Назад
Курс на эстетику и комфорт
19 апреля 2021
1208

Курс на эстетику и комфорт

В Москве создается новый архитектурный дресс-код для реновируемых кварталов

Примечательно, что если обозначить название международного конкурса «Облик реновации» аббревиатурой, то получится слово, выражающее реакцию большинства москвичей на первые сообщения о реновации жилого фонда — «ОР». Ах, вы не знаете об этом конкурсе? Тогда, перефразируя классика-юбиляра, дань уважения которому отдана в этом номере, скажу: «За мной, читатели, и вы узнаете о состоявшемся в Москве уникальном архитектурном состязании, результаты которого станут известны совсем скоро, в конце этого месяца!»

Но прежде напомню, что в одном из номеров мы писали о том, как поначалу негативно была воспринята в 2017 году жителями столицы реновация жилищного фонда, объявленная правительством Москвы. Соцсети, СМИ кипели то бурным, то сдержанным возмущением. Горожане считали, что власти хотят таким образом просто высвободить удобные площадки под коммерческие объекты, ухудшив при этом условия их проживания. Мэр Москвы Сергей Собянин подчеркивал в своих выступлениях, что благодаря реновации москвичи, проживающие в ветхих многоэтажках1950-1960-х годов «рождения», получат квартиры в новых домах и что включение объектов в программу будет осуществляться с учетом мнения жильцов.

С тех пор прошло времени достаточно для того, чтобы москвичи поняли: реновация — это благо, не столько революция, сколько ренессанс идеи о, казалось бы, невозможном — по-настоящему комфортном проживании людей в огромном городе. И хор недовольных, а, проще говоря, ор мало-помалу утих.

ZIL_2850.jpg


Конкурс «Облик реновации»: внимание фасадам

То, как ответственно правительство Москвы относится к этому масштабному проекту, стало видно уже спустя два месяца после первых заявлений о нем: в апреле 2017 года в столице стартовал Международный архитектурно-градостроительный конкурс на разработку концепций пяти экспериментальных площадок реновации жилфонда в Москве. Главный архитектор столицы Сергей Кузнецов тогда отмечал, что основной задачей конкурса, собравшего более 130 заявок от почти 300 компаний мира, является получение не конкретных решений, а концептуальных предложений к подходу планирования.

ZIL_0683.jpg

Тогда победители в составе проектных команд Главного архитектурно-планировочного управления Москомархитектуры дорабатывали проекты планировки территорий перед выносом их на публичные слушания. По результатам этой работы рассчитывались технические показатели и вносились необходимые изменения.

Кузнецов, отмечая важность конкурса, заявлял, что город получит в первую очередь не привычные спальные районы, а полноценную городскую среду со структурой улиц, развитой социальной и коммерческой инфраструктурой, иерархией пространств.

Тут следует учитывать, что город уже несколько лет целенаправленно проводит политику отказа от микрорайонов и, соответственно, возрождения квартальной застройки. Такая застройка преобладала в Москве до эпохи массового возведения домов, до того периода, когда классикам советского кинематографа было просто грешно не снять комедию о том, как москвич не сразу понял, что он принял чужую ленинградскую квартиру за свою. Ее принципы: развитая уличная сеть, сокращающая в разы количество пробок, освобождение дворов от машин, зонирование — отделение частной жизни от общественной, наличие настоящих, а не номинальных пешеходных зон, органичное, даже эстетичное внедрение в жилую инфраструктуру социальных и сервисных объектов, а также архитектурное разно­образие.

И для соблюдения последнего постулата осенью 2020 года московские власти инициировали вышеупомянутый конкурс на разработку концепций архитектурных решений под названием «Облик реновации». Сейчас он близится к завершению. Основной предмет оценки жюри — эстетика фасадов домов, возводимых в рамках программы реновации. Международный статус состязания позволил привлечь опытных архитекторов со всего мира, с их помощью будут получены, соответственно, реализованы уникальные в плане дизайна и технологий предложения. Участники конкурса, в свою очередь, получили шанс проявить себя и показать, как современный архитектурный язык «озвучивает» проекты такой тематики и подобного масштаба.

