Архитектория
10 июня 2022
700

Архитектория

Настоящий архитектор, как и женщина, знает свое место.В хорошем смысле этого слова: специалист создает объекты, основываясь на особенностях участка, во втором случае речь идет о личном развитии. А если границы убрать? Потерять голову можно легко, особенно если ты и архитектор, и женщина.

Шанталь Матар, героиня рубрики родом из столицы Ливана, планы строит четко, задорно поправляя волосы. Развивает современную архитектуру, расширяя границы профессиональных территорий с помощью NFT.

 

К ТАКОМУ МЕНЯ ЖИЗНЬ ГОТОВИЛА

— Взрыв мозга. Шанталь, выручайте.

— Верите, я сама была не в меньшем шоке, впервые услышав об этом. Скромно жила в Бейруте, поступила в городской вуз, который на тот момент дал возможность получить бесплатное образование 60 абитуриентам из 1000 сдававших вступительный экзамен, отучилась спокойно на классической архитектурной специальности шесть лет, проработала пять, начав со стажировок и местных проектных организаций и… оказалась на профильных курсах с параметрической тематикой. Всегда интересовали причудливые формы, фракталы, а учить этому в стенах альма-матер было некому. То, что я узнала за десять дней, перевернуло мои представления о современной архитектуре, показало столько классных технических инструментов, что в итоге я пришла к разработке архитектурных проектов для NFT и созданию «цифровых» художественных артов. Мне настолько «зашло»! Ведь с помощью техники я могу реализовывать свои творческие амбиции, отчасти копившиеся внутри из-за окружения — один мой брат трудится в киноиндустрии, другой создает музыку.

VENICE BIENNALE PIECE-Healer.jpg

Начала я именно с медиа. Первой освоенной программой стала Adobe After Effects (используется при монтаже рекламных роликов, трейлеров и другого визуального контента — прим. ред.). Затем, уже как архитектор, решила накладывать видеоэффекты при моделировании объектов. Активно это реализовывала в студии Zaha Hadid Architects и программе Houdini.

Стоит рассказать, что это за софт. Названное в честь известного иллюзиониста Гарри Гудини, это ПО помогает создать очень интересные вещички. Например, причудливые скульптуры: когда хочется чего-то эдакого, вдохновленного природой, геологией, естественными формами, то реализовать придуманное в голове можно именно с помощью Houdini. Еще, помню, делала в интерьере одного из объектов «выпадающие» из потолка элементы. Анимация добавляет антуражу больше оригинальности. В архитектуре, кстати, практически никто до меня этого не делал. Так что я заняла свою нишу, воплощая в реальность свои «хотелки».

Но вы же теперь не думаете, что я только в этих интерфейсах нахожусь? Конечно, я практикую BIM, работаю в Revit. Просто этот инструментарий подключается на более развитой стадии проекта, когда команда переходит от концепции к детальной разработке (LOD, level of detail). Ну а если мы все еще говорим о концептуальном мире, то добавлю к полезным здесь системам такие, как Maya и Rhino.

 

ВИЗИТ К ДАМЕ

— Как вам работалось в ZHA?

— Это работа мечты. Серьезно. Пока я училась, скетчи Захи всегда были под рукой, помогали найти креативное решение. Если посмотреть на мои ранние объекты, можно найти сходство в стилях. Я всегда следила за ее жизнью, хотела работать в студии под ее началом. Судьба благоволила этому: в Ливане я познакомилась со своим будущим мужем, жителем Великобритании, вместе мы прошли через два года отношений на расстоянии, а затем переехали в Лондон. А там находится головной офис ZHA. Рискнула подать туда резюме. Получилось устроиться!

CECEP_ZAHA HADID ARCHITECTS(1).jpg

К сожалению, за четыре года работы там мне не удалось увидеться с Захой лично. Но фирма Zaha Hadid Architects дала мне возможность обрести широкий опыт и обзавестись полезными контактами.

— И вы решили уйти.

