Назад
Близнецы для советской элиты
14 октября 2022
2844

Близнецы для советской элиты

Немного не вписываются эти высотки в список исторических отелей Москвы. Но это на первый взгляд: оказалось, что здесь не первый год действуют апарт-отели. Было бы странно не воспользоваться шансом оценить изнутри самое шикарные, роскошные, загадочные дома сталинской Москвы.

Это высотка на Кудринской площади и дом на Котельнической набережной.

 

Шик, блеск, красота

Строительство высотки на площади Восстания (теперь Кудринская) по проекту Михаила Посохина и Ашота Мдоянца было закончено в 1954 году. Этот дом, в отличие от других высоток, изначально предназначался исключительно для жильцов: 452 квартиры в 24-х этажном доме представляли собой сконцентрированную мечту любого советского человека. Впрочем, не совсем так: далеко не все в пятидесятых годах могли предположить, что в доме могут быть отсеки для хранения велосипедов и колясок, на кухнях уже установлены холодильники, в каждой квартире был центральный кондиционер! И это учитывая, что бытовой кондиционер долгое время считался в Советском Союзе непозволительной роскошью. В 1940 году за публикацию ряда материалов о кондиционировании воздуха был разгромлен журнал «Отопление и вентиляция». Эти статьи были восприняты как «пропаганда буржуазных взглядов в технике», и вплоть до 1955 года эта тема оставалась под негласным запретом.

DSC06950.jpg

Вишенкой на торте стали измельчители для бытовых отходов и централизованная система   пылеудаления. На этом фоне сущей «мелочью» выглядели расположенные на первом этаже парикмахерские, почтовое отделение, гастроном, кинотеатр «Пламя», а еще подземные парковки и даже собственное бомбоубежище. Раньше оно было готово к любой нештатной ситуации, здесь можно было разместить всех жителей дома и обеспечить автономное существование в течение трех месяцев. Потом его законсервировали.


Америка нам поможет

Постановление № 53 Совмина СССР «О строительстве в г. Москве многоэтажных зданий» было подписано Сталиным 13 января 1947 года, всего через два года после окончания войны. Страна еще лежала в руинах, а тут такой дорогостоящий проект, зачем, почему? Только лишь из-за амбиций: в Нью-Йорке тогдашний президент Трумэн заложил первый камень в основание 39-этажного небоскреба. Ну а мы чем хуже? Вопрос риторический. Приведу цитату из очень говорящей статьи Бориса Иофана «Новый силуэт столицы» в журнале «Советское искусство» от 18 июля 1947 года: «В первый период строительства небоскребов в США американские архитекторы проектировали их то в виде ряда дворцов времени итальянского Возрождения, поставленных друг на друга, то в виде огромных массивов зданий, завершенных портиками в бездушном ложно-классическом духе, то в виде тяжелого массива здания, покоящегося на таких же портиках и аркадах. В последующий период пошла мода на готику, и американские архитекторы строили многоэтажные универмаги в виде готических храмов, причем не без сарказма называли их «коммерческими соборами». В ряде случаев американские небоскребы являются лишь инженерными сооружениями с навешенными на них разнохарактерными украшениями. Советские архитекторы не пойдут по этому пути. У них есть чем руководствоваться в поисках характера архитектуры многоэтажных зданий. Направление их творческих исканий определено в известных правительственных решениях о Дворце Советов, содержащих глубокую и лаконичную формулировку требований, предъявляемых к архитектуре высотных сооружений».


Путь советского архитектора

Безусловно, это была пророческая статья: пафосные и как-то по-хозяйски самоуверенные сталинские высотки ни на йоту не похожи на бездушные глыбы американских небоскребов. Советские архитекторы превзошли себя и частично время и явили миру невероятно законченную, симметричную композицию. Боковые крылья здания были возведены уступами, первый уступ выходил на высоте 8 этажа, второй — на высоте 13. Уступы, как композиционный прием, связывают здание с городской застройкой. Боковые уступы завершаются легкими ажурными башенками. Центральную часть венчает восьмигранная уступчатая башня с эмблемой.

Фасады облицованы плитами белого литого камня. Весь фасад членится пилястрами, которые в центральной части здания разбиваются на разных высотах поясками. Основные входы оформлены скульптурами и барельефами. Фасады имеют декоративное освещение.

