урожайность. И все это тоже было вам интересно?

— Безусловно. Я ни об одной своей работе не могу сказать, что она мне не нравилась. У Полонского было чему поучиться. Он настоящий лидер развития, у него здорово получалось заразить людей идеей, увлечь за собой. Что касается агрохимии, то препараты действительно были полезны, действенны, мы многим помогали.

«Гравитация» стала прорывом

Что случилось потом, почему вы ушли из наверняка доходной отрасли?

— Не потому, что не получалось. Все было хорошо, в самом деле, доходно — я себе дом построил. Просто пришло осознание, что этим заниматься не могу из-за своего внутреннего состояния. Понял, что это не мое. Написал заявление, продал свою долю в компании, сжег все мосты и ушел.

Как отреагировали близкие?

— Отец, узнав, что я решил заниматься музыкой, сказал, что я идиот. Он высказывает свое мнение без особой дипломатии, за что ему большое спасибо. Однако в итоге моя песня «Гравитация» в 2013 году попала в ротацию «Русского радио». А потом ее подхватили и другие станции.

Секрет успеха? Все сами?

— Да, обивал пороги, общался, показывал свои песни. Не обижался, когда программный директор какой-нибудь станции говорил, что это не их формат. Я спрашивал: «Ок, можно я потом другое покажу?» «Да, конечно», — говорили люди, надеясь, что больше меня никогда не увидят. Я приходил снова — с более форматными вещами. Так и получилось. «Гравитация», «Парами»… И пошло-поехало.

Что папа?

— Папа сказал: «Молодец!»

Как рождается хит

Знаковая «Гравитация» — как она появилась?

— Сначала родилось ощущение домашнего новогоднего уюта, когда стоит живая елка, вокруг нее вата разложена, мандарины... И смотришь на елку, на старые советские игрушки, а потом взгляд поднимается все выше, выше и выше… туда, где пролетает первый искусственный спутник Земли. Понимаете атмосферу, да? Контраст холодной торжественности космоса и тепла человеческого сердца, чувствующего, что скоро будет Новый год, вызвал это состояние, которое я постарался передать в песне. В песне должно быть именно состояние, которое ты хочешь донести до слушателя. Это самое главное.

Вы участвовали в музыкальных проектах Первого канала, а сейчас являетесь одним из ведущих утреннего шоу «Сегодня. День начинается». Несмотря на распространенное сегодня мнение, что ТВ — это мода прошлого века…

— Возможно, но я никогда не стремился быть модным. Это видно и по моим песням, в которых есть некий ретро-флер. А для любого артиста появление на Первом канале — несомненный плюс, это рост популярности, это люди, которые покупают твои альбомы и приходят на концерты. Музыкант, который говорит: «Я не гонюсь за популярностью», либо не понимает специфики своей работы, либо лукавит. Я предпочитаю быть честным. Кроме того, участие в проекте «Точь-в-точь» сделало меня на 65-70 процентов тем артистом, какой я сегодня, — с драйвом и ощущением обладания сценой и залом. Раньше такого не было.

Программа «День начинается» мне интересна, потому что мы постоянно ищем, как ее улучшить. В первую очередь этим занят редакторский состав, но и мы, ведущие, тоже в этом участвуем: предлагаем идеи, часть которых принимается. У нас позитивное и продуктивное взаимодействие. Я очень рад, что у нас сложилась такая команда.

Мы прошлись по «Зарядью» — одному из символов обновленной Москвы. Что скажете о нем и вообще о столице последних лет, она вам нравится?

— Вы знаете, мне нравится то, что происходит в Москве, вот это преображение города в некоторых ключевых точках, в том числе в Зарядье. Это лучше, чем здесь разместили бы какой-нибудь большой офисный центр. Я видел несколько проектов редевелопмента этого района. Да, были вещи совсем дух захватывающие. Но все-таки рядом Кремль, и делать что-то огромное, принижающее самый центр страны, было бы, на мой взгляд, неправильно. Я вижу, что люди здесь гуляют, им нравится. И это, наверное, лучший показатель популярности этого места.

Копировать ссылку
Автор материала: Жаннат Идрисова
Интервью
Копировать ссылку
Читайте также
«Профессию сварщика можно сравнить  с творчеством  художника»
«Профессию сварщика можно сравнить с творчеством художника»
Валерий Онищенко, 33 года, сварщик Завода металлоконструкций (МКЗ) Концерна «КРОСТ», победитель конкурса «Московские мастера».
26 Октября 2018
92