— Да. Понимаю ваше недоумение, постараюсь объяснить этот поворот. С одной стороны, все шло просто отлично. Работы было много, в прошлом году меня повысили. А с другой, сложилось так, что в определенный момент мои собственные проекты стали занимать гораздо больше времени, и я обнаружила себя работающей ночами над своими разработками, а днем — по задачам компании. Очень уставала морально и физически. Как поняла, что твердо стою на ногах, могу развивать личные идеи дальше — основала независимую архитектурную студию. Расставила приоритеты, установила смелые цели.

Это было легкое прощание, и в случае провала их двери для меня всегда открыты. Хотя я на это не рассчитываю. Уверена, все получится.

Теперь почти все время планирую красоту в Houdini (улыбается). Многие смотрели, допустим, «Доктора Стрэнджа»? Взять те же взрывы, огромные трещины в зданиях — за эти штуки отвечают эксперты, работающие в данной программе. Очень распространено ее применение и в сфере видеоигр: думаю, по понятным причинам. NFT получило от современного инструментария более приближенную к реальности метасферу. Настолько, что люди тратят крупные суммы денег на лоты, связанные с искусством (но иногда и не очень — одним из самых дорогих NFT-артов стала работа «Ежедневно: первые 5000 дней», которая сочетает в себе создаваемые каждый день небольшие картинки от работающего под псевдонимом Beetle американского художника Майка Винкельманна, была продана в виде NFT-токена на аукционе «Кристис» за 69 миллионов долларов), развитие «цифрового» капитала. Кажется удивительным, но для этого пространства заказывают объекты недвижимости. Как раз сейчас работаю над одним из таких.

В чем прелесть NFT для архитектора — творя, понимаешь, что границ нет! Ты не привязан к особенностям местности, даже небо — не предел, ведь его нет (подмигивает). Ты имеешь свободу создавать какие угодно формы, можешь не учитывать гравитацию. Однако, это не означает, что нужно забывать естественные науки и математику. Как раз наоборот.

Я выставляла свои 3D-проекты, основанные на фракталах, инновациях и морфологии, несколько раз. Оформила аудио­визуальную выставку в Берлине, в этом году показала футуристичные изображения в парижской Galerie Fractal, в прошлом — на биеннале в Венеции. Тогда, в разгар пандемии, мое произведение нашло продолжение в «цифровом» варианте и было продано через NFT. Теперь его опять хотят продать, за баснословную сумму, которую даже не решаюсь назвать. Если так произойдет, я получу 10% от этого и буду продолжать их получать при каждой подобной перепродаже. Неплохо, да?

PARIS EXHIBITION PIECES - FRACTAL.jpg

Затем я реализовала и продала еще пару NFT, связанных с анимацией. Очень интересно все это работает. Но подчеркну, что за вызывающим спрос лотом должна стоять история, идея. Даже пусть и банально простая, как в случае с Майком. Пока это есть, люди хотят вкладываться, и NFT будет существовать.

Правда, я не уверена, что захлестнувшая творческий мир киберволна продлится долго. Считаю, что метавселенная обязана своим появлением пандемии, она подстегнула ее развитие. Так, с вводом локдауна у людей пропала возможность посещать массовые мероприятия, а желание осталось. NFT в некоторой степени утолил жажду к социализации, а поскольку его использование оказалось удобным, в современности он «задержался». По большому счету, новый мир еще только начинает развиваться, думаю, мы наблюдаем начало новой эры. Сейчас, например, один мой знакомый, удаленно разрабатывающий компьютерные игры, «ходит» на виртуальные концерты. Причем, среда NFT настолько его поглотила, что если в реальной жизни он одевается как бомж, то в сети он покупает токены на модную одежду. Представляете, одежду для интернета?! У меня в голове не укладывается. Практически все время он подключен к компьютеру. Думая об этом, каждый раз я получаю небольшой шок.

Можно сказать, что любой человек может стать персонажем игры, ход которой он сам волен задавать. Нет правил, ограничений. Можешь выглядеть совсем иначе, надень только VR-очки. Мы нашли утопию? Кто знает…

Но все же реальный мир незаменим.

