Назад
27 Декабря 2019
2964

Ирина Винер-Усманова: «Счастлива жить в таком потрясающем городе, как Москва»

Ирина Винер-Усманова: «Счастлива жить в таком потрясающем городе, как Москва»

Знакомство с интерьерами Дворца художественной гимнастики Ирины Винер-Усмановой — это не только пиршество для глаз, а еще и осознание, что этот спортивный центр, открывшийся в Лужниках минувшим летом, действительно является уникальным по архитектуре и внутреннему убранству зданием. Особым удовольствием в ходе этой прогулки для меня стал рассказ прославленного тренера, наставницы олимпийских триумфаторов и чемпионок мира и Европы о том, как рождалось это чудо.

График президента Всероссийской федерации художественной гимнастики, главного тренера сборной России по художественной гимнастике таков, что лучше не терять ни секунды. Поэтому мы беседуем и проходя по коридорам, и заглядывая в раздевалки, и присев ненадолго за столик уютного кафе. Магия харизмы Ирины Александровны не ослабевает даже в моменты коротких пауз — такова особенность людей, ежедневно меняющих мир к лучшему. Произвольно скользим по темам, переходя от глобальных к житейским и наоборот, и этот тематический фьюжн гармонично перекликается с эклектикой главных пространств дворца. С него, точнее с вопроса о его создании, и начался наш диалог.

«И тогда я все остановила»

— Ирина Александровна, герои этой нашей рубрики, представители творческих профессий, обычно рассказывают, как строительство присутствовало в их жизни. Например, как они в детстве ремонтировали дачу. Вам же и вспоминать долго не нужно: недавно завершился грандиозный проект, в котором Вы принимали активное участие, — был возведен этот дворец. Расскажите, как шла работа над ним.

— Началось с того, что мой супруг Алишер Усманов сказал, что он построит спортивный комплекс для художественной гимнастики. Я, конечно, была очень счастлива, тем более узнав, что мэр Москвы Сергей Семенович Собянин дал разрешение возводить центр в Лужниках. Но когда работы начались, и я сюда пришла, то увидела, что строящееся здание совсем не для художественной гимнастики. Оно было в черных, коричневых, серых и белых тонах. Напоминало обычный большой спортивный комплекс европейского типа.

— И тогда?

— И тогда я, конечно, все это дело остановила. Повернула вспять. Я решила, что надо этот дворец сделать таким, чтобы все люди, которые сюда заходят, сразу могли понять, что здесь Россия, здесь, как писал великий поэт, русский дух и Русью пахнет.

IMG_2925.jpg

Приглашали мастеров, которые занимаются народными промыслами, в частности хохломской, жостовской росписью, холуйской лаковой миниатюрой. Так как я родом из Узбекистана, привлекли и узбекских художников. Они сделали очень интересную мебель из сюзане — тканей с ручной вышивкой в национальном стиле.

Вот здесь, в холле, куда сразу же попадают наши гости, гордость нашего дворца — мозаичные колонны высотой больше 20 метров. Хохломская роспись на них выложена вручную, есть стилизованная, а есть чистой воды хохлома. А другие колонны стилизованы под русские березы — сами они как бы стволы, а черные «отметины» на них — названия городов, в которых проходили соревнования по художественной гимнастике или развивается этот вид спорта.

Мозаичный пол — тоже моя придумка. Никто не верил, что можно сделать такой пол, чтобы как в Риме или Венеции. Но, как видите, получилось. Камушек к камушку, как говорится, перышко к перышку, и впечатление такое, что идешь по воде, которая блестит, сверкает.

— У вас тут даже урны, я вижу, стилизованные, с жостовскими цветами…

— Да. А указатели и часы — в хохломской стилистике. Здесь нет ничего случайного. Нам очень помог замечательный дизайнер Игорь Соловьев, который много чего здесь по моей просьбе придумал. И оформление кафе, и интерьер ВИП-комнат, и «звездное небо» над куполом арены. Перед нами стояла сложнейшая задача: сделать так, чтобы все это сочеталось. Добиться эклектики и не допустить китча. Мы эффекта безвкусицы очень боялись, но, к счастью, этого не случилось.

IMG_2767.jpg

— Вы упомянули арену. Это ведь, пожалуй, главная часть дворца?

— Безусловно. Это, конечно, грандиозное сооружение, площадка для масштабных состязаний – вплоть до олимпийских. Здесь есть также сцена, на которой можно давать большие концерты. Выступать здесь могут артисты эстрады, танцевальные коллективы, балетные труппы и даже оперные певцы, потому что очень хорошая акустика.

