Назад
Елена Никитина: «Скелетон выбрал меня»
23 декабря 2022
2412

Елена Никитина: «Скелетон выбрал меня»

Что ни победа, то рекорд — наша сегодняшняя гостья — скелетонистка Елена Никитина уже не удивляется, но по-прежнему радуется. Тем более, что есть чему: призер Олимпийских игр, трехкратная чемпионка мира и пятикратная чемпионка Европы. Она рассказала нашим читателям про стереотипы, тучных спортсменках, американских лабораториях, острове Бали, ультрапатриотизме и своей карьере. Но началось все с футбола…

IMG_4432.jpg

СКЕЛЕТОН ВЫБРАЛ МЕНЯ

— Вы были капитаном футбольной команды сборной Москвы: казалось, что выбор сделан и уже ничто не может заставить свернуть с этого направления, но вы свернули. Почему?

— Случайно. Это не я выбрала скелетон, а он меня. Я училась в спортивном училище, и мои знакомые оттуда попросили поехать с ними на спартакиаду для количества, так как в Москве этим видом спорта особо не занимались. Мне так и сказали — полгода потренируешься, выступишь и занимайся дальше своим футболом. Я согласилась и — барабанная дробь — заняла первое место! После этой победы я подумала: а почему бы не остаться здесь, ведь интересный вид спорта, индивидуальный.

— А почему в Москве не занимаются скелетоном, не учат?

— Парадокс: школы есть, а трассы нет. Была раньше возле Дмитрова, но сейчас она не функционирует, там что-то неправильно построили.

— Долго привыкали к скелетону?

— Первые полгода для меня ничего нового не было: бег, спринтерские упражнения, прыжки — все, что должно помочь на старте. А осенью нас привезли на трассу, где я по-настоящему стрессанула, увидев эту огромную полуторакилометровую махину с нереальными виражами (нервно смеется). После первого заезда была в полнейшем шоке, решила, что это не мой спорт, ничего непонятно, кроме одного — жутко страшно! Но меня уговорили остаться. К концу сборов я немножко освоилась, начала кататься, но была отстающим звеном, а все потому что мой страх был сильнее, чем у других, хотя трусишкой я себя не назову.

 

СТРАХ И КОНТРОЛЬ

— Страх пропал или каждый раз страшно нестись вперед головой со скоростью больше 100 км/ч?

— Нет, он пропадает вместе с пониманием, как управлять скелетоном. Поначалу ты, грубо говоря, просто летишь на неуправляемом объекте с огромной скоростью. Но потом мы подружились, он стал меня слушаться, а я понимать, что он едет, куда я хочу, а не наоборот. Так что даже сейчас, когда приезжаешь на новую незнакомую трассу, мне максимум волнительно, но никак не страшно, потому что у меня все под контролем.

— Так или иначе этот вид спорта связан с адреналином. Вы его еще откуда-то черпаете?

— Нет, спасибо, мне хватает его на тренировках и соревнованиях (смеется). В свободное время я приезжаю на Бали, у меня тут все спокойненько, размеренно, без бешеных скоростей.

— И все же вернемся к экстриму — насколько скелетон схож с бобслеем?

— Похож тем, что трасса одна и та же. Но бобслей больше командный спорт, а тут каждый сам за себя, не на кого вину свалить.   Мне это нравится. А в бобслее то пилот жалуется разгоняющим «вот, вы меня плохо разогнали и из-за этого мы проиграли», то разгоняющие ноют пилоту «мы тебе сделали разгон, почему ты так плохо приехал?»

FullSizeRender-12.jpg

 

ЛОМАЮ СТЕРЕОТИПЫ

— Тогда поговорим про индивидуальность. У вас куча наград, а еще вы первая спортсменка из России, выигравшая женский кубок мира. Какая победа для вас самая значимая?

