Назад
Исправляя ошибки, или Команда перфекционистов
10 июня 2022
304

Исправляя ошибки, или Команда перфекционистов

Современный дизайн любых помещений требует проработки каждой детали. Сегодня очень важно, чтобы все было не только красиво и стильно, но еще практично и функционально.

Основатель и арт-директор бюро KONONENKO.PRO Антон Кононенко расскажет нашим читателям о том, как исправить ошибки застройщика, какой должна быть кровать, чем строительные нормы 70-х годов так плохи и почему строителям нельзя отдавать слишком красивые чертежи.

— Антон, чем именно занимается ваша команда?

— Архитектурным проектированием и дизайном интерьеров. Последние годы сфокусировались на работу с девелоперами, делаем архитектурные концепции, планировочные решения, дизайн интерьеров МОПов, входных групп. Конечно, не забываем о маркетинговой красоте — делаем концепции для рекламы, красивые и понятные чертежи, реалистичную визуализацию квартир. Все это одно большое направление, целый комплекс работ. Так что можно нас назвать «улучшателями»: мы часто переделываем планировки. То есть к нам обращается застройщик с жилым комплексом на начальной стадии строительства и ему кажется, что там что-то не так, нужно что-то исправить. У нас большой опыт работы с частными клиентами, поэтому есть понимание того, что хочет конечный потребитель: в рамках планировки, удобства, эргономики и функционала в квартире. И мы делаем все возможное для этого, разумеется в рамках СНИПов и ГОСТов.

— То есть вы устраняете ошибки застройщиков?

— Скорее, неточности планировщиков и архитекторов, которые привыкли работать более крупными мазками и не замечают некоторых нюансов. Также мы переделываем оформление планировок для рекламных и маркетинговых материалов
с детальной расстановкой мебели и готовой визуализацией, чтобы застройщик мог конечному потребителю показать красивые чертежи, а не непонятные рисуночки. Мы показываем все, вплоть до стульчика, пуфика, кресла и даже декора.

2.jpg

— Цветовую гамму каждого условного стульчика тоже подбираете?

— Бывает и так, но это обычно делается на визуализации. Мы стараемся угодить всем и пытаемся быть гибкими с конечным потребителем. Мы иногда как делаем — есть планировка фиксированная, например, с двумя спальнями. Обязательно нужно предложить несколько вариантов, обязательно! В первом варианте может быть спальня и детская, в другом варианте мы показываем спальню и гостевую, а в третьем — спальню и кабинет. Это делается для того, чтобы каждый человек мог прикинуть для себя, как ему будет лучше. По такому же принципу мы работаем по всем остальным местам: санузлам, гостиной, кухне. Кому-то важен большой стол на кухне, если у этого человека большая семья, а кто-то хочет сделать основной упор на «мягкую зону» с креслами и подушками, потому что к ним приходит много друзей, а кухня им фактически не нужна, они не любят готовить и всю еду заказывают. Поэтому мы на уровне планировки уже накидываем разные варианты и сценарии расстановки мебели, чтобы в конечном счете услышать «О, да, это классно, это мне нравится, это мне подходит». Это наша основная задача.

— Получается, что вы разрабатываете под каждого клиента свой уникальный проект?

— Мы угадываем его образ, какой он, учитывая местоположение и ценовой сегмент жилого комплекса. И, исходя из этого, разрабатываем разные варианты планировки.

— Сейчас в Новой Москве строится очень много жилья. Наверное, в основном работаете там?

— Работаем и в Новой Москве, и в «старой» примерно пополам. В Новой Москве у нас в основном проекты в сегменте «Комфорт», «Комфорт+» со своей специ­фикой и потребностями, а в «старой» Москве — это проекты в центре: внутри третьего кольца, внутри Садового кольца… Тут в основном «Бизнес», «Бизнес+» и «Премиум» сегменты. Здесь гораздо интереснее. У нас был опыт разработки таунхаусов в центре Москвы с непростыми планировочными решениями, а также проект реконструкции особняка. Когда речь идет не о строительстве нового объекта, а реконструкции старого, то в этом случае нужно тщательно продумать планировку. У нас была задача разместить 20 апартаментов бизнес-класса средней площадью от 40 до 80 квадратных метров в двухэтажном здании 50-х годов с уже существующими оконными проемами и несущими стенами. Там каждый квадратный метр был суперважен! Столкнулись с кучей ограничений, но в итоге у нас получился интереснейший проект.

Копия 2.jpg

— Я видел, что у вас большая команда. Над сложными проектами вы работаете всей командой?