IMG_1804.jpg

Потолок над ареной высокий, в него были изначально спрятаны все коммуникации. Но я это поменяла. Убрали коммуникации, потолок благодаря этому увеличился в высоте — с 18 до 26 метров.

«Дворец построили за семь месяцев»

— Крыша в форме развевающейся гимнастической ленты — главная особенность внешнего облика дворца, его так называемая изюминка. Как родилась идея такого оформления?

— Я придумала эту деталь, еще когда создавался Центр гимнастики в Химках, в Новогорске. Правда, там она маленькая очень, всего две «волны». А здесь получились «волны» большие, как и лента, их пять. И в холле видно, что потолок повторяет изгибы ленты. Главный архитектор Москвы Сергей Олегович Кузнецов, руководивший проектным коллективом, здорово придумал, как воплотить этот замысел.

RUS_8141.jpg

— Правда ли, что Вы и по ночам могли заниматься вопросами строительства?

— Да, потому что изначально здесь было совсем мало народу, и я понимала, что ничего не свершится без усилий. Когда я пришла сюда в ноябре 2018-го, здесь была просто бетонная коробка. Я попросила помощи у заместителя мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марата Шакирзяновича Хуснуллина, и он не отказал. Очень помогли и генеральный директор «Мосинжпроекта» Марс Муллунарович Газизуллин, и, конечно, мэр Москвы Сергей Семенович Собянин. Благодаря им сюда пришли 1200 строителей, здесь буквально закипела работа. Ночью мне присылали материалы, документы — по почте, в СМС-сообщениях. Я смотрела, что здесь делается, как идет процесс и так далее. Да, было непросто. С этим «золотом» ленты, например, пришлось повозиться: не могли найти решение с материалом, чтобы оно сверкало, блистало. Но в итоге нашли, получилось очень здорово. И все было построено за семь месяцев.

— Будучи перфекционистом, можете ли Вы сказать, что довольны проектом, тем, как он исполнен?

— Могу сказать, что довольна. Он выполнен блестяще. Это подтверждается тем, что дворец вошел в шорт-лист премии, которую называют архитектурным «Оскаром». И он всегда высвечивается при поиске в интернете последних достижений архитектуры.

1884285c070543be439ca86cb07d25ae593ab1ca.jpg

Самое главное — детям здесь хорошо. Вот, например, холл. Когда во дворце соревнования, малыши приходят, смотрят их, а потом прибегают сюда, крутятся около колонн и уходить не хотят, потому что здесь интересно и красиво.

— А те, кто постарше, наверняка интересуются интерактивным музеем?

– Да, верно. Тут у нас информация и о легендарной танцовщице Айседоре Дункан, которую мы считаем родоначальницей художественной гимнастики, и обо всех наших титулованных гимнастках, и о тренерах. Огромная география российской художественной гимнастики — как говорится, от Москвы до самых до окраин. Мы можем нажать кнопку, и на экране высветятся все школы и центры, в которых можно заниматься этим красивым видом спорта.

А вот сейчас мы в одном из трех спортивных залов. В каждом у нас по три ковра, зеркальные стены, станки. Многометровые потолки — чтобы девочки могли делать высокие броски. Гимнастки из любой школы Москвы могут прийти сюда и заниматься, в том числе и сборная команда столицы по художественной гимнастике.

«Бог сделал так, что я стала тренером»

— Ирина Александровна, тема выстраивания своего профессионального пути — тоже одна из важных для нас. Вы ведь изначально поступали в Ташкентский медицинский институт?

— Да, и поскольку я была серебряная медалистка, то планировала сдать один экзамен на отлично и быть зачисленной. Но получила четверку, и нужно было сдавать все экзамены. А у меня соревнования! Мой папа был хорошим спортсменом, гимнастом, он меня тоже с детства приучал к гимнастике, я тренировалась с ним. Так вот, из-за соревнований я не могла сдавать много экзаменов. Поэтому уехала, а потом отнесла свою медаль в Ташкентский институт физкультуры, где меня сразу приняли. Таким образом стала тренером и преподавателем.

— Вы говорили в интервью, что медицина — это было в большей степени желание родителей…

— Ну да, у нас была семья врачей, потому, конечно, было желание родителей, и я подчинилась. Но Бог так сделал, так судьба сложилась, что я стала тренером.

