Роман Будников: «Первая любовь в Москве — ВДНХ»

Жаннат Идрисова
29 Декабря 2018
1128
Роман Будников: «Первая любовь в Москве — ВДНХ»

Наша прогулка с ведущим программы «Доброе утро» на Первом канале Романом Будниковым состоялась сразу после его эфира.

Мы прошлись по Большой Сухаревской площади, побеседовали о работе, о Москве, о творчестве (Роман — профессиональный музыкант, гитарист). А начался разговор — ничего удивительного! — с темы строительства.

Дача была не роскошью, а необходимостью

— Роман, в интернете можно найти историю о том, как, будучи совсем юным, вы своими руками построили дачу в родном Энгельсе в Саратовской области. Это, честно говоря, впечатляет. Помните ту стройку? Какие были ощущения?

— Да ужас у меня был тогда! (смеется) Я был почти мальчишкой, студентом, музыкантом. И этот строительный процесс называл просто каторгой. Кайфа точно не было, но надо было это сделать, я тогда в семье был единственным мужчиной. Немного помогал дядя, с ним мы занимались крышей. Поскольку у нас обоих это был первый опыт, сделали неправильно, не установив фронтонов. И нашу двускатную крышу снесло ветром. Перекрывали, что поделать. Домик в итоге получился симпатичный — блочный, двухэтажный, общей площадью 60 квадратных метров. Он был в 15 километрах от Энгельса.

— Дача была для вас элементом роскоши?

— Скорее, средством выживания. Времена были непростые, 90-е годы. Мы жили небогато — как почти вся пост­советская провинция. А дача давала овощи: картофель, а еще помидоры, огурцы, из которых делали соленья. Всем этим мы заполняли погреб. Конечно, мы на этой даче не только работали, но и отдыхали. Я даже когда переехал в Москву, приезжал туда просто в гости. С большим удовольствием.

Гитара должна играть

— О студенчестве: ваша учеба была связана с телевидением?

— Нет, я закончил Саратовское училище культуры, специальность — «Организатор массовых мероприятий и преподаватель игры на гитаре». Вообще, собирался идти в музыкальное училище, но за две недели до экзаменов передумал. Влюбился в девочку, которая поступала в училище культуры, и пошел за ней.

— Романтично!

— Да, объяснить логически это невозможно, потому что можно было спокойно любить друг друга и учиться в разных учебных заведениях. Мы, конечно, вскоре расстались, потому что были молодые и глупые. Но это была красивая история.

— Но о том, что поступили не туда, куда собирались, не пожалели?

— Нет, нисколько. После училища примерно год преподавал в Саратове в музыкальной школе, а потом понял, что частные уроки прибыльнее. Уволился и открыл свои курсы игры на гитаре. И на этом заработал на свой первый дорогой инструмент.

— Расскажите об этом!

— Я не только преподавал, но и сам играл в группе, мы исполняли рок. Мне нужна была хорошая, дорогая гитара. Решил заказать ее в Москве, стоила она тогда здесь около тысячи долларов. Занял денег на год под проценты у местных бизнесменов, которые, учитывая, что на дворе стоял 1993 год, скорее всего, были бандитами. То есть я попал в ситуацию «не заработаешь — неизвестно, чем дело закончится». И мозг сразу зашевелился на тему «зарабатывать»! Как говорится, если хочешь сдвинуться с мертвой точки, поставь себя в безвыходную ситуацию (улыбается). Гитару купил, играл на ней, потом дважды продал: первый раз — другу с условием выкупа, второй раз — окончательно.

— Не жалеете?

— Нет. Я влюблен в инструмент, который у меня есть сейчас, шикарный Fender голубого цвета. И, кстати, из-за него я распродал почти всю гитарную коллекцию, а в ней было около 12 инструментов. Заброшенные гитары начали ржаветь из-за «безделья», а это неправильно. Они должны играть. Что-то продал, что-то подарил. Теперь у меня четыре гитары. Одна постоянная концертная, другая — акустическая и две маленьких походных, одну из которых я беру с собой в поездки.

— Роман, я вижу, что с музыкой у вас — настоящий роман (тут даже допущу лексический повтор). А как он начался?

— В детстве, в подростковом возрасте. Я был очкариком, настоящим «ботаником». Однажды увидел, как мальчишки во дворе поют под гитару, а девчонки их завороженно слушают. И тогда я понял, каков он, простейший путь к дворовой славе. Дома за шкафом нашел гитару отчима и начал потихоньку что-то подбирать, наигрывать. И это меня дико увлекло. Плюс, слушал записи известных музыкантов, кумирами моими были Гэри Мур, Стив Рей Вон, Марк Нопфлер. В основном, как видите, западные блюзовые джазовые гитаристы. Я поступил в музыкалку и закончил ее экстерном за два года, в 15 лет.