Конструктивной основой здания служит железобетонный каркас с жесткой арматурой. Стены заполнены облегченным дырчатым кирпичом. Здание покоится на сравнительно невысоком, облицованном гранитом стилобате, по которому идут прогулочные террасы. Фасады расчленены пилястрами на всю высоту здания, подчеркивая вертикальность композиции. Здание украшено аллегорическими скульптурами и рельефами. Кстати, один из скульпторов — Михаил Аникушин — автор знаменитого памятника Александру Пушкину на площади Искусств в Санкт-Петербурге.

А еще цокольная часть здания была отделана розовым гранитом, доставшимся нам в «наследство» от фашистской Германии. Дело в том, что этот камень предполагал использовать прогитлеровский архитектор Альберт Шпеер после «триумфальной победы» нацистской армии. Он хотел строить некие памятные знаки на завоеванной территории. Не хочу злословить, но там, где Шпеер оказался, ему уже не пришлось использовать розовый гранит. 1 октября 1946 года Международный военный трибунал в Нюрнберге признал Альберта Шпеера виновным в совершении военных преступлений и преступлений против человечности и приговорил его к 20 годам тюремного заключения. Он отсидел от звонка до звонка все 20 лет.

Я сказала, что не хочу злословить?

Погорячилась: конечно, буду, особенно в подобных вещах. Чтобы ничего не забывать.

 

Красота-то какая! Лепота!

На строительство здания было потрачено почти 650 миллионов рублей. Сумма по тем временам не просто гигантская. Фантастическая! И скажем честно, заселяли этот дом, естественно, не простые смертные, а номенклатурные работники Совмина СССР и ЦК КПСС. Впрочем, основной состав жильцов составляли работники авиационной промышленности и летчики-испытатели, поэтому в народе высотку прозвали «Дом авиаторов». И, конечно, актеры, композиторы, писатели…

DSC06911.jpg

Все они каждый день ходили по парадным мраморным лестницам, украшенным ковровыми дорожками. Боковые лестницы с чугунным ограждением и дубовыми перилами имели стильные бронзированные таблички с указанием этажей. Пожарные гидранты находились в встроенных дубовых (!) шкафах. Все этажи украшались бронзовыми светильниками с матовыми плафонами авторской работы в гипсовых лепных розетках. Все дубовые двери были одинаковыми. Каждый этаж украшен зеркалами из мореного дуба. А витражи в интерьерах вестибюлей и торговых залах магазинов сделаны по эскизам великолепного художника Павла Корина, которые сами по себе стали самостоятельными художественными произведениями!

 

«Шли ребята мимо зданья, что на площади Восстанья…»

Помните, откуда? На мостовой возле этого дома стоял милиционер дядя Степа — персонаж советского поэта Сергея Михалкова. Кстати, площадка, выбранная для строительства этой высотки, возвышается над уровнем Москвы-реки почти на 70 метров. Такое расположение позволяет зданию эффектно возвышаться над городом. Приступая к проектированию сооружения, архитекторы сначала продумали концепцию всей площади, в рамках которой зелень зоопарка должна плавно переходить в парковую зону вокруг здания. Согласно тогдашнему генеральному плану, зоопарк должен был переехать на юго-запад, ближе к проектируемому зданию МГУ. Сейчас это невозможно представить, но, несомненно, здравый смысл этого решения проследить легко.

Огромное основание высотки проектировщики ювелирно вписали в архитектурную композицию всего района. Строи­телям удалось уберечь от сноса многие памятники архитектуры на Баррикадной улице и на Садовом кольце, включая «Вдовий дом», построенный в конце 18-го века по проекту архитектора Ивана Жилярди. Он предназначался для содержания вдов, чьи мужья прослужили на государственной службе более 10 лет. Сейчас в этом здании располагается Институт усовершенствования врачей.

Концепцию изменения всего района от Баррикадной до улицы 1905 года реализовать не удалось из-за смерти Сталина: работа по развенчанию культа личности коснулась и архитектурных решений Москвы.

 

Самый киногеничный

Помните диалог героинь Веры Алентовой и Ирины Муравьевой в фильме «Москва слезам не верит»:

— Меня родственники попросили за квартирой присмотреть.

— А где они живут?

— На площади Восстания.

— Это что, в высотном?!

