Назад
964

Светлана Балашова: «Работа эксперта нужна, чтобы стройка состоялась»

Светлана Балашова: «Работа эксперта нужна, чтобы стройка состоялась»

В трудовой биографии нашей героини место нашлось туманам и запаху тайги, экспедициям, полевой и научной работе, работе на руководящих постах в различных учреждениях.

С заместителем начальника Главгосэкспертизы России Светланой Балашовой мы говорим о том, зачем нужна работа эксперта, о знаковых в ее биографии проектах, особенностях работы с объектами культурного наследия и о том, трудно ли женщине быть руководителем.

— Светлана Петровна, вы своим примером развенчали миф, что есть сугубо мужские и сугубо женские профессии. И все же, как насчет расхожего утверждения, что строительство и экспертиза в строительстве — не женское дело?

— У меня богатая трудовая биография. Действительно, все началось с геологии, более того я потомственный геолог: и мама, и бабушка, и дедушка — геологи. Могу подтвердить, что немало женщин работает в этой сфере, более того — в подземной геологии, в шахтах. В моем детстве это воспринималось как норма. Поэтому у меня нет разделения на сугубо мужские или женские профессии: кроме большой физической нагрузки, с которой женщине не справиться, других ограничений не вижу. Я встречала массу женщин — отличных исполнителей и организаторов, которые дают качественный результат. Если у тебя есть желание работать, и ты можешь совмещать работу и семью, не вижу противопоказаний. В Главгосэкспертизе много дам на разных должностях, и сказать, что есть женская экспертиза или мужская, я не могу. Женщины всегда могут найти свое место в любой отрасли.

— Вы курируете вопросы экологической экспертизы, а также объекты гражданского назначения. Каковы особенности работы экспертов по этим направлениям?

— Если быть точным, в моем ведении находятся три управления: Управление объектов гражданского назначения, Управление экологической экспертизы и Управление инженерного обеспечения. Поскольку сама я выросла с должности начальника отдела, а затем начальника Управления экологической экспертизы, хорошо знаю особенности работы по этому направлению. Могу сказать, что вопросы, связанные с охраной окружающей среды и санитарно-эпидемиологическим благополучием населения, которые также рассматриваются экспертами при оценке соответствия проектной документации требованиям нормативно-правовых актов, очень волнуют наше население. И недостаточно обоснованные решения по этим направлениям не только могут причинить вред окружающей среде и здоровью людей, но сплошь и рядом имеют серьезный социальный резонанс. Мы не можем не учитывать этот аспект, что не всегда находит понимание у наших заявителей, поскольку мероприятия, направленные на охрану окружающей среды и здоровье населения весьма зат­ратны, и требуют согласования в других государственных ведомствах. Это, в свою очередь, увеличивает время реализации проекта. На мой взгляд, здесь необходимо найти золотую середину — стройка не должна все сметать на своем пути, но и процедуры, которые нам предписывает в настоящий момент законодательство, должны быть упрощены, прозрачны и не тормозить инвестиционный процесс. Поэтому мы всегда с большой ответственностью подходим к этим вопросам и для скорейшего получения результата работаем в тесном контакте с уполномоченными органами, в том числе с Росприроднадзором в отношении Государственной экологической экспертизы.

D9P71a0X4AE_f0o.jpg

Кроме того, хотелось бы сказать еще об одном направлении деятельности, которое осуществляется в Управлении экологической экспертизы — оценка результатов инженерно-экологических изысканий. Целью проведения инженерно-экологических изысканий является обследование территорий, предназначенных под строительство на предмет экологического состояния, а также выявления экологических и иных ограничений, которые могут препятствовать реализации проекта на данной территории или привести к необратимым последствиям на стадии эксплуатации объекта. К таким ограничениям можно отнести наличие на участке строительства водоохранных, санитарно-защитных зон, объектов культурного наследия и другое. Результаты, полученные в рамках инженерно-экологических изысканий, могут повлиять на всю стройку, поэтому и значимость результатов инженерно-экологических изысканий наряду с другими видами изысканий крайне высока.

