Назад
27 Декабря 2019
932

Модная карта Москвы 2

Модная карта Москвы 2

Год назад в предновогоднем номере «ВОМС» была публикация о тех зданиях Москвы, которые так или иначе связаны с историей российской и даже мировой моды. Во второй части нашего модного исследования — рассказ не только о домах, но и о городских пространствах.

И начнем мы эту увлекательную прогулку с самого сердца столицы — Красной площади.

Место торговли и модный подиум для Dior

История самой известной площади России, без преувеличения, ярка и богата. Поэтому здесь будут перечислены в основном те ее моменты, что имеют прямое отношение к теме.

Первое упоминание о ней относится к XV веку. В записи о смерти некоего юродивого Максима в 1434 году указано, что он «положен бысть у Бориса и Глеба на Варварьской улице за Торгом». Да, именно Торгом называлось это пространство вплоть до XVII века, хотя с самого начала оно было центром не только торговли, но и общественной жизни: на нем проходили собрания, порки кнутом и казни.

К концу XV столетия на западной стороне площади, на месте белокаменной стены Дмитрия Донского, была возведена крепость Московского Кремля, которую мы видим и сегодня. Авторы, зодчие европейского происхождения, украсили верх мерлонами в виде ласточкиного хвоста — дань архитектурной итальянской моде того времени. Спустя несколько десятилетий в южной части Торга вырос Собор Василия Блаженного, объединивший 11 церквей.

Красной, то есть главной, площадь стала именоваться с середины XVII века, что зафиксировано в летописях, например, от 8 мая 1661 года: «Слушал Государь всенощного у праздника, пречистыя Богородицы Казанския, что на Красной площади». Тогда она не имела сколько-нибудь выразительного облика, расцвет архитектурного ансамбля приходится на конец столетия: каменные здания, обновленный парадный въезд. После переноса столицы в Санкт-Петербург в 1712-1714 годы пространство на какое­-то время пришло в запустение, но с XIX века начался достаточно длительный период его нового расцвета.

В 1894 году значимой частью площадной композиции стал торговый комплекс в псевдорусском стиле под названием Верхние Торговые ряды (нынешний ГУМ), возведенный под руководством архитектора Александра Померанцева и инженера Владимира Шухова.

Во время октябрьских событий 1917 года Красная площадь стала одной из главных революционных площадок: с нее велся обстрел Кремля, а позднее здесь обращался к народу главный организатор восстания Владимир Ленин. А после того, как в 1918 году Москва вновь обрела статус столицы, это место превратилось в главный архитектурно-идеологический символ советской страны. Потому именно здесь был установлен Мавзолей Ленина: в 1924 году — временный, из дерева, а шесть лет спустя — постоянный, каменный.

Что касается модных историй: первое fashion-событие, связанное с Красной площадью, было грандиозным (а как же иначе?) Да-да, речь о приезде в Москву в июне 1959 года модного дома Christian Dior. Для чего этот поистине фантастический проект понадобился СССР, понятно: еще не прошла «оттепель», а советские граждане были не прочь хотя бы визуально приобщиться к haute couture. Почему это заинтересовало французскую сторону, ведь визит был сопряжен с долгими переговорами, необходимостью везти с собой тонны вещей? Скорее всего, представители модного дома видели это как мощную рекламную компанию: «Красные не устояли перед европейским шиком! Железный занавес пал, сраженный утонченным французским стилем!»

Так или иначе, но Ив Сен Лоран, руководивший тогда домом, прибыл в Москву сам, привез манекенщиц и свою первую коллекцию, созданную в статусе главы Dior. Модные дефиле, на которых присутствовала творческая и политическая элита страны, прошли в ДК «Крылья Советов» и в посольстве Франции (примечательно, что на второе явился человек, казалось бы, далекий от моды или легкой промышленности — министр обороны СССР маршал Родион Малиновский).

Однако и рядовые граждане смогли увидеть изысканных манекенщиц в шляпках, туфельках и платьях стиля «нью-лук» и а-ля Жаклин Кеннеди. Девушки в рамках фотосессии, организованной по заказу журнала Life, гуляли по городским пространствам — в первую очередь по Красной площади и ГУМу. На площади они запечатлелись на фоне Собора Василия Блаженного, а в универмаге замирали в изящных позах на лестницах, переходах, в центре залов. Рассказывают, что наблюдавшие за этим советские покупательницы были потрясены. Если бы они тогда могли оперировать сегодняшними идиомами, то наверняка сказали бы: «Мой мир уже не будет прежним».

Спустя более полувека, в 2013 году, на Красной площади состоялся показ коллекции Рафа Симонса, тогдашнего креативного директора Christian Dior. Дефиле проходило в специально выстроенном зеркальном кубе, по подиуму шагали не только французские, но и российские модели. Среди почетных гостей была госпожа Кука — манекенщица, прогуливавшаяся по главной площади СССР в далеком 1959-м.