— Так сложилось, что в моей спортивной карьере я везде первая. Первая москвичка, победившая на спартакиаде, потом чемпионаты Европы, кубки Мира, Олимпиада… Не хочу хвастаться, но получается, что какой бы старт я не выиграла, это входит в историю, до меня таких просто не было. И конечно это очень круто, чувствую себя первопроходцем, немножко супергероем. Изначально мне говорили, что у меня не получится достичь каких-то серьезных результатов из-за маленькой комплекции. Есть стереотип — чем ты больше, тем быстрее едешь. Я занимаюсь тем, что ломаю стереотипы и это классно! Сейчас уже никто не думает, что чемпион в нашем виде спорта должен быть тучным, все стремятся быть атлетичными и быстрыми.

— Эти победы не влияют на звездную болезнь?

— Нет, не замечала. Я уважаю всех соперников, всех ребят, с кем тренируюсь на сборах. У меня такая философия — я считаю, что каждый, который меня коснулся, подсказал — это наш общий результат. Ничего не было, если не ребята, с которыми я готовилась. Хоть они и не победили, но я тренировалась с классной компанией, просто у меня талант от природы и Бог помогает, от этого и результаты чуть лучше, чем у остальных.

— Так какими навыками нужно обладать, чтобы стать чемпионом в этом виде спорта?

— Старт — это самое главное. Считается, что проще человека научить ездить и думать, как ехать по траектории, чем научить бежать по льду в таком неудобном положении, поэтому стараются набирать легкоатлетов. И спокойная голова — нужно быть стрессоустойчивым, остальное все придет с опытом.

 

GOOD LUCK

— Есть ли какие-то конфликты с соперницами или те, кого не любите?

— Нет, такого нет. Когда я в 20 лет попала в основную команду и была самой маленькой, то наблюдала за натянутыми отношениями, никто не улыбнется, перед стартом не разговаривают даже участники одной команды, не соперники. Мне это казалось странным, и я решила изменить эту тенденцию, начав с простого — на завтраке всем говорила good morning и good luck, а на меня смотрели типа, ты что, совсем, какой good luck? Себе пожелай! Но я продолжала это делать снова и снова, и потом через какое-то время мне начинали отвечать good luck you too. Это круто, атмосфера налажена. Сейчас я перед стартом могу спокойно подойти к своей главной сопернице, обнять ее и спросить «ну что, сегодня рубимся с тобой?».

— Вы сказали, что в 20 лет были самой младшей в команде. Какой предел по возрасту в этом виде спорта?

— Все индивидуально. Пока ты физически силен и можешь на старте быстро пробегать и делать отрыв, продолжай заниматься. У нас есть в команде Александр Третьяков, олимпийский чемпион, ему 37 лет, и он продолжает выступать, выигрывать кубки мира и занимать призовые места. А кому-то и в 20 лет сложно, потому что он небыстрый от природы и в 21 заканчивает, потому что у него дальше нет шансов.

IMG_6422.jpg

— Вы еще сказали о стереотипе, что спортсмен должен быть тучный. Есть ли девочки спортсменки 100кг+?

— Есть, да, очень крупные. Получается, что я намного быстрее на старте, но они на трассе начинают догонять и мы приезжаем плюс-минус в одно время. У меня свои преимущества, у них свои и тут уж кто победит.

 

МЕДАЛЬ НЕ ОТДАМ!

— У вас есть две истории с МОК — их неудачная попытка отнять олимпийскую медаль из Сочи, а также недопущение на олимпиаду в Корее. Что в целом думаете об этой организации и подобных решениях к российским спортсменам?

— Эти решения меня уже давно не удивляют. Страдают спортсмены, страдают многие российские структуры, потому что ведется антироссийская политика. Конечно, это несправедливо. Когда это случилось в первый раз, то была в полнейшем шоке — что я сделала? Но потом, когда сталкиваешься с тем, что наших спортсменов отстраняют и тут, и там, то появляется некое принятие этой ситуации, в непростое время живем, что поделать.

— Было ли желание поменять гражданство, чтобы избежать подобных ситуаций?

— Наверное, нет, хотя осознаю, что меня с легкостью возьмут в любую страну, за которую я хотела бы выступать, потому что считаюсь спортсменом топового уровня. Конечно, можно говорить, что я люблю свою страну и включать ультрапатриота… Но не знаю, что будет через год или два, но на сегодняшний день я остаюсь здесь.

