Назад
Модная карта Москвы 3
12 августа 2020
1260

Модная карта Москвы 3

На третьей нашей прогулке по модным уголкам столицы рассмотрим те дома, в которых когда-то жили иконы стиля. Эти женщины, оказавшие огромное влияние на развитие советской, российской моды, были так талантливы и обаятельны, что их пристанища, даже не отличающиеся архитектурными изысками, кажутся особенными.


Лиля радовалась ванной в простой квартирке

районе Таганки, в переулке Маяковского (до 1935 года — Гендриков переулок) сохранился симпатичный, но простой двухэтажный дом, который сегодня наделен статусом объекта культуры федерального наследия. Сведения о нем весьма скупы: построен в 1870 году, когда в московской архитектуре еще сохранялась традиция периода 30-х годов XIX века, то есть на смену типу дворянской усадьбы приходил тип жилого особняка. Спустя 20 лет, в 1891-ом, архитектор Вячеслав Жигардович придал ему современный вид. До социалистической революции 1917 года дом принадлежал семейству купцов Толковых, после октябрьских событий был национализирован, уплотнен и отдан под коммуналку.

ZIL_2292.jpg

Гендриков переулок, 15/13 — такой адрес у него был в 1926 году, когда поэт Владимир Маяковский и супруги Лиля и Осип Брик получили ордер на квартиру №5 на втором этаже этого особняка.

Надо сказать, о новом жилье Маяковский стал задумываться еще годом ранее, ютясь в коммуналке в доме на Лубянском проезде. Его комнатушка площадью чуть более 11 квадратных метров мало способствовала полету творческой фантазии. Но наверняка не менее важным было то, что муза Маяковского, его возлюбленная Лиля Брик, проживающая с мужем в Водопьяновом переулке, страдала в квартире «без ванны» и с «ледяной уборной».

И вот, наконец, новое четырехкомнатное жилье в Гендриковом переулке! Из воспоминаний Лилии Юрьевны Брик: «Оттуда выселили нэпманов, там была чудовищная грязь, потолки оклеены бумагой, под которой шуршали клопы… Несколько дней Маяковский, Брик, художник и Незнамов ночевали там на чемоданах — боялись, что кто-нибудь туда вселится. Потом был ремонт, перестройка, выкроили даже ванную. Получилась квартирка принципиальная по своей простоте. Три каюты — Маяковского, Брика и моя и одна кают-компания, столовая. Маяковский был счастлив этой квартирой, наконец-то мы были у себя». Поэт сделал за свой счет дорогостоящий ремонт, обошедшийся ему в 3000 рублей, после этого квартира полностью перешла в его собственность.

Лиля со свойственным ей азартом занималась обстановкой: обдумывала дизайн шкафов и полок, вызывала столяров для обмерки, потом ездила по мастерским и заказывала мебель — удобную и функциональную. Вот пара ее дизайнерских решений: в комнате Маяковского сделать откидную полку для бритья, а на лестницу поставить два старых шкафа для книг, чтобы и площадку украсить, и пространство квартиры сделать воздушнее.

Жилье в итоге получилось уютным и одновременно атмосферным, в нем не стыдно было принимать творческую элиту Москвы. И в этом нет ничего удивительного. Лиля, в прошлом студентка Московского архитектурного института, обладала отменным вкусом, чувством цвета. Ее называли музой русского авангарда, и она не столько следовала моде, сколько создавала ее. По воспоминаниям современников, не боялась экспериментировать: одной из первых москвичек коротко подстриглась, надевала необычные вещи, сочетала в наряде яркие оттенки, использовала оригинальные аксессуары. «Подол ее платья никогда не был горизонтальным, а либо с фестоном, либо один бок нарочно длиннее другого, либо юбка с хвостом», — восхищалась соседка по квартире. В качестве модели Лиля демонстрировала платья великой Надежды Ламановой — не только в Москве, но и в Париже. «Думают, что форма не играет роли. А я говорю, что новое платье может подогреть чувство», — это запись из дневника Брик от 15 декабря 1929 года.