Потом решили, что я должна быть кандидатом наук. Когда я для работы над диссертацией набрала экспериментальную группу, вышло так, что девочки из нее стали хорошими спортсменками. Мое первое поколение воспитанников сразу было замечено и обругано — критики называли их акробатиками и так далее. Но сейчас это в большом тренде. И вообще все, что я делала в молодости, сейчас стало правилами соревнований.

— А если бы Вы на экзамене в медицинском получили пятерку и поступили, как думаете, учились бы, не бросили?

— Я думаю, что как оно получилось, так и получилось. Так и правильно.

«Алина — это мое повторение»

— Как бывший педагог я знаю, что успех даже простого школьного учения зависит от дисциплины и требовательности наставника. В спорте требовательность порой граничит с жесткостью. Как Вам удается совместить твердость с человеческим подходом, который необходим в общении с детьми?

— Все дело в том, что человеческий подход — это любовь к детям, что не означает постоянного поглаживания по головке. Любовь — это результат. Чтобы ребенок понимал, что он способный, что он умеет, что может многого достигнуть. И, когда он все это видит, понимает, чувствует и действительно достигает, он благодарен. И никакие жесткости не остаются в его голове. Остаются только пьедестал, флаг страны, гимн.

— Говорят, что дети любят красивых и строгих наставников. Какое еще качество Вы добавили бы?

— Нет, дети любят не строгих и не красивых. Мой сын, когда ушла моя бабушка, которая его воспитывала, написал, что она самая красивая, самая справедливая и самая добрая. То есть он назвал 80-летнюю старушку самой красивой, понимаете? Ребенок не видит красивых или некрасивых, он чувствует любовь. Можно быть очень красивой, и тебя ребенок не будет любить, а можно быть не очень красивой, но во всяком случае профессиональной… Но самое главное — от тебя должна исходить энергетика любви.

— Среди Ваших воспитанников, которые достигли высот, Вы всегда выделяете Алину Кабаеву. Рассказываете, что при первой встрече она так улыбнулась, что Вы взяли ее, хотя и были некоторые сомнения. На сколько процентов этот фактор гагаринского феномена — обаяния определяет успех?

— На сколько процентов? На 70.

— Даже так?

— Даже так.

— Ваш супруг в одном из интервью говорил, что Вы с ней еще и совпали как тренер и спортсмен — по Вашей шкале требовательности и по ее стремлению сделать все, как надо. Подтверждаете?

— Алина — это просто мое повторение, и все мои задумки, которые я себе могла представить, она смогла воплотить. Поэтому я всегда говорю, что тренер должен быть профессиональным и любить спорт­смена, спортсмен должен быть талантливым и любить своего тренера и тот вид спорта, которым он занимается. Только тогда может быть успех.

— Вы Алину называли настоящей звездой и говорили, что звезде нужна мама…

— Да, и ее мама Любовь приехала из Ташкента в Москву сразу, как только я сказала. Она должна была быть с ней рядом, потому что у девочки в десятилетнем возрасте тоска по маме может заглушить всякую любовь к выбранному виду спорта.

«Преодолей себя»

— Я как филолог по образованию с удовольствием слушаю Вашу речь, фразы. Вот эта мне нравится, обращенная к гимнасткам: «Подними России флаг!» в значении «Победи!» Как она родилась, спонтанно?

— Ну, это да. Девочки у меня мотивированы. Я их с детства приучаю к тому, что они должны быть патриотами. И поэтому, например, своей девочке, которая недавно делала упражнения под третью часть первого концерта Петра Ильича Чайковского, очень сложную, бравурную музыку победителей, и стала трехкратной чемпионкой мира, я, когда она выходила на арену, сказала такую фразу: «Колокола, Кремль, Москва, Путин». И она вышла и сделала блестяще упражнения.

IMG_2917.jpg

Потому что они прекрасно понимают, что ни одна страна мира не делает для своих спортсменок столько, сколько для них делает Россия, и Москва в том числе. Вот этот Дворец гимнастики, повторю, был построен на деньги моего супруга, но это место намоленное, Лужники, — это все Сергей Семенович Собянин. Он и Владимир Владимирович Путин были в этом здании, им очень понравилось. Защищать честь великой страны, у которой такие руководители, я считаю верхом счастья.

— Что касается молитвы. По Вашим словам, Бог помогает сильным и тем, кто этого заслуживает. То есть логически Бог помогает тем сильным, которые заслужили. Какие же именно сильные, на Ваш взгляд, достойны Божьей милости?