Если говорить о работе Управления гражданских объектов и рассматриваемых в нем социальных объектах, считаю, что такие объекты не менее значимы, чем объекты дорожного строительства и крупные производственные объекты. В качестве результата «ударной» работы этого подразделения могу назвать такие объекты, как спортивные стадионы, построенные к Чемпионату мира по футболу в 2018 году. Все помнят это замечательное событие и международный резонанс, который за этим последовал. Но это была огромная, очень напряженная и непростая работа огромного количества людей, в число которых входили и эксперты нашего профильного Управления. Это Управление осуществляет также экспертизу и других, не менее значимых объектов — зданий Московского Кремля, правительственных структур, крупных медицинских центров, канатных дорог. Хотелось бы сказать и про медицинские центры и объекты социально-культурного назначения. Это очень востребованные в настоящий момент объекты, при проектировании и строительстве которых также не обойтись без межведомственного взаимодействия. Особенностью объектов медицинского профиля является необходимость учета при их проектировании не только строительных норм, но и санитарно-эпидемио­логических, а также иных требований, которые не всегда между собою «в ладу». Кроме того, большая часть этих объектов строится за бюджетные средства и при их экспертизе проводится также проверка достоверности определения сметной стоимости. Поэтому работа над такими объектами сложна и интересна, а залогом успешного результата становится тесное взаимодействие с Минздравом России либо профильными министерствами субъектов Российской Федерации и другими профильными заказчиками, формирующими свои требования к данному объекту.

Middle_Trade_Rows_Moscow_06-2015.jpg

Вообще, практически каждый объект, который направляется в Управление гражданских объектов, — со своим лицом. Это не только социальные объекты и больницы, но и объекты культурного наследия, которые приспосабливаются к современному использованию. Особенность последних заключается в том, что они в целом или отдельные их части являются предметами охраны и не могут быть разрушены, заменены, «улучшены», продырявлены и так далее. Действуя в таких «стесненных» условиях, проектировщик должен разработать безопасные технические решения, а эксперт — их подтвердить. Это очень непростые и уникальные по своей исторической и технической составляющей объекты. В случае с объектами культурного наследия нет универсальных решений, и каждый из них требует индивидуального подхода.

medcentr1.jpg

Отдельно хочу отметить объекты капитального строительства и реконструкции в Республике Крым, где ускоренными темпами возводятся объекты социального назначения. Их особенность не только в необходимости в кратчайшие сроки создать благоприятные условия для проживания крымчан, но и в том, что территория Крыма характеризуется уникальными природными, геологическими, экологическими условиями, «начинена» объектами культурного наследия, как выявленными и поставленными на учет, так и выявляемыми в процессе строительства. Например, одни только находки, сделанные археологами при строительстве дороги «Таврида», невероятно обогатили наши представления о Боспорском царстве! Кроме того, Крым — место интенсивных боевых действий времен Великой Отечественной войны, и обнаружение во время строительства неразорвавшихся боевых снарядов там не редкость. Все это необходимо учитывать при экспертизе крымских объектов, не забывая при этом о главной цели нашей работы: мы должны обеспечить безопасное и устойчивое функционирование объекта на данной территории, тем самым помогая крымчанам обрести уверенность в завтрашнем дне и комфортные условия проживания. Поэтому крымские объекты всегда стоят и будут стоять для нас особняком.

— Как проходит работа эксперта над проектной документацией и результатами инженерных изысканий? И вообще — зачем нужна работа эксперта?

— Работа эксперта нужна, чтобы стройка состоялась. А стройка состоится, когда проект жизнеспособен и соответствует требованиям технических регламентов и безопасности. Именно безопасность лежит в основе всего, что мы делаем. Наша конечная цель — безопасный объект, который будет эксплуатироваться динамично и системно, реализовывая те задачи, для решения которых он строится и ради которых на него выделены деньги — будь то клинический центр, музейный комплекс, спортивный центр, общежитие для студентов и преподавателей и т.п. При этом бюджетные средства должны расходоваться максимально эффективно и это также является одной из наших целей при проведение государственной экспертизы.

Что касается алгоритма работы экспертов, то в настоящий момент в Главгосэкспертизе существуют подразделения разного профиля, в которых сосредоточены специалисты различный направлений. Когда проектная документация и результаты инженерных изысканий направляются в, так называемое, выпускающее управление, целью работы которого, является выпуск сводного — итогового заключения экспертизы, проектные материалы распределяются между работниками других управлений в соответствии со специализацией экспертов. В итоге — экспертиза проекта ведется одновременно по 25 и более направлениям. Команда локальных экспертов оценивает пожарную, промышленную, экологическую, санитарно-эпидемиологическую безопасность, конструктивную надежность, результаты инженерно-экологических, гидрометеорологических, инженерно-геологических изысканий и так далее. Есть регламентный срок, в течение которого мы должны выполнить эту работу, но, как правило, мы все стараемся делать быстрее. В течение 5-10 дней эксперты по направлениям выдают свои замечания о несоответствии результатов инженерных изысканий и проектной документации тем или иным требованиям технических регламентов, после чего выпускающие эксперты направляют замечания заявителю, который, работая в тесном контакте с нашими специалистами, их устраняет, тем самым приводя проект в соответствие с нормативными требованиями, делая его технически обоснованным, надежным и безопасным. Это очень большая работа, которая должна быть осуществлена в очень сжатые сроки — фактически за несколько недель.

e9f519f989a2dd5ccc89fbdb49ab54b8.jpg

Тем не менее, сейчас мы идем по пути расширения поля деятельности экспертизы и повышения ее эффективности. Один из примеров — введение процедуры экспертного сопровождения, что существенно упростит внесение изменений в проектную документацию и их утверждение.