ZIL_2284.jpg

Спустя несколько десятилетий Лилия Юрьевна своим примером вдохновит многих москвичек на ношение брюк. Сама же она в этом плане воодушевится творчеством молодого дизайнера Ива Сен-Лорана, с которым познакомится и подружится в середине 70-х годов. Талантливый кутюрье подарил ей много своих авторских вещей, а к ее 85-летию создал для нее черное платье с прямым бархатным жакетом. Лилия Юрьевна надела его в Париже, когда Ив Сен-Лоран пригласил отпраздновать ее день рождения в ресторане Maxim’s, куда позвал известных актеров и именитых персон. Она ушла из жизни спустя почти год, до последних дней оставаясь эталоном стиля и элегантности.


На Большой Бронной царила Любовь

Дом под номером 29 на Большой Бронной многим известен прежде всего как высотка с MCDonalds: действительно, на первом этаже размещается самый популярный в Москве ресторан этой сети. Однако он славен и тем, что в нем жила ярчайшая личность, актриса, без которой вряд ли бы состоялось наше кино, — Любовь Орлова.

s1200.jpg

ZIL_2743.jpg

Он был построен в 1966 году. Стоит отметить, что уже в конце 50-х годов Москва перешла на индустриальные методы строительства жилых домов, вследствие чего архитектурные изыски использовались все реже и реже. Эстетика начинала уступать рациональности. А в 60-е грянула эпоха «хрущевок», типовых домов с малометражными квартирами. Но дом на Большой Бронной с видом на Пушкинскую площадь и открытый в 1961 году кинотеатр «Россия» изначально замышлялся как элитный, потому возводился по индивидуальному проекту, предусматривавшему нестандартную для того времени высотность — 9 этажей. К слову, почти весь советский период на первом этаже работало очень популярное кафе «Лира», чье название перекликается с названием последнего фильма кинолегенды — «Скворец и Лира».

Любовь Петровна Орлова с мужем, режиссером Григорием Васильевичем Александровым переехали сюда, в квартиру №21, почти сразу же после сдачи дома, в 1966 году. Без преувеличения, выдающаяся пара. Он — народный артист СССР, лауреат двух Сталинских премий, двух Орденов Ленина (третий будет несколько позже). Она — народная артистка Советского Союза и тоже лауреат двух Сталинских премий, а еще — настоящая звезда и икона стиля, которой стремились подражать тысячи ее поклонниц из разных уголков огромной страны.

Сейчас нередко отмечается (да и раньше об этом говорилось), что ее образ был, мягко говоря, непервичен, скопирован с имиджа ее заокеанских коллег Греты Гарбо и Марлен Дитрих с их платиновыми прическами и изысканным макияжем. Безусловно, заимствование было. Однако Орлова не стала безликим двойником этих кинодив, она сумела органично соединить основные элементы стиля со своими природными данными, из-за чего облик ее стал роковым, но без излишнего холода, создающего впечатление бесчувственности. Этому наверняка способствовали аристократическое происхождение, а также большой талант — даже в ранних фильмах актриса могла сыграть девушек красивых и одновременно простых.

Она одевалась соответственно звездному статусу: красиво, элегантно. Любила различные украшения, мастерски подбирала их. Нередко покупала вещи за границей, но многое шила сама, благо была рукодельницей. По поводу масштабов ее коллекции нарядов неподражаемая Фаина Раневская шутила: «Я хотела бы быть молью в гардеробе Любови Петровны». О взаимодействии звезды с одеждой ходит много легенд, одна из них — о том, как Орлова с помощью отреза дорогой ткани расправилась с соперницей. Якобы Григорий Васильевич так увлекся одной молоденькой актрисой, что пригласил ее домой на свой день рождения. Его разгневанная, но не потерявшая чувства юмора супруга      узнала в ателье, из какого материала шьет платье любовница мужа, а потом, заказав несколько метров такой же ткани, обила ею всю мягкую мебель в доме, включая стулья. Бедной гостье буквально некуда было присесть!