«Рома, выручай!»

— Предположу, что и в столицу вас привела музыкальная стезя…

— Да, нашей рок-группе стало тесновато в Саратове. Мы захотели добиться настоящего успеха, для этого в 1998 году перебрались в Москву. А здесь первое время пришлось зарабатывать на жизнь. Выступали на банкетах и мероприятиях, исполняли песни, под которые людям хотелось бы танцевать. И на одном корпоративном мероприятии меня практически вытолкнули на сцену в качестве ведущего.

— Против воли?!

— Не совсем (улыбается). Мы были заявленным коллективом, музыкантами. Прибыли в смокингах, бабочках. Приготовились. А дорогостоящий конферансье не приехал. Организаторы чуть не поседели: где в Москве в пятницу найти ведущего за час до начала мероприятия? И мои ребята сказали: «Роман, выручай людей, предложи им себя, хотя бы на подстраховку». Так и сделал. Было дико страшно, меня колотило, я был весь мокрый как мышь, но справился. Это был мой первый опыт ведения корпоративов. Помогло то, что к этому моменту я успел много раз увидеть, как работают ведущие. С тех пор меня стали приглашать и в этом амплуа тоже.

— Чувствую, что мы медленно, но верно подбираемся к теме телевидения…

— С ним тоже сложилось как-то случайно. Меня позвали в качестве гостя в одну юмористическую программу на канале «Столица», мы там от души повеселились. Я подружился со съемочным коллективом, и у нас родилась идея сделать мою рубрику в одной из программ. А потом поступило предложение стать на этом же канале ведущим ночного молодежного шоу. И как-то все закрутилось: «Столица», потом ВКТ, РЕН ТВ. И потом уже Первый канал — «Фазенда», «Доброе утро».

— Получается, что телевидение вас само выбрало?

— Да я практически ничего не делал для своего продвижения в телевизор. Потому что именно в качестве ведущего первой серьезной программы на РЕН ТВ меня тоже нашли — через интернет. Продюсеры искали ведущего, увидели мой сайт, пригласили на кастинг, утвердили. А когда я снимался на РЕН ТВ, меня приметил директор «Фазенды». Как он потом рассказывал, он попал как-то на мою программу, поставил себе галочку «Надо иметь в виду». И когда у них возникла необходимость поменять ведущего, меня включили в число претендентов. Кастинг был солидный, около 30 человек, наверное, пробовались. В итоге утвердили меня.

Вот только на «Доброе утро» я сам напросился. В ленте Фейсбука увидел чье-то сообщение: мол, программа объявила кастинг, кому интересно, присылайте материал. Я, естественно, сразу же отправил все необходимое. Отбор длился месяцев шесть, в течение этого периода я выходил в эфир то с одной, то с другой ведущей. И где-то через полгода после первого знакомства меня взяли в штат.

Антидачная «прививка»

— Поговорим об этих двух проектах на Первом. В «Фазенде», которая показывала, как можно обустроить дачные домики, вспоминали свой первый строительный опыт?

— Да, бывало. «Фазенда»-то как раз и привлекла строительством, и увлекла им по-настоящему, потому что погрузила в это. Там был напряженный график, 15-20 съемочных дней в месяц. Одновременно снималось несколько проектов, обычно параллельно шло порядка четырех. То есть я практически через день выезжал на участки: сегодня один, завтра другой. Так я объездил все Подмосковье вдоль и поперек, измерял его дачами: одна, другая, третья… Поэтому свою дачу я теперь куплю не скоро, пока мне их хватило за глаза (смеется). Кстати, сейчас вот вспомнил программу и подумал, что она была классная, с очень звучным, подходящим ей названием, которое нравилось людям.

— О «Добром утре». Каким должен быть ведущий этой программы? Понятно, что добрым, а еще?

— Стрессоустойчивым, способным выдерживать специфический график, когда встаешь очень рано или совсем мало спишь. Обаятельным, способным импровизировать, быстро реагировать на какие-то нестыковки, сбои. И, когда все складывается, ты получаешь кайф от того, что просто едешь на любимую работу, проводишь на ней время, и эти часы пролетают как один миг. У нас фантастическая атмосфера и на выездной студии, и в «Останкино». Коллеги — операторы, продюсеры и все-все-все — хорошие добрые люди. Постоянный юмор, шутки, розыгрыши — живем очень весело.

— Я часто отмечаю, что вы с парт­нершами по «Доброму утру» всегда гармоничны в плане костюма. Сами выбираете вещи для эфира или стилисты помогают?

