Крутой замес
27 декабря 2021
2588

Крутой замес

Нынешний герой немногословен. Хотя хорошее образование (а за плечами у него два вуза!) с легкостью позволяет поддержать разговор почти на любую тему. Но словам он предпочитает дело. Нелегкое, физически затратное, по-настоящему мужское и в прямом и переносном смысле — основательное: на его фундаменте стоят многие дома, станции метро и автотрассы. Он твердо убежден, что не ошибся с выбором профессии, потому что результат его труда важен и очевиден. Его работа под силу не только физически крепким людям, а тем, про которых говорят, что они парни «крутого замеса».

Знакомьтесь: Анатолий Мельник, 37 лет, монтажник АО «Мосфундамент-6», в паре с коллегой Алексеем Лычагиным они стали победителями конкурса профессионального мастерства «Московские мастера» в номинации «Мастер бетонных работ».

 

Особый мир — стройка

 

Почему стройка? Выбрал инженерную специальность, потому что была склонность к точным наукам, математика хорошо давалась. Хотя первоначально выбор стоял между строительством и железной дорогой — мои родственники работали в этой сфере. Но семья не повлияла на мое решение. В итоге закончил Луганский национальный университет «Промышленное и гражданское строительство». После вуза поработал с полгода мастером на стройке. Там же работала бригада, где бригадир и половина рабочих оказались земляками. Так вот зарплата у них была в четыре-пять раз побольше, чем у мастера. Я подумал и перешел к ним, стал работать на монолите. Не хотелось сидеть на шее у родителей, для меня важна финансовая самостоятельность.

Но я никогда не жалел, что выбрал рабочую специальность, а даже благодарен, что судьба сделала такой вираж.

Были и наставники, и учителя, которые объясняли азы профессии — это прежде всего первая моя бригада. Они многому научили, да и бригадир был очень опытный, друзья обучили плотницкому делу, а дальше, уже на другой работе, познавал азы монтажного дела: как раскреплять, как правильно строить, с чего начинать, с какого края подходить к конструкции.

Мастер бетонных работ — это профессия молодых и физически сильных людей, это в первую очередь. Но надо быть не только физически, но и морально крепким. Потому что от тяжелого труда — ведь работа в любую погоду: дождь, снег, ветер — многие ломаются именно морально, не все выдерживают. Есть примеры, когда приходят в эту профессию и бросают, некоторых, бывает, и на полсмены не хватает. Кто-то думает, что высота — это не страшно, особенно когда начинают на первых этажах, а поднимаются выше и понимают, что эта работа не для них.

Стройка — это особый мир: здесь сразу видно, кто и что из себя представляет. Она, словно лакмусовая бумажка, проявляет человека, показывает, способен ли он выдержать нагрузки. Поэтому есть те, кто не приживается, не справляется. И это не только вопрос физической подготовки и профессиональных качеств. Здесь, на стройплощадке, важны и личные качества, ведь стройка — это большой коллектив, условно некая семья.

У меня не было проблем с общением, я в коллектив вливаюсь быстро и легко нахожу общий язык со всеми. То есть на стройке, почти как у Высоцкого: «Если сразу не разберешь, плох он или хорош, парня в горы тяни — рискни!» Здесь точно так же, да и высота почти та же, набирается с каждым этажом. Бывает, приходит человек: и специалист хороший, и работать умеет, а характер «с гнильцой». Тяжело с таким, и, как правило, долго он не задерживается. Или бригадир, звеньевой, видит проблему, и чтобы не портить отношения в коллективе, переводит его на другой участок.

RAW_3282.jpg

И на стройке по-прежнему важны взаимовыручка и поддержка. Даже если что-то личное, беда какая-то случилась, коллеги всегда придут на помощь.

 

Даешь бетон!

 

Мой рабочий день зачастую начинается с кружечки чая или кофе. Приходим на стройку раньше, до начала рабочего дня и начинаем общение, распределяем обязанности. Сначала думаем и обсуждаем процесс, каждый дает свои предложения, ведь одна голова хорошо, а много еще лучше.

Это не просто сугубо физическая работа, здесь есть место и для интеллектуальной деятельности. И даже на конкурсе (о конкурсе профмастерства ниже — прим.ред.) в руках у нас сначала были чертежи, и нужно изучить и поработать с проектом прежде, чем приступить к работе.

прежде чем приступить к работе, надо подробно изучить чертежи и подумать, с какого края подступиться. Оценить, как качественно и эффективно выполнить задание, грамотно распределить свои силы. Ведь любую работу можно выполнить по-разному: один человек, не подумав, будет выполнять ее три часа, а другой сделает за час. Нужно осмыслить весь процесс.