 

Пришло время думать о красоте городского «лица»

Всегда найдутся, мягко скажем, скептики, способные обесценить любое начинание, высказать колкое замечание. Так и здесь: уже витает в воздухе ироничное «О, фасады! Забота о красивой обертке? Лучше бы на «начинку» деньги тратили!»

Небольшой исторический экскурс: по мнению экспертов, восприятие города как системы фасадов сформировалось достаточно давно, в XVII-XVIII веках (а слово «фасад» происходит от итальянского «facia» — «лицо»). В начале XIX столетия этот принцип легко приняла так называемая новая, более лапидарная архитектура, отражавшаяся в обликах доходных домов, общественных зданий, вокзалов. Уже со второй половины позапрошлого века скромность архитектурных высказываний стала, в основном, расти (оно и понятно, так часто — чем дальше, чем проще), в итоге мы сегодня в жилом секторе имеем то, что имеем — массивы домов, неотличимых друг от друга, как солдаты войска Безупречных из «Игры престолов». Кстати, с таким же интересом смотрели бы мы этот культовый сериал, если бы на экране аскетичная армия Дейенерис Таргариен не сменялась то пестрой ордой Диких, то стройными шеренгами подданных Станиса Баратеона, то брутальными подразделениями Ночного дозора? Вопрос риторический.

soldiers.jpg

«Фасад — это, по сути, интерьер города, и качество фасадов во многом определяет качество городской среды», — таково мнение члена жюри конкурса, директора музея архитектуры имени А.В. Щусева Елизаветы Лихачевой. По ее словам, сегодня особенно понятно, что в эпоху индустриальной архитектуры и типовых решений необходимо разрабатывать нетиповые решения фасадов.

— Вполне возможно, что если бы эта идея пришла кому-нибудь в голову лет 50-60 назад, наши спальные районы пользовались бы гораздо большей популярностью у жителей, чем сейчас, — подчеркнула она, добавив, что такова особенность человеческого зрительного восприятия: нам нужна разнообразная городская среда.

— Я рад, что этот конкурс на дизайн фасада состоялся, мы ждали его, — сказал член жюри «Облика реновации», глава архитектурного бюро АБТБ Тимур Башкаев. — Правильное решение, последовательный шаг в программе реновации. Организовано все грамотно, оптимально, процесс идет хорошо.

 

Уникальный стиль площадок поможет идентифицировать район

Что касается этапов конкурса: после объявления его в ноябре 2020-го стартовал прием заявок, который длился почти месяц.

Как сообщила ВОМС Татьяна Гук, директор Института Генплана Москвы, выступающего организатором «Облика реновации», было представлено 105 заявок из 17 стран мира.

— Члены жюри проделали колоссальную работу по оценке соответствия всех команд таким критериям, как опыт реализации релевантных проектов, опыт ведения проекта на всех стадиях проектирования, стилистика работы, состав консорциумов и отдельно состав команд, которые будут работать над проектами, — пояснила Татьяна Николаевна. — Кроме того, при отборе участников второго тура конкурса жюри руководствовалось общими принципами градостроительной идеологии, последовательно реализующейся в Москве.

Отбор прошли 54 команды, перед которыми на следующем этапе была поставлена глобальная задача: разработать концепции 31-й площадки проектирования. Для каждой площадки планируется три решения, таким образом, на выходе жюри рассмотрит 93 проекта. Команды получили от одной до четырех площадок.

«Участники должны выявить особенности площадок проектирования, сформировать их уникальный стиль, по которому жители смогут идентифицировать свой район», — так прокомментировал Сергей Кузнецов второй тур на сайте «Облика реновации».

К концу марта жюри получило готовые проекты, и сейчас производится их оценка и техническая экспертиза.

Кстати, не только у скептиков, но и у доброжелательно настроенных граждан может возникнуть резонное недоумение: почему в конкурсе принимают участие архбюро, руководители которых состоят в судейской коллегии?

Ответ прост. Как сообщил Тимур Башкаев, система конкурса такова, что, например, он не анализирует проекты своего коллектива. Отметим, что во всем мире существует практика участия членов жюри среди конкурсантов при отсутствии возможности голосовать за самих себя; такой подход распространен, в частности, в европейских архитектурных конкурсах.