— Да, сам выбираю, покупаю, миксую между собой. Иногда чувствую, что не хватает опыта сочетать какие-то вещи по цветам и фактуре. Я ведь раньше спокойно относился к одежде: у меня были пара джинсов и примерно столько же футболок, ну, еще несколько вещей. Сейчас учусь. Я не скажу, что гоняюсь за классными пиджаками, но мне нравится процесс. Это тоже творчество. У меня часть одежды хранится в Останкино, часть — дома. Ее много, одних пиджаков штук 50, наверное, потому что часть покупается, часть предоставляется партнерами. С коллегами договариваемся накануне: соведущая присылает фото, в чем она будет, а я подбираю костюм под нее. Это обязательная процедура, а то вдруг она приедет в розовом, а я буду в красном. И что тогда будем делать? И это тоже творчество.

Должна быть песня про Новый год

— Бурная телевизионная деятельность не вытеснила музыкальную составляющую вашей жизни?

— Нет, у нас по-прежнему группа, в ней, помимо меня, четыре человека: барабанщик, басист, клавишник, гитарист. Играем уже, скорее, поп-рок. Легкие гитарные песни о любви — основа нашего репертуара.

— Вы пишете их сами?

— Да, большую часть.

— Что служит источником вдохновения? Как рождается стих или мелодия?

— Всегда по-разному. Иногда приходит какая-то строка, шляг-фраза, которая сделает песню запоминающейся. Такие фразы иногда приходят сами случайно, а иногда их выдумываешь. Появляется пара строчек, и ты начинаешь накручивать их на музыку. Берешь гитару, подбираешь аккорды. И мелодия развивается, а под нее слова находятся. Всегда по-разному. Например, новогоднюю песню за 15 минут написал. За окном стоял декабрь, я был дома, бродил по комнатам. Никакого вдохновения, дочь Саша, которая тогда заехала в гости, что-то наигрывала на фортепьяно. И тут я сказал себе: «Роман, у тебя должна быть новогодняя песня».

— Прямо так и сказали?

— Да. Как заявил кто-то из наших великих русских исполнителей, у каждого артиста должна быть обязательно песня про свадьбу, про нефть и про Новый год. Значит, я решил, начал ходить и думать, думать и ходить. Придумал фразу, которая стала основой песни: «С Новым годом, люди!» Весь припев из этой фразы состоит (смеется). А потом уже набросалось три куплета. На самом деле недолго сочиняется, если попал в струю. А иногда можно сидеть и мучиться часами — ничего не получается.

«Мне комфортно в этом ритме»

— Очень простой вопрос: любите Москву?

— Да, очень люблю этот город. Я прижился, мне комфортно в его ритме. Прикипел к нему с ВДНХ, потому что первую квартиру с семьей снимал недалеко, в районе Ботанического сада. И первая работа была на ВДНХ. Поэтому там я и часто гулял, и катался на роликах, и работал. Выставку знаю вдоль и поперек, и она мне практически как родная.

— Вы приехали сюда 20 лет назад. Та Москва и нынешняя — большая ли между ними разница, на ваш взгляд?

— Огромная. Тогда город, особенно в людных местах, том же ВДНХ, был большим ларьком. Гигантский коммерческий киоск, не проехать, не пройти. Все торгуют китайским ширпотребом. Сейчас совершенно другая история, фантастическая просто. Я пару лет назад увлекся моноколесом, очень спортивной скоростной штукой. Так мне понравилось, что катаюсь везде, особенно часто и охотно — в центре Москвы. И на велосипеде люблю ездить, и это возможно в современной столице. Широкие улицы, аллеи, огромные площади. Все поддерживается в хорошем состоянии — пусть так будет подольше.

— Роман, скоро новогодние праздники, самые любимые в нашей стране. Что пожелаете нашим читателям?

— Во-первых, здоровья — как основу счастливой жизни. Если оно крепкое, то все дела решаются намного легче. Но за ним, конечно, нужно следить. Во-вторых, как человек, имеющий некоторые знания и опыт, пожелаю: если затеяли строительство или ремонт, то не экономьте на услугах дизайнера. Это обеспечит вам не только уют и спокойствие, но и, как это странно ни звучит, сбережение ваших денег.

Копировать ссылку
Автор материала: Жаннат Идрисова
Интервью
Копировать ссылку
«Профессию сварщика можно сравнить  с творчеством  художника»
«Профессию сварщика можно сравнить с творчеством художника»
Валерий Онищенко, 33 года, сварщик Завода металлоконструкций (МКЗ) Концерна «КРОСТ», победитель конкурса «Московские мастера».
26 Октября 2018
3393