— Что дает экспертам работа по консультированию проектировщиков и заказчиков строительства? Или это в чистом виде «благотворительно-просветительский» проект?

— На мой взгляд, это еще одно направление, которое может сделать государственную экспертизу более эффективной. Для нас важно, чтобы на экспертизу приходили проекты, подготовленные опытными и высокопрофессиональными проектировщиками и заказчиками. Поэтому мы приветствуем, когда на ранних стадиях процесса проектирования у участников процесса возникают вопросы, например, по набору исходно-разрешительной документации, возможности применения тех или иных технологий. Такие консультации на «дальних подступах» позволяют предотвратить появление критических ошибок в проектной документации. На это же нацелена деятельность нашего Учебного центра, где мы развиваем обучающие программы для проектировщиков и заказчиков, которые предполагают зайти в экспертизу с проектными материалами.

— Но ведь это отнимает немало времени!

— Конечно. Но лучше мы сейчас встретимся с проектировщиками и заказчиками и расскажем о тех трудностях, которые могут возникнуть при прохождении государственной экспертизы. Этой превентивной мерой мы снижаем количество отрицательных заключений. Мы расширяем поле деятельности, чтобы наш профессионализм и компетенции (а по факту мы являемся центром компетенции и работаем по многим направлениям) был востребован и полезен не только на стадии разработки и утверждения проектной документации, но и в дальнейшем.

— Если говорить об актуальных вопросах, что бы вы выделили — сложности регулирования, специальные технические условия, неспособность регулирования успеть за развитием технологий?

— Сейчас ситуация в отрасли создалась такая, что регулирование в полной мере не успевает за жизнью, этим и вызвана необходимость создания специальных технических условий. Мы с надеждой смотрим на те усилия, которая предпринимает новое руководство отрасли, чтобы урегулировать эту проблему. Очевидно, что разработка большого количества специальных технических условий связана во многом с низким качеством проектирования и только иногда с отсутствием соответствующих норм. Поэтому в настоящее время в Главгосэкспертизе создана специальная рабочая группа по этому вопросу, составлены таблицы наиболее часто встречающихся отклонений от технических регламентов, которые вызывают необходимость создания спецтехусловий. Надеемся, что совместно мы сможем прекратить практику многократной разработки СТУ по одним и тем же причинам. Сложности, конечно, встречаются, — например, вопросы приспособления исторических зданий к современному использованию в значительной части решались именно через СТУ, но работа идет активно и, я не сомневаюсь, — приведет к скорейшему результату.

— Давайте затронем тему BIM. Насколько сложен переход к работе в цифровом формате экспертам? Что уже делается и какие впечатления от работы над пилотными проектами в BIM?

— Это очень перспективная тема. Первые шаги были сделаны, когда Главгосэкспертиза перешла на электронный документооборот и с тех пор мы постоянно совершенствуем эту сторону нашей деятельности. В числе причин, которые тормозят развитие BIM, отмечу следующие. Очевидно, что для скорейшего внедрения BIM технологий должна быть разработана нормативная база и расценки на новые виды работ. Кроме того, электронные технологии должны прийти не только в столицу, но и в регионы, где в настоящий момент это направление развивается недостаточно интенсивно. Необходимо обучить специалистов, которые могут работать с BIM-технологией. Этот вопрос мы активно решаем на своей площадке, обучаем свои кадры, процесс идет полным ходом. Есть и опыт работы с пилотными проектами, благодаря которым уже оценили удобство, скорость и качество работы с применением BIM-технологии. Несомненно, будущее за BIM — это существенно сократит и процесс проектирования, и сам процесс экспертизы.

— Самый интересный и знаковый лично для вас проект, который реализован или в ожидании реализации на территории Москвы?

— Археологический музей Кремля, где сейчас идет активная стройка, — один из объектов, который оставил яркое впечатление. Это был во всех отношениях знаковый и значимый проект для всей команды Главгосэкспертизы и для меня лично. Во-первых, это сердце России, с другой стороны, это задача, которая направлена на сохранение нашего культурного наследия. И, наконец, архитектурные и строительные решения, которые были в нем разработаны — например, стеклянные полы, — очень интересны. Когда музей будет открыт, планирую стать одним из его первых посетителей.