Есть место не столько творчеству в чистом виде, а скорее — грамотному творческому осмыслению. Важно понять, как воплотить в реальность то, что придумали проектировщики. И иногда для этого нужно проявить настоящее творчество: думаешь над опалубкой, что-то выпиливаешь, подгоняешь и тому подобное.

Я считаю, что по-прежнему высок престиж рабочего. Да, раньше это была профессия, овеянная романтикой. В далекие советские времена, когда строили ДнепроГЭС, Магнитку, даже был такой девиз: «Даешь бетон!» Но и сейчас она остается очень важной и нужной.

RAW_3290.jpg

Как человек, имеющий за плечами два высших образования, я мог бы выбрать другой путь. И я пробовал разные пути: в 2008 году, когда случился кризис на стройке, уходил на шахту. Получил второе высшее образование, окончил металлургический институт по специальности «Промышленная разработка угольных месторождений», работал ИТР на шахте, у меня более пяти лет подземного стажа. А потом опять вернулся на стройку и уже в монолите работаю более 13-ти лет.

В АО «Мосфундаментстрой-6» работаю около года. Мне здесь комфортно, многих своих нынешних коллег знал по прежним местам работы. И с Алексеем Лычагиным был знаком и раньше, до того момента, как попал на конкурс.

 

На старт! Внимание! Начали!

 

Как я попал на конкурс «Московские мастера»? Наверное, заметили, оценили мою работу, поэтому и предложили поучаствовать в конкурсе. Сначала была мысль отказаться — ведь только ушел в недельный отпуск, а тут такое предложение. Поговорили с женой, подумал, а если предложат другим, и они выиграют — будет очень обидно. Поэтому решил: лучше потеряю отпуск, но по­участвую. Это был своего рода азарт, а я в разумных пределах азартный человек.

Считаю, что в работе это важно, чтобы искорка была. Если есть азарт, та самая искорка, и работается легче, появляется возможность между звеньями потягаться, кто быстрее, кто качественнее, а это здоровый дух соревнований. И тут вопрос не банального мужского тщеславия, я считаю, азарт должен быть в любой профессии — тогда и работа не воспринимается как рутина.

Конечно, подготовка к конкурсу была. Предварительно нам выдали приблизительные задания, конечно, на самом состязании их изменили. Но это дало возможность обдумать, проанализировать, какие изменения можно внести, рассчитать свои действия (например, как утяжелить конструкцию) и их последовательность. Пару дней даже на площадке потренировались, руками, что называется, пощупали.

На конкурсе были только практические задания. В течение двух дней нам предстояло выполнить два модуля: арматурный каркас и малую архитектурную форму. Все команды получили чертежи и эскизы заданий (модулей). Очередность выполнения оставалась на наше усмотрение

Волнения сначала не было, оно появилось, когда выполнили работу и ждали оценок жюри. Когда работали, волноваться было некогда, только слышали отсчет времени: «До конца 10 минут, 5 минут…» Надо признаться, мы с Алексеем сильно на первое место не рассчитывали, думали, что в тройку лидеров точно попадем. Если изнутри оценивать уровень сложности, соперников, отмечу, что КРОСТ, ПИК — сильные соперники. Всего участвовало десять команд, с большинством участников я сталкивался раньше, на различных стройплощадках вместе работали, когда метро, например, строили. И я понимал, что мы были сильнее многих из них.

Когда озвучили победу, конечно, испытал чувство гордости, в первую очередь, перед семьей, друзьями, коллективом. Коллеги поздравили, но теперь требуют больших результатов (улыбается). Получается, победа обязывает, повысился уровень ответственности.

DSC_0235.jpg

Профессиональные конкурсы нужны, они поднимают престиж рабочих профессий. И если бы еще раз предложили поучаствовать в этом же или другом конкурсе, конечно же, согласился, пошел бы с удовольствием. Участие, а тем более победа дает понимание, что ты достиг новой ступеньки, это еще и шлифовка тех знаний и умений, которые уже есть.

 

Выбираю нестандарт


Нравится работать с чем-то нестандартным. Может, поэтому не очень люблю типовые здания, где на неделю вперед знаешь, что ты будешь делать, где все по дням расписано. Кому-то, может, так проще — не надо голову ломать. Но лично для меня, когда все просто — неинтересно. Это как раз к вопросу о творчестве. Я после конкурса в разговоре с организаторами даже сказал, что если бы задания были сложнее, было бы интереснее. Но там ограничения (например, маленькие конструкции) объясняются и площадкой, и временем.