И еще подробность из разряда немаловажных. Дело в том, что на сайте конкурса один из наиболее частых вопросов звучит так: «Но по программе реновации уже построены некоторые дома. Как они впишутся в предложенные концепции? Не будет ли их жителям обидно, что они попали в дома, которые не соответствуют новому визуальному коду?» На этот счет есть хорошее разъяснение, что в самом начале процесса работа велась над стартовыми домами, запускающими масштабный проект, и «на этом этапе уже начала формироваться определенная стилистика. Есть уникальные, необычные дома, но в них также прослеживается преемственность решений, они полностью соответствуют вышеуказанным стандартам».

Организаторы конкурса обещают: «Дома, построенные по новому визуальному коду, не будут слишком сильно выделяться. Уместность и сдержанность решений — один из важнейших критериев оценки. А для участников такие ограничения — дополнительный творческий вызов».

dom-pertsova.jpg

 

Поиск кода для жилья новой эпохи

Что важно в конкурсе помимо целей, стремления его участников к победе? Много всего, в том числе — созидательный, идейный настрой организаторов и конкурсантов.

— Порадовала широчайшая география конкурса, большое количество команд, — поделилась впечатлениями Татьяна Гук. — Разработкой проектов сейчас занимаются российские команды из Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, Тюмени, Уфы, Ярославля и иностранные компании из Великобритании, Швейцарии, Нидерландов, Франции, Италии и Испании.

Как рассказала директор Института Генплана Москвы, в составе консорциумов, прошедших во второй тур, — как молодые архитектурные бюро, так и крупные проектные институты. Среди конкурсантов представители таких архитектурных бюро, как «Гинзбург Архитектс», MLA+, Zaha Hadid Architects, «Цимайло Ляшенко и Партнеры», ASADOV, Citizenstudio, Megabudka, UNK project и другие.

«Также приятно удивил тот факт, что среди участников второго этапа конкурса не только всем известные звезды первой величины, как, например, Zaha Hadid Architects, но и молодые российские архитекторы, причем не только московские», — резюмировала Татьяна Гук.

Значимым для истории развития Москвы считает конкурс его участница — архитектор, партнер KRNV architects Надежда Коренева. «У него очень амбициозная и благородная цель — найти новый художественный язык для визуального выражения качества жилой среды. Разрабатываемые территории — это большой процент городской периферии, у каждого района есть свой портрет. Архитектура жилья всегда фиксирует время, и сейчас мы стараемся найти будущий код, по которому можно определить эпоху реновации», — сказала она.

Другой конкурсант, сооснователь архитектурной группы Citizenstudio Михаил Бейлин не скрывает: «Облик реновации» стал для их коллектива профессиональным вызовом, который они приняли с радостью.

— Сожалеем немного, что предметом конкурса стали только фасады — мы бы хотели поработать с планировками как самих районов, так и отдельных домов. Но важно отметить, что реновация — процесс исторический и мы получили шанс принять в нем участие. Это очень большой и интересный челлендж для архитектора, — подчеркнул Михаил.

— Рады, что город уделяет большое внимание внешнему облику застройки районов. Надеемся, что поиск ответов на такие вопросы с помощью конкурса даст возможность найти правильные решения и подходы, увидеть вариативность предложений от архитектурного сообщества и в дальнейшем применить лучшие варианты на благо города, — говорит Антон Бондаренко, руководитель архитектурной мастерской Проектного бюро АПЕКС.

Руководитель группы компаний UNK Юлий Борисов скуп на эмоции, но точен в формулировках: «В данном случае мы видим, что с одной стороны есть очень четкая, достаточно жесткая экономическая модель строительства домов по реновации; с другой — запрос от Москомархитектуры, от мэра города на то, чтобы районы были уникальными, каждый москвич мог определить и гордиться местом, в котором он живет, чтобы у нас не было повторения в реале истории «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» Я считаю, что это правильный подход. Надеюсь, у нас получится дать ответы на эти вопросы».

ZIL_2853.jpg

Как уже было сказано выше, до оглашения результатов конкурса остается всего ничего — около двух недель. А потом закипит работа по воплощению лучших идей в жизнь, и в итоге у жителей районов наверняка возникнет желание не возмущенно покричать, а просто порадоваться.

Копировать ссылку
Автор материала: Жаннат Идрисова
Читайте также