Назад
Белый BIM, русское ухо
3 августа 2021
1076

Белый BIM, русское ухо

«Мы не хотим этого вашего бима», — так встречали первые работодатели спикера нашей архитектурной зарубежной рубрики, красавицу-проектировщицу из Белоруссии Ольгу Петровец. Но она не сдалась.

Сейчас она переехала в Италию, но путь к BIM начался на родине. Об этом, а также о конкурсных взлетах и BIM-«падениях», она рассказала в интервью нашему журналу.

 

BIM-ПАРОЛИ И ЯВКИ

— Словосочетание «BIM-моделирование» я услышала впервые на третьем курсе Белорусского государственного университета транспорта (БелГУТ). К нам пришел молодой человек, Максим, который предложил пройти специальные BIM-курсы. Показал красивые картинки-визуализации, как это все в 3D вертится и изменяется. Я была в шоке. Учитывая, что до этого в вузе нас учили рисовать проекты от руки, карандашиком на бумаге и лишь немного позже в общих чертах познакомили c AutoCAD, инновационность этой программы зашкаливала. И я с головой ушла в нее, посещая занятия после основной учебы.

{3D}1.jpg

Она стала моим спасительным кругом: на тот момент я уже почти разочаровалась в профессии, ведь при поступлении думала, что буду шедевры создавать! А оно обернулось кондовыми чертежами и типовыми заданиями. Курсы открыли второе дыхание: появилась возможность в режиме реального времени видеть, какое сооружение создаешь, делать с ним что хочешь и делать красиво, даже не будучи архитектором. Потому что помогают различные программы — Revit, Lumion, A360 и другие облачные сервисы, инструменты виртуальной реальности. В общем, я этим прямо загорелась и к AutoCAD, где нужно было заморачиваться со слоями и ручной фиксацией параметров, уже не возвращалась. Сразу начала делать в Revit курсовые проекты, хотя этого не требовалось. А когда руководитель спрашивал: «Оля, ты почему еще окна не сделала? Давно уже надо было их вставить, все уже в проекте это нарисовали!», я отвечала, что меня еще не научили окнам в мире «цифры». «Вот освою и сделаю», — говорила я.

Спустя некоторое время BIM-преподаватель предложил попробовать свои силы и сделать 3D-модель БелГУТа по имеющимся чертежам. Не скажу, что взяться за нее было делом легким, я очень переживала, как это случается всегда, если сталкиваешься с чем-то незнакомым, новым. Мы брали планы эвакуации, которые висели на этажах корпусов, и по ним создавали трехмерный вид сооружений. Процесс был разбит на этапы (корпуса), свою часть в составе команды я выполнила. Однако полностью собрать цифровой БелГУТ не удалось, поскольку подвела одна команда, делавшая центральную, связующую часть университетских корпусов. Но это был интересный опыт, который я потом перенесла на коммерческие проекты.

Поскольку БелГУТ — вуз, ориентированный на строительство в сфере транспорта, то первым таким предприятием стал испытательный вагонный центр СЕКО. В разработке проекта принимали участие магистранты и специалисты хоть с небольшим, но опытом. Тут им в команду добавили «зеленую» меня, тогда студентку четвертого курса. Честно, такому выбору организаторов я была очень удивлена. Но потом стало ясно, для чего я им была нужна: кому еще доверить мелкую, но очень долгую и кропотливую работу? Требовалось воссоздать все заборы, вагоны, которые там стояли, оборудование вокруг — вечерами я вырисовывала колеса, по фотографиям и информации из интернета повторяла «белорусский вагонный вид». Ну а люди поопытнее уже занимались самим зданием, балками всякими, колоннами. Предварительно команда выезжала на объект для обмеров, но меня с собой не брали. Этот факт немного расстраивал, но тогда коллеги по проекту для меня были словно боги, так что я старалась сильно не горевать и следить за ними: знала, что достигну их уровня.

— И в этом помогла …

— … Череда конкурсов. Итак, с момента старта BIM-курсов прошло уже пару лет, и в результате сформировались две хорошо знающие Revit группы. Чтобы оценить их знания, приехал специалист Autodesk. Моя работа — одна из курсовых — заняла второе место, а это, по сути, было мое первое признание в BIM. Ощущение триумфа понравилось, я вошла во вкус. И да, участие в состязаниях мотивирует осваивать больший спектр проектных методов и «услуг», ведь когда в том же конкурсе я посмотрела работу, занявшую первое место, в голову закралась мысль «ну да, рендеры еще надо бы подучить». Именно в такие моменты понимаешь, где нужно развиваться дальше и к чему двигаться.