Модное «лобное место»

Но не Диором единым славна Красная площадь. В ее модной летописи есть и название самого известного в мире fashion-журнала — Vogue. В 1969 году у стен Кремля состоялась первая фотосессия для издания, проведенная фотографом Арно де Роснэ. Для съемок была привезена целая коллекция одежды и приглашена советская манекенщица Галина Миловская, прозванная за сходство с британской супермоделью «русской Твигги».

uSAAAgBhGuA-1920.jpg

Этот проект эксперты считают беспрецедентным. Во-первых, было получено разрешение на профессиональную съемку на Красной площади, что по советским стандартам расценивалось как чудо. Во-вторых, снимки можно было делать даже в Оружейной палате Московского Кремля. Еще из области фантастики: фотографу было дозволено использовать хранящиеся в музее подлинные драгоценности! Модель позировала с жезлом Екатерины II и алмазом «Шах», подаренным в 1829 году русскому правительству персидским принцем Хосрев Мирзой (по одной из версий — в качестве компенсации за убийство посла и поэта Александра Грибоедова). Есть легенда, что разрешение на это подписывал сам председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин, хотя не исключено, что это быль.

Но вернемся к Красной площади. Фото на ней получились эффектными, однако одно из них, опубликованное в Vogue, сыграло роковую роль в судьбе Миловской. На нем Галина запечатлена сидящей спиной к Кремлю и к Мавзолею Ленина. И еще один криминал: девушка в брюках, а ноги ее вольно разведены. Тогдашний министр легпрома, вызвавший манекенщицу «на ковер», обвинил ее в оскорблении памяти Ленина. «Ты бы еще голой по Красной площади прошлась!» — кричал он, щедро приправляя эту и другие фразы непечатными словами.

Таким образом, съемка для культового модного издания стала первым событием в цепочке тех, что вынудили Миловскую в 70-е годы эмигрировать. К слову, за границей карьера Галины складывалась блестяще — при том, что «русская Твигги» никогда не рисовала родину, СССР, в черных красках.

Другая история из серии «Красная площадь и Vogue» более позитивна. В 1998 году в России вышел первый номер русскоязычной версии журнала. Основой обложки стало сделанное Марио Тестино фото с двумя самыми востребованными моделями того времени, Кейт Мосс и Амбер Валеттой. За ними фоном — Красная площадь с узнаваемыми очертаниями кремлевских башен. По словам тогдашнего главного редактора Vogue Алены Долецкой, съемки проводились и в Шереметьевском дворце Останкино, и на Никитском бульваре. Однако на «лицо» номера был выбран снимок с культовым местом российской столицы.

На Красной же площади планировалось и торжество, посвященное запуску русского Vogue, однако оно не состоялось, поскольку редакция сочла нескромным праздновать на широкую ногу в условиях разразившегося экономического кризиса-98.

Мода среди бронзовых фигур

О модных событиях нам напоминают и некоторые станции московского метрополитена, например, «Площадь Революции». Спроектированная архитектором Алексеем Душкиным, «Площадь» открылась 13 марта 1938 года. Свод был оформлен лаконично — простота и белизна. Благодаря ложным архивольтам, охватывающим края проходов и прилегающие углы пилонов, удалось добиться зрительного уменьшения размеров опор.

Ниши в углах пилонов планировали украсить барельефами на революционную тему. Состоялся соответствующий конкурс среди скульпторов, но его результаты не удовлетворили ни Душкина, ни руководство Метростроя. Было решено обратиться к опытному скульптору Матвею Манизеру, который предложил вместо барельефов установить объемные скульптуры. Душкин идее воспротивился, однако Метрострой ее поддержал. Из-за этого решения акцент в освещении станции пришлось делать на скульптуры, для чего люстры-«тарелки» сместили к пилонам.

Stantsiya-metro-Ploshhad-Revolyutsii-2.jpg

Более 70 бронзовых фигур, изображающих советских людей, были выполнены в Ленинградской мастерской художественного литья коллективом под руководством самого Манизера. Почти все скульптуры изображены либо вставшими на колено, либо согнувшимися, либо сидящими (ведь их нужно было разместить в арочных проходах). В связи с этим их критиковали, говоря, что статуи представляют образ советского народа, который «или сидит, или стоит на коленях». Однако скульптуры одобрил сам секретарь ВКП (б) Иосиф Сталин. По воспоминаниям Душкина, на открытии станции Сталин, глядя на фигуры, приговаривал: «Как живые, как живые».

Ну, а что же мода? И снова звучит тема русского Vogue. Напомним, в сентябре 1998 года вышел его первый номер, и тогда же прозвучал прогноз аналитиков: он будет и последним, ибо кризис не даст развиться гламурному проекту. Однако эксперты ошиблись. Журнал выжил! Обложка второго, октябрьского номера была стилистически сдержанной — для соответствия не слишком радужному настроению читателей. Вместо яркой фотографии актрисы Джулии Ормонд, сыгравшей главную роль в фильме «Сибирский цирюльник» Никиты Михалкова, был выбран портрет модели Джейми Кинг работы Перри Огдена. Так вот, фотосессия Кинг проходила как раз на «Площади Революции».