— В одном из интервью вы сказали, что самое сложное и лучшее в вашей работе — это люди. Что вы цените в людях, что однозначно не приемлете?

— На одном уровне с компетентностью и профессионализмом для меня стоят такие качества, как честность и чистота души. Ценю в людях умение работать в команде. Команда важна, но в ней должны быть люди с теми качествами, которые я назвала.

— Ваше видение, каким должен быть эксперт сегодня и какие главные требования вы бы предъявили к эксперту будущего?

— Экспертиза долгое время работала по принципам, заложенным еще в советское время, когда требовалось лишь четкое исполнение инструкций. Она была своего рода заводом по производству заключений, и каждый эксперт — винтик, не более того. Сейчас вызовы другие и требования другие. Поэтому современный работник должен быть не просто техническим исполнителем, он должен понимать и видеть весь проект в целом, учитывать взаимосвязи внутри проекта, уметь организовать работу с заказчиком. Креативность, умение организовать работу, видеть проект в целом, за пределами своей компетенции, работать на стыке — вот основные критерии, которым должен сегодня соответствовать эксперт нашего Учреждения.

Балашова на ЭБ-2.jpg

Наш проект «Экспертиза будущего», который реализует Учебный центр Главгосэкспертизы России, и которым мы действительно гордимся, отчасти и дает представление, каким должен быть эксперт уже даже не сегодня, а на завтрашний день. Участники проекта — специалисты, работающие на самых разных должностях и структурах, предлагают решения, направленные на совершенствование работы экспертизы и проблемы, которые руководству, может быть, и не видны. Несмотря на колоссальную занятость, участники находят время для погружения в этот проект, среди них много молодых людей, которые хотят развиваться, — вот за ними будущее. Я уверена, что экспертиза будет меняться и будет меняться динамично, потому что время этого требует. Этим целям отвечает созданный на базе Главгос­экспертизы России Центр компетенций.

— Если вспомнить не только об обязанностях, но и об успехах и достижениях, что бы вы включили в список успешных проектов за время работы в Главгосэкспертизе России?

— Прежде всего, стадионы. Работа в рамках подготовки к Чемпионату мира по футболу дала опыт рассмотрения большого количества спортивных объектов одновременно, причем каждый стадион отличали свои конструктивные особенности, специфика расположения и технических решений. В напряженную, но интересную работу была погружена вся команда. Все мы причастны к этому великому событию, счастливы, что оно состоялось.

— Трудно ли женщине быть руководителем? Как мужчины-коллеги относятся к вам, поддерживают ли? Есть ли у вас как у руководителя личный рецепт успеха?

— Я никогда не ставила целью сделать карьеру и стать непременно руководителем, так сложилось. Если говорить о женщинах-руководителях, приведу пример из своего геологического прошлого. Когда я была начальником отряда на Дальнем Востоке, в моем подчинении были исключительно мужчины, и проблем у меня с ними не было. Потому что, если ты — член команды, в которой главенствуют товарищеские отношения, и ты работаешь на команду, не противопоставляешь себя коллективу и отвечаешь за него, не снимаешь с себя ответственности и можешь решать поставленные задачи, — будет и уважение, и любовь коллектива. И здесь неважно — женщина ты или мужчина. В любой другой организации ситуация примерно такая же. Правда, по сравнению с мужчинами у женщин есть некий карт-бланш, — мы более мягкие и дипломатичные, и умение слушать других людей, уважать их и при этом придать легкий налет юмора очень помогают в работе. Женский менедж­мент — это опасная вещь (улыбается).

— Если бы в вашем плотном рабочем графике неожиданно появилось свободное время, на что бы вы его потратили в первую очередь и на что его вам не хватает?

— На природу в первую очередь. Поскольку у меня много общения, иногда хочется тишины. Самое любимое место отдыха — зимой на даче, где никого нет и удивительная тишина. Люблю петь и люб­лю фотографировать. Мои фотоработы брали для публикаций авторитетные издания. Поскольку это увлечение требует времени, сейчас я фотографирую только на телефон, хотя у меня есть хорошая фототехника. Если писать в стол еще можно, то вот петь точно не получится, а времени на сборы с творческими единомышленниками в соответствующей обстановке нет.

— Что бы вы пожелали накануне 8 Марта женщинам, работающим в строительной отрасли?

— Терпения, стойкости и качественной работы на пользу Родине, это в двух словах. Еще добавлю: никогда не терять женской составляющей. С праздником!

Копировать ссылку
Интервью
Экспертиза
Копировать ссылку