Затем, уже выпустившись и будучи работником ПКП «Гомельдорпроект», в моей профессиональной жизни произошел колоссальный рывок вперед — участие в мировом чемпионате среди молодых профессионалов WorldSkills 2019. Мы с моей коллегой Мариной Жуковой долго готовились, изучали BIM-программы, тренировались делать проекты на время. Настраивались на победу, но понимали, что BIM в других странах лучше развит, рассчитывали поделить финишные строчки с Россией. Так и получилось — только мы заняли второе, а РФ — третье место. Угнаться за Ирландией и Сингапуром оказалось реально. После этого мы с Мариной приезжали еще и в Екатеринбург, на WorldSkills Hi-tech. Там тоже заняли второе место («П» — постоянство).

Конечно, конкурсы помогают осваивать все возможные инструменты для создания проектов. Готовясь к чемпионату, мы пробовали нетронутые по работе функции Revit, смотрели, как работает Navisworks и BIM360. Без эффекта состязания добрались бы мы до них не очень скоро.

 

УЧАСЬ САМ, УЧИ ДРУГИХ

— После таких успехов работу найти, наверно, было плевым делом?

— Тут, кстати, оказалось не все так гладко. Когда я стала искать варианты трудоустройства с BIM, в Гомеле нашлось не так уж много компаний, которые с этими технологиями работают. Мне говорили, что я для них слишком умная (смеется). «Мы — не ваш уровень, тут все просто: AutoCAD, линии. Мы не хотим этого вашего бима» …

В «Гомельдорпроект» меня взяли именно с учетом того, что я не заброшу технологии, буду развивать их использование в организации. Государственные компании начинали демонстрировать заинтересованность, как раз в то время в Белоруссии вышел закон, который обязывал их к 2022 году использовать цифровое моделирование. Отвели на это пять лет, хотя тому же BIM-гиганту (Сингапуру) на это потребовались все десять. Может, они специально «скосили» срок, ведь у нас ничего толком не делается без официальной инструкции, тем более, если никто не давит точным временем. Насколько я знаю, в Белоруссии данный регламент вышел раньше, чем в России, но дедлайн одинаковый.

Саммит Autodesk 2.jpg

Итак, поначалу в организации ко мне относились скептически. Новый человек, без опыта, я где-то полгода ходила невидимкой. Считала таблички, перерисовывала фундамент в нелюбимом мной AutoCAD (который, как оказалось, в студенчестве я не выучила нормально).

Чуть позже появилась возможность проявить себя — «Гомельдорпроект» выиграл тендер на благоустройство парка в городе Ветке, и я предложила: а что, если сделать это в BIM? Дали зеленый свет. И когда выяснилось, что директор парка хотел сделать в нем солнечные часы, как раз пригодилась функция, реализованная в Revit (основана на привязке к геолокации объекта). Инструмент рассчитывает, как расположить его так, чтобы солнце «показывало» время. Коллеги заинтересовались, сказали, делай. Но на работе у меня был настолько доисторический компьютер, что только на включение ему требовалось 10 минут, а уж о Revit и речи быть не могло. Пришлось через день работать из дома. Директор, когда это заметил, напрягся: «Что, мы не можем предоставить сотруднику оборудованное место?» И через неделю у меня был мощный помощник и пакет нужного ПО. Это помогло в дальнейшем обсчитывать другие проекты (для этого требуется другая сложная программа — Robot). Когда проекты относили на экспертизу, меня брали с собой, говоря: ну ты сама, мол, им объясняй, как автоматически можно все просчитать. Я разъясняла: смотрите, сейчас не нужно уже измерять в проекте каждую балку, а количество гвоздей здесь указано не условное, именно столько вам и понадобится. Постепенно люди заинтересовывались, стали расспрашивать еще больше. И руководство сказало — учи!

— То есть вы организовали свою обучающую программу?

— Да! Я как раз поступила в магистратуру и выбрала темой диссертации особенности BIM-проектирования в малоэтажном домостроении. В частности, нужно было провести научную деятельность. Я не рассчитывала, что мое текущее место работы даст материалы для исследования, но так вышло, что «Гомельдорпроект» заинтересовался этой областью. Я подготовила курс лекций по BIM, начиная с азов, обосновала, почему в компании должны прийти к этому сейчас, а не через 10 лет. Занятия проходили после работы, пару раз в неделю. Руководитель сказал: я не буду делать твой курс обязательным, кто придет — тот придет. Несмотря на это, коллегам «зашло»! У меня учились даже сотрудники других отделов (дорожники, работники стройплощадки, ведущие камеральные проверки). Даже при том, что разница в возрасте и опыте была значительной, мне удалось всех заинтересовать. Потому что начала с легкого.

Позже я разделила обучение на два направления — дорожники изучали Civil 3D, архитекторы и конструкторы — Revit. Плюс все они прошли курс по облачным сервисам. В конце я собрала для них методичку и организовала тест в игровой форме (ну а как еще учить серьезных специалистов 40+), где, например, требовалось ответить, что лежит на полке определенного объекта — для этого они должны были сделать в программе разрез и по нему увидеть, что там стоит.

По итогам без единой ошибки с заданиями справились 95% слушателей, остальные допустили одну-две неточности. Позднее, конечно, задания усложнялись. Но справляться с ними помогал уже азарт от первых успехов.