Для меня преодолевать трудности всегда интереснее. Каждый новый объект — это всегда сложно: пока разберешься, вникнешь, но это и мотивирует. Интересно работать с нестандартными, нетиповыми объектами, где с каждым этапом подробно разбираешься, получаешь новый опыт, где в большинстве случаев надо оценить перспективу, посмотреть на один-два этапа вперед, представить, что должно получиться, постараться избежать ошибок.

 

Профессия и ее секреты

 

Для монтажника, для человека, работающего с бетоном, важна голова на плечах, нужно знать последовательность действий, технологии строительства и укладки бетона. Хотя это важно и в любой другой профессии.

Это главные «секреты». Если какую-либо конструкцию начнешь строить не с того края, не закончив определенные этапы, приступишь к следующим, — потеряешь в скорости. Это азы, с этого должны начинаться первые шаги в профессии. Обычно в звене есть распределение, кто за какой этап отвечает. Например, у нас на стройплощадке, когда «прилетел» подъем, остановили, приняли бетон — один занимается отвесом, другой геодезией, закрепили, прошпильковали, ждем следующий. Многие как раз и ошибаются, в том числе и на конкурсе, что нарушают последовательность действий. Получается, либо не все эти азы знают, либо в спешке от волнения забывают о них.

Можно сказать, что наша работа — это один из основных этапов, с которых начинается стройка. Если в двух словах объяснить весь технологический процесс, то сначала делается арматурный каркас по чертежу: нужно связать, зафиксировать, положить защитные слои, залить опалубку бетоном, при этом не выйти за пределы геодезии, соблюсти все геометрические пропорции.

Если на этом этапе что-то упустить, последствия будут серьез­ными. Бывают ошибки в работе: не ошибается тот, кто не работает. Кроме того, многое зависит от качества фурнитуры, может сказаться усталость металла, стяжные элементы могут лопнуть или пойти деформация из-за нагрузки. Конечно, все это можно исправить, но это чревато потерей времени и средств, потребуются новые материалы на исправление. И очень обидно, когда это случается из-за элементарной мелочи, невнимательности. Но сложнее исправлять чужие ошибки.

Монтажники могут смонтировать все: и любую опалубку, и металлоконструкции, и стеновую опалубку. Но каждое звено выполняет свой этап работы, тот, в котором оно более сильно: одни вяжут арматурные каркасы, плотники выполняют горизонтальное покрытие, кто-то строит «вертикал» и «горизонтал» (вертикальный и горизонтальный монтаж).

Мне приходилось работать на разных направлениях, ведь монтажники справятся с любой задачей, был бы чертеж в руках. И в общей сложности, наверное, процентов десять от всего, что я на монолите работаю, я занимался армированием.

Стройка становится все более технологичной. Можно проследить, как меняются технологии. Многие инструменты становятся гораздо легче и эффективнее, даже башенные краны, их скорость, стали другими.

По себе могу проследить профессиональный рост, и в нашей профессии есть куда расти, когда я пришел на стройку — я ничего не умел. Конечно, помогли знания, полученные в институте, например, чертежи читать. А вот работать, думать, как лучше и более эффективно выполнить тот или иной этап, стал уже в процессе работы. Научился понимать последовательность действий.

 

О источнике силы, Москве и знаковых объектах

 

Наш труд — сложный и тяжелый, и помогает прийти в себя, восстановиться семья. Дома встречает сын Иван, ученик четвертого класса, и жена Юлия. Сын учится на «отлично», и я могу назвать его помощником и надеждой. Но на его выбор профессии не хочу влиять, это в любом случае будет его выбор. Сейчас он мечтает стать хирургом.

IMG_1.jpg

Поэтому моя «батарейка», мой источник силы — это моя семья и родители. Главная семейная традиция — встречать праздники дома, в кругу своей семьи.

Если говорить о Москве, о тех местах, что нравятся, это, конечно, стадион «Лужники». Нравится район Народного Ополчения, он не сильно шумный, с уютным парком. Я вообще не люблю шум и суету, и в моменты отдыха наслаждаюсь тишиной и покоем.

Есть объекты, которые мне запомнились, стали для меня по-настоящему знаковыми, про которые с гордостью могут сказать, что там есть и мой вклад, частичка моей души. Это трасса «Москва — Санкт-Петербург» (полтора года на этом объекте проработал, строил путепроводы и мосты). Там было по-настоящему тяжело: болото, лес кругом, сырость, зимой холодно. Запомнились стадион «Лужники» в Москве и стадион «Волгоград Арена» — современные объекты, построенные к чемпионату мира по футболу 2018 года. Есть чувство сопричастности, когда работаешь на таких объектах. И когда видишь их законченными, испытываешь настоящее чувство гордости.

RAW_3618.jpg

Копировать ссылку
Автор материала: Наталья Черкасова