По замыслу режиссера именно здесь находится та шикарная квартира, в которой две девочки из рабочего общежития выдавали себя за профессорских дочек. Но тут не обошлось без киномагии! Ведь нам показывают здание на нынешней Кудринской, девушки входят в подъезд и тут же… оказываются в другой, в не менее знаменитой высотке на Котельнической набережной. Дом на Котельнической часто называют самым часто снимаемым в кино домом: сюда приходил знакомиться с родителями своей возлюбленной Костик из «Покровских ворот», в этом доме друзья Саши Белого из «Бригады» подарили ему квартиру, а Данила Багров пришел сюда на свидание к известной певице Ирине Салтыковой в фильме «Брат-2». А еще «Любовь», «Стиляги», «Каникулы Кроша» и многие другие.

DSC06869.jpg

 

Место строительства изменить нельзя

Несмотря на то, что над аркадой дома на Котельнической красуется барельеф «1952», здание стали возводить намного раньше, в 1938 году. Стройка продолжалась более двух лет, потом строительство было заморожено из-за войны. Кстати, место для высотки на Котельнической набережной выбрал лично Лаврентий Берия. Архитектор Дмитрий Чечулин был категорически против — грунт ненадежный для глубокого фундамента, но Берия умел был убедительным.

Мне даже страшно подумать, какие аргументы он мог привести…

Официально датой закладки первого камня считается 800-летний юбилей Москвы (7 сентября 1947 года). Ради высотки пришлось сровнять с землей Курносов, Свешников, Большой и Малый Подгорные переулки. Поскольку в строительстве задействовали рабский труд заключенных, то на строительной площадке первым делом возвели лагерное отделение и обнесли ее забором из колючей проволоки высотой в три метра. Участие зэков в возведении «сталинки» породило множество слухов. Говорили, что военнопленные оставляли на кирпичах и стенах надписи и послания. Ползли слухи о том, что в подвалах замуровывают особо опасных политзаключенных. Но самого пика народная фантазия достигла в легенде о дельтапланеристах. Якобы два заключенных смастерили себе крылья из фанеры и спрыгнули с верхних этажей. По одной версии, беглецам удалось сманеврировать и счастливо приземлиться за пределами Москвы. По более печальной версии, оба зека упали и разбились насмерть.


Детали и детальки

32-этажная высотка построена в характерном для сталинского ампира стиле: совмещение элементов барокко, позднего классицизма, постконструктивизма, ар-деко и неоготики, сочетание в отделке и интерьерах роскоши и монументальности. Снаружи высотка на Котельнической облицована гранитом и керамикой, а внутри — мрамором, цветными металлами и ценными породами дерева. Небоскреб состоит из трех корпусов. В центральном — 32 этажа, а в боковых — 8-10. Здание кажется еще выше из-за шпиля. На нем водружен герб СССР. Высота от уровня земли до шпиля — 176 метров.

Высотная часть украшена декоративными аркадами на уровне боковых башенок, с земли хорошо видны крупные статуи комсомольцев примерно на том же уровне. Характерные украшения именно этой высотки — небольшие декоративные башенки с шарами или «витыми» конструкциями на конце — отсылают к пинаклям, традиционному элементу средневековой готической архитектуры. Потолок вестибюля расписан в технике гризайл, роскошная лепнина, огромные, отличающиеся друг от друга люстры. Холл украшен фарфоровыми барельефами и бронзовыми подсвечниками, пол выложен из полированных гранитных и мраморных плит. В общем, чтобы никто не сомневался в величии и процветании советского государства…

DSC06769.jpg

 

Немного грустно

Не секрет, что сегодня оба «осколка прошлого» постепенно ветшают и теряют востребованность. Квартиры здесь уже не считаются элитными, те, кто может купить здесь квартиру, стремятся купить другое жилье, более соответствующее современным представлениям об удобствах и комфорте. Мусоропровод, который расположен прямо на кухне, закрывают, замуровывают, но все равно жалуются на неприятный запах. Дорожная обстановка в Москве другая: вечерами на всех прилегающих к дому улицах стоит пробка, а из прогулочных теплоходов гремит музыка, не всегда соответствующая высокому вкусу.

И да, жизнь изменилась: кованые таблички с номерами квартир, необычные внушительные двери, почтовые ящики в стиле ретро, скамеечки между этажами, чтобы присесть — да, мило, да, возвращает в СССР, но…

Не все могут оценить потертый шарм старых великанов…

Копировать ссылку
Автор материала: Наталья Есипова