— Просто сильные. Сильные духом. Которые умеют преодолеть себя. Олимпийский девиз — «Преодолей себя».

— В прошлом году в нашей стране проходил чемпионат мира по футболу. Вы, разумеется, болели за нашу команду и в день матча Россия – Испания заключили пари, поставив на победу нашей сборной. Этот азарт Вам присущ всегда?

— Никогда. Только когда был чемпионат мира здесь, вот тогда у меня был азарт очень большой. Я сидела и смотрела все матчи, а гуляя по городу, видела, как люди здесь счастливы, какое удовольствие они получают в Москве. Все было здорово.

— А какие-то еще виды спорта способны привлечь Ваше внимание?

— Мне нравятся фигурное катание, синхронное плавание, они близки к художественной гимнастике. Но я считаю, что все виды спорта — это искусство. Единственное, что бывают такие, где женщины поднимают тяжести. Например, тяжелая атлетика у женщин. Я сначала как-то возражала на этот счет. А потом подумала, что рождаются ведь разные люди. Есть те, которые действительно в этом себя могут найти, причем женщины тоже.

«Коллеги называют меня Лиз»

— Не могу не упомянуть: Вы прославились еще и как тренер, совершивший переворот в женской гимнастической моде. Боролись за что, чтобы девушки могли выступать на соревнованиях в красивых платьицах...

— Да, я боролась за это, потому что, если они уже хоть немного, как говорится, оформившиеся, они должны юбочками прикрывать какие-то зоны. Как в фигурном катании. Еще боролась за пайетки, за стразы, и сейчас у нас просто подиум.

— И это прекрасно. До 16 тысяч стразов может быть на костюме, верно?

— Может и больше.

— А Ваш уникальный стиль? Является ли он результатом сотрудничества со специалистами-имидж­мейкерами?

— Нет, я никогда ни к кому не обращаюсь. Я дочь художника, поэтому стараюсь сама заниматься всеми этими проблемами. У меня не хватает времени, для того чтобы кого-то призывать. И шляпы я ношу тоже для того, чтобы не делать бесконечно причесок.

— Шляпы Вам очень к лицу. И Вам наверняка говорили, что внешне Вы похожи на другую выдающуюся женщину – кинозвезду Элизабет Тейлор. Как Вам такое сравнение?

— Приятно, конечно. Она красавица. Меня коллеги в разных странах мира даже называют иногда ее именем — Лиз.

— Еще раз о словах. Вот это Ваше шутливое «канещна», мелькающее иногда в телеинтервью, — оно откуда?

— Так говорит моя подруга из Израиля. Она самостоятельно выучила русский язык и какие-то слова произносит очень симпатично, хоть и неправильно. Одно из них — «канещна». А еще — «С Богим». И это мне так нравится, что я сама иногда так говорю.

— Незадолго до нашей встречи я слушала лекцию психолога-коуча. Сразу скажу: отличного специалиста, не шарлатана, коими сейчас наводнен рынок. Она, говоря о женской силе и слабости, привела в пример Вас. Сказала, что такие женщины, как Винер-Усманова, слушают своего мужчину, склонив голову, но, выходя за порог, сметают все на пути к великой цели. Я склонна думать, что это правда. Как Вам удается найти баланс?

— Я стараюсь не спорить со своим супругом. Потому что я Лев по гороскопу, я настолько ненавижу несправедливость, что могу болеть от этого дела. А он Дева, у него критический склад ума. Поэтому лучше не спорить. Как мне удается? (Улыбается.) Воспитание. «Преодолей себя».

— Заключительный аккорд беседы — Ваше мнение о Москве сегодняшней.

— Москва сегодняшняя — красавица. Я счастлива, что живу в таком потрясающем городе. И безумно благодарна руководству нашей столицы, Сергею Семеновичу и всей его команде, за то, что из Москвы сделали город с практически хирургической чистотой.

Москва преобразилась: построены дороги, развязки для машин, здания красиво оформлены и подсвечены. Старинные дома реконструируются. Заходишь во дворы, и нигде нет такого, чтобы сверху был глянец, а внутри — грязь. Везде чистота и порядок. Это дорогого стоит. И вот эти все интересные, нужные и важные проекты — это, конечно, большая работа руководства Москвы.

Копировать ссылку
Автор материала: Жаннат Идрисова
Интервью
Копировать ссылку