Что касается жилья: Любовь Петровна обожала свою дачу во Внукове и часто подолгу там проводила время, но дом на Большой Бронной, украшенный сегодня мемориальной доской с ее именем, был последним местом ее прописки.


Дома блистательной Ольги

Дом 36, строение 1, что на 1-ой Тверской-Ямской, приковывает взгляд при кажущейся своей простоте. Кирпичный, добротный, он при всей солидности словно рвется ввысь. Он был построен в 1938 году по проекту архитектора Михаила Синявского. Стиль — постконструктивизм, переходный от конструктивистского к сталинскому ампиру.

В нем жило немало знаменитостей, среди них — великая балерина ранней советской поры Ольга Лепешинская. Народная артистка СССР, лауреат четырех Сталинских премий, кавалер Ордена Ленина — это очень короткий перечень ее званий и наград.

lepeshinskaya-9702.jpg

Она родилась в 1916 году в Киеве. В детстве без принуждения стала заниматься хореографией: сначала танцевала сама, потом брала частные уроки. В 1933 году окончила Государственный московский балетный техникум и тогда же дебютировала в Большом театре в «Тщетной предосторожности» Жана Доберваля. Публика ее сразу приняла и полюбила. Потрясающая техника, филигранная точность движений, темперамент — все это позволяло ей с одинаковым успехом танцевать как классические, так и современные партии.

В годы Великой Отечественной войны Ольга выступала и на фронте (для бойцов готовились специальные программы), и в тылу, в частности, в Куйбышеве (ныне Самара), где Большой находился в эвакуации.

Она была невероятно популярна благодаря сверходаренности и яркости образа. В 30-е годы в Советском Союзе балерин почти не знали в лицо, на вершине были актрисы, так вот при таком раскладе открытки-портреты Лепешинской шли нарасхват наравне с фотографиями Любови Орловой, Марины Ладыниной, Веры Холодной. Прекрасно выглядела в любой обстановке, была настоящей модницей. В коллекции костюмов историка моды, искусствоведа и телеведущего Александра Васильева есть несколько предметов ее гардероба, они в полной мере передают вкус и утонченность танцовщицы.

Закончив карьеру балерины почти в 50 лет, Ольга Борисовна преподавала, вела активную общественную деятельность. Ее жизнь оборвалась в 2008 году, и, увы, при довольно странных обстоятельствах. В прессе муссировались слухи о том, что часть ее имущества, в том числе произведения искусства, была присвоена недобросовестным опекуном. Дом на 1-ой Тверской-Ямской молча хранит эту темную тайну. Но есть в Москве другое здание, тоже связанное с образом Лепешинской, пусть и метафорически.

ZIL_2310.jpg

В середине 40-х годов в столице появился жилой дом с адресом Тверская, 17. На его угловой башенке стояла статуя девушки с серпом и молотом, выполненная скульптором Григорием Мотовиловым. По словам историков, моделью скульптуры послужила именно юная Ольга Лепешинская. Фигуры этой сейчас нет, ее сняли в 1958 году. Но знающие люди, взглянув на башенку, наверняка подумают и об уникальной архитектуре Москвы, и о великой балерине.


И снова — дом и танцовщица

Жилой дом Наркомлеса и Большого театра — таково историческое название здания, что на Тверской между Мамоновским и Благовещенским переулками под сдвоенным номером 25/9 и 25/12.

Фактически это два объединенных дома, построенных в разные годы по проекту архитектора Андрея Бурова. Правая сторона возведена в 1933-1936 годы по заказу Наркомлеса под квартиры для инженерно-технических работников ведомства (в соавторстве с А. Криппа, 
Е. Новиковой, Р. Семерджиевым), левая — в 1946-1950 годы для Большого театра, для его артистов и сотрудников (в соавторстве с Р. Блашкевич, Л. Степановой). Поэтому понятно, почему, хотя части дома выполнены в единой стилистике и завершаются одним массивным карнизом, их декоративное оформление различается.