— Мы под каждый проект формируем проектную группу. Она может состоять из двух человек, может из пяти-семи человек, это зависит от объема проекта, площади и срока. В целом, мы на каждый проект назначаем руководителя, отвечающего за весь процесс. Но мой функционал в основном заключается в качестве арт-директора и ключевого взаимодействия. Кстати, некоторые проекты я сам веду как ведущий специалист. У нас работа такая, что невозможно все поставить на рельсы, как на заводе, тут творческая специфика, задачи каждый раз разные. Поэтому мы все, как я уже говорил, гибкие ребята — проектные группы можем усиливать, если видим, что проект сложный и идет тяжеловато. Для того, чтобы это все работало, мы внедряем регламенты в работу, шаблоны файлов и правила оформления чертежей и создания планировок, как можно делать, а как нельзя делать. Мы сформировали для себя внутренние законы, как точно можно, как точно нельзя, начиная от минимальной площади спальни, санузла, до размера ширины прохода между стеной и кроватью и размера душевой кабины. За много лет это все отработано — когда мы работали на частных объектах, мы не только делали чертежи, но и претворяли их в жизнь. И поэтому многие моменты, которые проходят по современным нормам, СНИПам и ГОСТам, в реальной жизни вообще работать не будут, это просто неудобно — люди не хотят покупать жилье за много миллионов и жить по нормам хрущевок 70-х годов. Лучше сразу спроектировать правильно, чтобы удовлетворить большую часть потенциальных покупателей.

— Тоже верно — бумага и жизнь вещи разные.

— Совершенно верно. К нам попадали проекты в руки с планом квартиры и расстановкой мебели, но ее размеры не соответствовали действительности. Пример: проектировщики заложили ширину спальни 2,5 метра и поставили там двухметровую кровать. И остается 500 миллиметров проход. И вроде бы кажется, что все хорошо, такого прохода должно хватит, но мы должны понимать, что не существует двухметровой кровати. Два метра — это матрас! С каркасом, изголовьем и подвешенным над кроватью телевизором, попасть во вторую часть спальни будет просто нереально. Если бы ЖК построили именно так, то 80% жильцов переделывали планировку.

Копия 3.jpg

— Хорошо, что вовремя исправили эту ошибку. А вы продолжаете работать с частными лицами?

— Естественно, у нас есть постоянные клиенты. Внутри компании есть те, кто продолжает заниматься частниками, а есть отдел, который занимается работой с застройщиками, девелоперами и бизнес-заказчиками, на которых мы делаем упор. Бизнес-заказчики — это торговые центры, рестораны, гостиницы, офисные пространства, коворкинги. Там мы придумываем и оттачиваем интересные фишки.

— Сложно?

— Так сложилось, что первые несколько лет работы мы занимались офисами и ресторанами. В 2009 году у меня был очень стрессовый, но самый запоминающийся проект — ресторан в регионе. Тогда мы сделали одно из самых модных и стильных мест города, которое просуществовало больше семи лет. Благодаря этому проекту, у нас появилось много клиентов, ведь всегда можно было спросить: «Знаете это заведение? Мы проектировали», а оно было у всех на слуху.

— Часто работаете с регионами?

— До 2015 года у нас было очень много объектов в регионах, со временем их стало меньше, осталось около 10 процентов.

— А как вы вообще приняли решение стать архитектором?

— Я думаю, что так сложилось исторически — не могло быть иначе. Если совсем глубоко копнуть: у меня папа —
художник, а мама — инженер-проектировщик, специальность ПГС (промышленное гражданское строительство). Все мои родственники так или иначе связаны со сферой строительства — три брата и дядя. А я вот пошел на архитектуру, в детстве рисовал, закончил художку. В школе любимые предметы были геометрия и черчение. Все сложилось как-то само.

Копия 10.jpg

— У вас были какие-то курьезные случаи или смешные моменты в вашей деятельности?

— Мы перфекционисты и любим красивую подачу, заказчиков тоже к этому приучаем. В какой-то момент мы начали делать на плане с мебелью красивую штриховку на полу, как будто паркетная доска или плитка. Однажды, передав прое­кт-альбом строителям, они решили не листать его до конца и уложили весь пол плиткой по картинке. С тех пор мы решили, что больше не будем делать слишком красивые чертежи, остановились на вариантах попроще.

— Команда перфекционистов — звучит мощно. Не мешаете друг другу?

— Нет, мы же команда! Наша совместная работа позволяет оптимизировать стоимость проектирования и строительства и выдавать сразу максимально качественный результат, чтобы не ущемлять ни архитектуру, ни дизайн, ни эргономику. За счет этого комплексного подхода мы продолжаем развиваться ежедневно и дарить людям комфорт. В планах создать совместный проект с девелоперами, чтобы мы выступили партнерами в каком-то проекте. А потом, может, и сами станем застройщиками (смеется).

Общая.jpg

Копировать ссылку
Автор материала: Никита Есипов