 

РЕАЛЬНО НЕРЕАЛЬНО

— Согласна, реальность лучше. Поэтому сконцентрируемся на воплотившихся в жизнь архитектурных проектах или тех, которыми вы хотите поделиться и гордитесь.

— После работы в бюро Захи, я окончательно сформировалась как мультидисциплинарный архитектор. Люблю то, что делаю, и могу разрабатывать совершенно разные решения — от зданий для метавселенной (кстати, некоторые сейчас специально нанимают таких «мета-архитекторов»!) до функционально-социальных учреждений и инфраструктуры.

Из последнего — сейчас я участвую в двух конкурсах на проектирование. Один связан с NFT, это тот дом, о котором я упоминала выше. Признаюсь: взялась за него из-за хайпа. Понимаю, что здание вряд ли будет построено, останется существовать в какой-то непонятной вселенной, но в то же время очень хочется дать волю самым сумасшедшим идеям! Вторая занятость вполне реальна. Это кафе в Исландии, которое хотят разместить у подножья вулкана.

Возвращаясь к истокам — после университета я работала в крупном для Ливана бюро Аtelier des Architectes Associes в течение трех лет. Затем я полтора года сотрудничала с известным на Ближнем Востоке художником и архитектором Бернаром Хури, обосновавшись в Вernard Khoury Architects. Именно он доверил мне первый самостоятельный проект, все планирование вплоть до реализации. За это я очень ему благодарна. Возвращаясь в Бейрут, вижу здание, и это греет душу. Оно выполнено в духе деконструктивизма, авангардное. Напоминает то, что делают в ZHA.

CECEP_ZAHA HADID ARCHITECTS.jpg

Когда я переехала в Великобританию, то имела уже достаточно большой профессиональный опыт. Но поскольку я не знала, как в этой стране настроен алгоритм работы, да и вообще все было в новинку, пришлось начать с менее привлекательных для меня позиций. Посудите сами: в Ливане я занимала должности главного архитектора, а в Англии пришлось стартовать с поста младшего специалиста. В тот период чувствовала себя недооцененной. Знаете, было ощущение несправедливого дискомфорта. Но я понимала, что постепенно приду к тому, чего хочу. И сменив за пару лет несколько компаний, я подошла к ZHA, имея набор умений и навыков, который им требовался.

То время подарило мне классное развитие: теперь уже я организую воркшопы и лекции. Один из проектов, который я хотела бы выделить, родился в результате совместного курса с Марианой Кабугейра (интервью с ней вы можете прочитать на страницах декабрьского «ВОМС» — прим. ред.). Это культурный центр с концертным залом. Мы очень хотим, чтобы он был построен, прорабатываем данную возможность с Марианой сейчас. Кстати, забавно, что общаться с ней мы начали именно при организации онлайн-курса. До этого мы даже не виделись и не сталкивались в контуре ZHA: компания большая, команды всегда разные.

Вместе с другими архитекторами компании мы в свое время выиграли конкурс на проектирование штаб-квартиры CECEP (China Energy Conservation and Environmental Protection Group, Китайская корпорация по энергосбережению и защите окружающей среды) в Шанхае. Она находится в активной стадии, возводится. Так что смело записываю ее себе в копилку.

Ну и не забудем про NFT. Развиваю это направление, пока оно на волне. Вообще хочется быть и там, и там. Я не разделяю мир искусства и архитектуры, для меня это все едино и прекрасно, жутко захватывает.

— Но мы не оставляем мысль, что офлайн пространство круче. Удалось ли побывать в России?

— Безусловно. Москва и Санкт-Петербург пока значатся в моем списке желаний, еще не получилось туда съездить. Но очень хочется, красивые города. У меня много русских друзей, которые очень советуют посетить их, особенно зимой. Думаю, постепенно все вернется на круги своя, и я обязательно это осуществлю.

Head 5.jpg

Копировать ссылку
Автор материала: Анна Кострова