В жилой дом Наркомлеса и Большого Театра Майя Михайловна вместе с супругом Родионом Щедриным переехала в середине 60-х годов

Правая часть (дом Наркомлеса) украшена росписями в стиле сграффито, выполненными художником Владимиром Фаворским. Отрадно, что работы этого выдающегося мастера здесь сохранились; многие его фрески на других зданиях были варварски уничтожены в 90-е годы. На левой части (дом Большого театра) нет росписей, там размещены однотонные барельефы с изображением театральных масок и кулис. Фасад украшен пилястрами с орнаментом.

К этому дому можно приходить, чтобы полюбоваться на уникальные росписи, выполненные художником Владимиром Фаворским

В этом доме несколько лет, начиная с 1966 года, жила с семьей выдающаяся советская балерина, любимица Пьера Кардена и невероятная красавица Майя Плисецкая.

298326.jpg

Два пересечения: во-первых, ее дядя, Асаф Мессерер, солист Большого, нередко танцевал с паре Ольгой Лепешинской, да и сама Плисецкая одно время была ее коллегой в ГАБДТ. Во-вторых, в 1958 году Майя Михайловна, только выйдя замуж за Родиона Щедрина, поселилась в доме на Кутузовском проспекте и там ее соседкой была — кто бы вы думали? — Лилия Юрьевна Брик. И если первую Майя недолюбливала, то со второй почти дружила.

Плисецкая в силу многих причин не нуждается в долгом представлении, тем не менее: прима-балерина Большого театра в период с 1948 по 1990 годы, Герой Социалистического Труда, народная артистка СССР, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», лауреат Ленинской премии, кавалер трех орденов Ленина.

Тяготы жизни, испытания (расстрел отца-коммуниста в 1937 году, потеря других близких, арест и ссылка матери) не сломили ее. Она с детских лет упорным трудом взращивала свой талант танцовщицы и стала в итоге одной из величайших балерин XX века. В 1943 году, окончив училище, поступила в труппу Большого театра, там вскоре перешла на сольные партии и утвердилась в статусе прима-балерины. Долго была невыездной, но в 50-е годы ей разрешили выступать и за рубежом —к великой радости поклонников.

Статная, породистая, она всегда воспринималась, как коронованная особа, знала толк в нарядах. В мемуарах «Я, Майя Плисецкая» писала, что это передалось, скорее, от отца, ибо маму, актрису немого кино Рахиль Мессерер, «модницей назвать было нельзя», та все лето могла проходить в «шифоновом голубом одеянии». Роскошно смотрелась в мехах: в 1959 году известный фотограф Ричард Аведон снял ее для Harper’s Bazaar в шубах от известного дома Emeric Partos.

Когда Майя впервые прилетела с гастролями в Париж, то посетила салон легендарной Коко Шанель. Выбрала там шелковый мундир и сарафан и так прошлась в этом комплекте, что обычно суровая Габриэль заулыбалась, произнесла комплимент и даже приобняла на фотосессии русскую звезду балета. Но по-настоящему Плисецкая вдохновила, как было уже сказано, мэтра моды Пьера Кардена. Он создавал для нее не только платья и пальто, но и костюмы ко многим ее постановкам.

Она скончалась сравнительно недавно, в 2016 году, от инфаркта. До самого последнего ее дня одним из ее эпитетов было слово «неповторимая». Это же определение подходит и дому на Тверской, в котором она жила.

Копировать ссылку
Автор материала: Жанна Осташевская
Читайте также
multiple picture
Модная карта Москвы 2
27 декабря 2019
1472
multiple picture
Знаковое открытие
27 декабря 2019
1468