Да и вообще, станция настолько атмосферна, что притягивает модных не только в плане одежды, а и в более широком значении людей. Например, в прошлом году ее посетил один из самых востребованных на сегодня актеров Голливуда Том Харди. «Хочу туда, где собачки», — пояснил он организаторам его московского тура.

Если говорить о связке «мода и метро» в целом, то она со временем крепнет и развивается. Минувшей осенью в рамках Moscow Fashion Week-2019 на «Воробьевых горах» состоялась выставка работ известных российских дизайнеров, а в холле станции «Деловой центр» — модный показ.

Варвара с Тверского бульвара

Следующий модный адрес: Тверской бульвар, дом 8. Возможно, кто-то помнит некогда популярную дворовую песенку: «В доме восемь на Тверском бульваре было ясно даже детворе, что из 107-ой квартиры парень — самый симпатичный во дворе». Далее в шлягере поется о Татьяне, а у нас разговор пойдет о Варваре.

Но сначала о здании. Его построили в 1910 году по заказу некоего В.Ф. Греффе. Автор проекта, архитектор Никита Лазарев выполнил дом в строгой и спокойной стилистике с лаконичными линиями и минимумом декора на фасаде.

В 1915 году одну из квартир в нем заняла переехавшая из Харькова семья – молодой юрист, урожденный москвич Николай Каринский с женой Варварой. Варвара, красивая и умная женщина, вскоре открыла салон для творческой богемы. Она также занималась рукоделием: развивала собственную художественную технику, комбинируя куски шелка с фотографиями и рисунками. Темой ее первых коллажей был балет. Достигнув хорошего уровня мастерства, она выставила 12 работ в популярной московской галерее.

Революционные события разлучили Каринских: Николай, занимавший в 1919-1920-е годы высокие должности на территориях, контролируемых белой армией, эмигрировал, а Варвара с детьми осталась в России и вскоре заочно развелась с мужем. В 1921-м она после двухлетних метаний между Харьковом и Симферополем вернулась в Москву, где вышла замуж за предпринимателя Владимира Мамонтова. Снова открыла салон, а еще — модельное ателье, антикварную лавку и школу вышивания. Увы, все ее имущество в итоге было национализировано.

В 1924 году Каринская с семьей эмигрировала в Европу, а в 1939-м переехала в Нью-Йорк. Сотрудничала с Сальвадором Дали, Марком Шагалом, другими художниками. Создавала костюмы для балетных трупп (к слову, именно она считается создателем общепринятой сегодня в мире балетной пачки), для артистов мюзиклов, фильмов. Ею были изготовлены почти все наряды к постановкам Джорджа Баланчина. Венец признания – «Оскар» в 1948 году за дизайн костюмов к картине «Жанна д’Арк» режиссера Виктора Флеминга.

Она скончалась в 1983 году в возрасте 97 лет. Звали ее уже на американский манер — Барбара Карински. Но дом на Тверском бульваре, конечно же, помнит именно Варвару Каринскую.

Дом, где плакала икона стиля

А теперь в фокусе внимания — Центральный дом литераторов, что на Поварской, 50/53. Здание в стиле модерн романтического направления было построено в 1889 году по проекту архитектора Петра Бойцова для князя Бориса Святополк-Четвертинского. Позже князь продал дом графине Александре Олсуфьевой, которая жила в нем до 1917 года.

После Октябрьской революции особняк был национализирован, а в 1932-м передан Дому писателей. В 1934 году он стал именоваться Центральным домом литераторов.

ZIL_8977.jpg

Что касается нашей темы: в 1963 году в Москву с концертами приехала всемирно известная актриса и певица Марлен Дитрих, создавшая в кино один из совершенных женских образов и оказавшая огромное влияние на моду и стиль. Один из ее концертов состоялся на сцене этого дома. Именно здесь, когда ее спросили: «Что бы вы хотели еще увидеть в Москве?», она сказала: «Константина Паустовского. Это моя мечта много лет».

Высокие чины из органов безопасности, задавшие вопрос, были потрясены. Но взялись за дело. Вечером того же дня ослабевшего от болезни Паустовского привезли в ЦДЛ. Он медленно вышел на сцену, где стояла актриса. Марлен была в узком, расшитом бисером и жемчугом платье, одном из тех, что стали «визитками» ее роскошного стиля. И она вдруг опустилась на колени перед писателем и прижалась губами к его руке...

Наряд не был рассчитан на столь резкие движения, жемчужины, бисеринки отрывались, катились по полу. Рассказывают, что Дитрих не замечала этого, она плакала. Уже потом она призналась, что на нее когда-то неизгладимое впечатление произвел рассказ Паустовского «Телеграмма». «С тех пор я чувствовала как бы некий долг — поцеловать руку писателя, который это написал. И вот — сбылось! Я счастлива, что успела это сделать. Спасибо вам всем и спасибо России!» — сказала звезда.

Копировать ссылку
Автор материала: Жаннат Идрисова
Мегаполис
Копировать ссылку