 

ПРОВЕРКА? РАЗБИВАЙ!

— Говорят, что нашим спортсменам приписывают несуществующий допинг, а среди иностранцев использовать его — повседневная ситуация. Это действительно так?

— Конечно. Недавно в Америке был случай в лаборатории, где хранятся все анализы спортсменов. Когда к ним приехала проверка, они «случайно» разбили холодильник со всеми пробами. Если бы у нас такое случилось, всю страну дисквалифицировали бы на 100 лет вперед! К нам очень предвзятое отношение, мы это понимаем. Я постоянно заполняю систему ADAMS, чтобы проверяющие знали, где я нахожусь и могли в любой момент приехать взять допинг-пробу. Иностранные же спортсмены не заходят туда по три месяца, а адрес своего местонахождения не указывают и спокойно ездят по разным странам выступать на турнирах. Они вообще не парятся, а мы переживаем за каждый свой шаг и расписываем все, чтобы к нам не было претензий, потому что малейшее подозрение — дисквалификация. А внимания к нам в сто раз больше.

— Да уж, такое «внимание» никому не понравится. А какие виды спорта вы любите смотреть, как зритель и почему?

— Легкую атлетику — реально королева спорта. Люблю играть в футбол, но не смотреть, потому что сидишь перед телевизором, кричишь и нервничаешь «ты что, не мог пас отдать?». Лучше самой играть, чем психовать.

 

МИХАИЛ КРУГ И BEYONCE

— Расскажите про свои любимые книги, фильмы и музыку?

— Любимый фильм «Ешь, молись, люби», я пересматривала его много раз. Музыка — у меня в плейлисте все — от Beyonce до Михаила Круга. В свободное время читаю книги по психологии, а в глобально свободное — путешествую. Самое любимое место — это Бали: возвращаюсь сюда каждый год и живу месяц отпуска тут.

— Сейчас вы тоже находитесь на острове Бали, который вы называете «местом душевного спокойствия». А что для вас Москва?

— Москва — это дом, где семья, друзья. Просто дом. Где бы ты ни был, всегда через какое-то время хочется домой — в свою комнатку, в свою кроватку, к маме и ко всем родственникам. Родной город, место моего рождения.

IMG_7378.JPG

 

ЗРЯ РУГАЛИ

— Расскажите тогда о своем детстве.

— Жила в районе Крылатское, там начинала заниматься футболом, тусовалась на Крылатских холмах. До сих пор мое любимое место в Москве, просто шикарный парк с роскошными видами. Централ-парк в Нью-Йорке отдыхает! Мы туда часто с родителями приходили и устраивали пикник. В центре мне нравится Фрунзенская набережная, отец был художником, сейчас его, к сожалению, уже нет, но его мастерская до сих пор там находится.

— По вашему мнению, в столице стало хуже или лучше?

— Ну конечно лучше! Хоть Собянина за плитку и ругали (смеется), но центр реально преобразился, улицы красивые, приятно смотреть. Еще лет 10-15 назад это был такой совок, а сейчас все развивается, город живет.

— Наш журнал выйдет в конце декабря. Поздравите наших читателей с Новым годом?

— Желаю в наше непростое время всегда находить какое-то тепло внутри себя, видеть только лучшее в любых ситуациях, даже в тех, когда нам кажется, что выхода нет, он обязательно найдется, если смотреть шире. Оставайтесь спокойными и открытыми ко всему новому.

После интервью я шел к метро и думал: лаборатория в Америке и разбитый холодильник. Почему эта ситуация всех устраивает? Их лишили флага и гимна? Запретили выступать? Провели расследование? Признали государством-спонсором допинга?

Нет.

Но уверен, что вся эта вселенская несправедливость — она не навсегда.

«Вы нам за холодильник еще ответите».

Немного перефразировал слова героя из прекрасного фильма Алексея Балабанова.

Копировать ссылку
Автор материала: Никита Есипов