— А какими были ваши успехи?

— Я сама продолжала учиться, защитилась, все в порядке. Самым важным достижением за время работы в «Гомельдорпроекте» считаю пилотный проект по внедрению BIM-технологий — модернизацию щебеночного завода «Глушкевичи». Именно здесь впервые была применена совместная работа в Revit в нашем отделе, выпущена соответствующая проектная документация. По окончанию проектных работ модель корпуса была распечатана на 3D-принтере, разработан VR-тур. Кстати, опытом работы с этим зданием я поделилась в 2018 году на конференции Autodesk University Russia, который традиционно проходит в школе управления «Сколково».

А несколько позже вышло, что моим тренером по WorldSkills и впоследствии мужем заинтересовались в Италии. Одна из студенток, которой он помогал делать проекты, устроилась на работу в местную проектную фирму, и, показывая свою работу, упомянула о нем. Управленцам компании приглянулось, что мы продвигаем BIM: они захотели, чтобы Максим и я сделали то же самое для их предприятия.

Вначале нас пригласили на месяц, чтобы присмотреться. Мы поехали.


«НАШИ» В ИТАЛИИ

— Вот так вот? Италия?

— Мы сами не были до конца уверены, что получится в другой стране обосноваться. Нет знания языка, сложно оформить рабочую визу. Да и начинать все придется буквально с нуля.

Оказалось, что на универсальном английском общаться можно более, чем спокойно, попотеть в плане градостроительных регламентов и особенностей нужно, но к освоению новых знаний мы привычны. Максима взяли в университет по программе EUREKA: он прикрепился, чтобы писать докторскую диссертацию, и это дало возможность оформить студенческую визу (получить ее проще и вместе с тем легко потом переквалифицировать разрешение на учебу в доступ в страну по работе). Я тоже планирую поступать в итальянский архитектурный вуз, пока еще выбираю, куда. Примерная специальность — графическое и мультимедийное представление архитектуры. Может, пойду учиться в институты, работающие с нашей компанией, а может и самостоятельно выберу учреждение. Время подумать есть. А пока что мы потихоньку осваиваемся, начинаем учить итальянский.

— А что это за компания, которая призвала вас сюда?

— Это студия Bocci&Partners (кстати, беседу с основателем фирмы читатели журнала смогут найти в следующем номере – прим.ред.). Ее основной профиль — реконструкция зданий, пострадавших от мощного землетрясения, прокатившегося в регионе Марке в 2016 году (магнитуда — более 6 баллов по шкале Рихтера — прим. ред.). Она дает интересные проекты, связанные с работой лазерного сканера. С помощью него, а также BIM, мы воссоздаем утраченное наследие городов, возвращаем регионам Италии былую красоту.

лазерный сканер пострадавший дом.jpg

Когда мы только приехали, работать с лазером начали не сразу. Первыми нашими работами стали архитектурные проекты зданий, которые после землетрясения нельзя было восстановить или это нецелесообразно. Такие дома сносились и строились в таких же размерах и площадях, учитывая новые правила и нормы. Мы делали несколько вариантов, потом жильцы этого дома выбирали наилучший.

Спустя время мы начали осваивать лазерный сканер, постепенно наша деятельность менялась. Сейчас мы уже не делаем архитектурные проекты, а работаем только с лазерным сканером, создаем обмерочные чертежи. Также показываем, какие дефекты имеет здание и из каких материалов оно выполнено.

К примеру, я участвовала в создании университетского кампуса, который является частью исследовательского центра по созданию современной глобальной системы гражданской защиты. Проект, конечно, был реализован с применением BIM.

— А как итальянцы относятся к информационному моделированию?

— Вообще в этом плане эксперты в Италии несколько пространны: хочешь, проектируй здание в цифровой среде, не хочешь — не заставляем. Инициатива идет от частных компаний и совместных с иностранцами предприятий. И, конечно, нужно обосновывать, какая из этого будет выгода.

Image72.jpg

И она есть, безусловно. Я считаю, что специалистам стоит несколько месяцев или даже лет поработать над тем, чтобы освоить программный материал, чтобы потом наслаждаться процессом проектирования всю жизнь. А компании, применяющие новые технологии, получают от них долгосрочную выгоду.

— Не могу не согласиться, Оль. Кстати, раз уж речь зашла о разных странах и городах… как тебе Москва?

— Очень понравилась, я была у вас несколько раз. Посещала конференции, выступала на них, проходила обучение в BIM-академии. Куда ж без конкурсов: в один из приездов я даже успела поучаствовать в Архибатле, где моя команда заняла первое место. С мужем мы приезжали в российскую столицу и просто так, погулять: когда оказываешься в этом мегаполисе, всегда находишь столько событий, мероприятий, выставок. Москва — очень живая, насыщенная и при этом красивая с исторической и архитектурной точек зрения. Это то место, где каждый может найти себе дело и развлечение по вкусу.  

 

Копировать ссылку
Автор материала: Анна Кострова