Проект «Уверх»
11 августа 2022
4516

Проект «Уверх»

Куда стремятся здания? Ввысь. Что покорила героиня этой публикации — прекрасная проектировщица родом из Гомеля Марина Жукова? Правильно, горную вершину.

О своем карьерном развитии, пути к BIM и BEM и многом другом она рассказала за чашечкой кофе.


ПЛАН «ЧЕТКО»

— Марина, какое совпадение, что ты оказалась здесь, в Москве! Знаю, что это лишь промежуточный остановочный пункт, но давай начнем с истоков.

— Мои родители музыканты, и папа хотел, чтобы я поступала в консерваторию. Со скрипом закончив музыкальную школу, я не захотела продолжать музыкальную карьеру. Любила математику, черчение. Почему-то решила, что наверно лучше пойти учиться на инженера-проектировщика. Ну, я знала, что это что-то со зданиями, в детстве строила домики из всего, что было дома. Тогда мы жили в Гомеле. Я посмотрела, что самый лучший университет в городе — это Белорусский государственный университет транспорта (БелГУТ), а самый лучший факультет — ПГС (промышленное гражданское строительство — прим. ред.), он как раз мне подходил по тем предметам, что надо было сдавать. Поступила туда из-за любви к зданиям, но не ожидала, каким сложным обучение будет. Никто из моего окружения не изучал подобное, так что некому было рассказать, что в процессе придется осваивать сопромат, практическую механику… плюс на потоке было 80% мальчиков, так что меня выделяли еще и поэтому. Но мне очень нравилась начертательная геометрия, потом началась архитектура, мы стали делать курсовые дома (жилые, общественные). Сначала чертили на бумаге, потом уже начали использовать специальные компьютерные программы.

На третьем курсе пришел молодой преподаватель, который предложил освоить инструмент, позволяющий моделировать здания в 3D. Делать в ней и модель, и чертежи. Я не боялась нового, поэтому пошла. Это вдохновило, я переосмыслила то, что раньше делала на бумаге, превратив это в трехмерные проекты. Это был первый этап моего обучения Autodesk Revit.

Закончив эти курсы, я прошла программу «Информационное моделирование зданий» на Stepik. Все это помогло мне подготовить красивый университетский дипломный проект с применением «цифры». Помню, тогда я задумывала конференц-центр, но он был необычным: его облик отсылал к форме китайских фонариков, похожее здание построено в Пекине. Когда готовилась, сделала столько бумажных оригами, вся комната была ими усыпана. И даже если на тот момент моих знаний не хватало для реализации, в итоге все получилось.

— Быстро нашла работу?

— После выпуска меня распределили в государственную контору ОАО «Гипроживмаш», в которой о Revit вообще не слышали. Только AutoCAD, что, по сути, является «бумагой на компьютере». Развить применение современных решений помог молодой директор, пришедший несколько позже меня. Он знал, что я практикую в Revit, и на мое предложение о его внедрении в организацию, сказал: «Пробуй, но главное, чтобы твое начальство тебе эти проекты подписывало». И как-то мне дали спроектировать часть здания — козырек — я его сделала. Но по оформлению Revit отличается от AutoCAD, и мое руководство даже не воспринимало шрифт, представляете? Я меняла его, подо все подстраивалась, но они говорили, что, мол «это не так, как мы чертим». Мучилась на этой работе с ними год!

ЛИСТ С ВИЗУАЛИЗАЦИЕЙ_pages-to-jpg-0001.jpg

Параллельно я делала какие-то свои коттеджи, домики. Развивалась. Вскоре от того преподавателя, что познакомил меня с BIM в БелГУТе, поступило предложение поучаствовать в WorldSkills 2019. Не зная, что это такое — ну конкурс какой-то, который максимум поможет съездить в Москву — я решилась.

— И как все прошло?

— Когда Максим (преподаватель — прим. ред.) стал показывать, что было на прошлом мировом чемпионате в сфере профессионального мастерства WorldSkills — тогда, в 2017, он проходил в Абу-Даби — и мы увидели, как это масштабно все, что нужен английский, который у меня едва доходил до уровня А1 — огонек зажегся! Хотя я в себя так не верила тогда. Стало страшно. Но мы принялись усердно готовиться с моей коллегой Олей, стали настоящей BIM-командой. Не каждому альянсу инженеров-проектировщиков удастся найти такой контакт, а это важно. Сначала мы занимались с ней после работы, а как начало приближаться соревнование, взяли месяц отпуска за свой счет и готовились каждый день. Я приезжала на велике к Оле домой, и мы проектировали. Те полгода, что в общей сложности заняла подготовка, мне многое дали, помогли вырасти. Ну а уж когда мы взяли серебряную медаль, уступив лишь ирландским BIM-гуру и обогнав Сингапур, — это было вау! Я думала, хоть бы не последнее место, а тут (смеется). Такие же ощущения испытала, наверное, поднявшись на Эльбрус, но об этом подробнее расскажу чуть позже. Тем более, что осознание этого факта пришло далеко не сразу, месяца через два-три, когда я стала говорить об этом людям. Дадим и вам время немного «созреть».

Что я хочу сказать: когда ты забираешься на вершину пьедестала, взбираешься в гору, ты обретаешь веру в себя. Понимаешь, что можешь то, чего достичь ранее было не под силу. И это становится отправной точкой такого сумасшедшего роста во всех направлениях! И при этом не хочется останавливаться.

 

ВСЕГДА ГОВОРЮ «ДА»

— Какие изменения тебя ждали?

— Я поменяла работу. Перераспределилась в организацию, в которой уже применялся Revit. Туда до этого приезжали обучающие люди из специальной фирмы. Меня взяли как инженера-конструктора, но через какое-то время я стала еще и BIM-координатором. Забавный момент: для некоторых людей я послужила стимулом к развитию, который побудил их уйти из этой фирмы в более развитую (упс!). Они поверили в себя, выросли и пошли дальше. Я очень за них рада.

Работа BIM-координатором заключалась в том, что мне нужно было координировать людей, направлять их (логично, не правда ли?) Однако тут необходимо расти уже не как инженер, а как BIM-специалист. Я же училась на первого, но оказалось, что интереснее быть вторым. Вообще в больших компаниях отмечается следующая градация: есть инженер, имеющий профильные знания и который знает BIM. Есть BIM-мастер, который помогает ему «сверху», если у того возникают проблемы. BIM-мастера, в свою очередь, подчиняются BIM-координатору отдела — архитектурного, конструкторского, инженерных сетей и других. Если компания маленькая, то BIM-координатор управляет BIM-мастерами всех отделов. Я была в той компании, в которой не было ни BIM-мастера, ни BIM-менеджера. Так что моя должность скорее имела чисто номинативный характер руководителя первого уровня.

IMG_1498.jpg

По сути, у нас в стране только начало формироваться понимание, что должен делать BIM-специалист. Тренд задают большие компании, по аналогии с которыми нашим нужно прописывать, кто за что должен отвечать. Маленьким фирмам достаточно какого-либо одного из них, но постепенно везде придем к общему стандарту. Развитие на данном этапе получилось и у меня: будучи в ООО «Проектное бюро «ЖилСтройПроект», проектном отделении частной компании «Хвалана», я поучаствовала в национальном чемпионате WorldSkills Belarus, и в команде с еще одной девушкой мы взяли золотую медаль. Предполагалось, что мы пройдем отбор на Шанхай (WorldSkills 2022), но в связи с последними событиями, увы, не получится. Зато этот чемпионат дал мне новые предложения по работе в Минске, в самой большой государственной проектной конторе Белоруссии (ОАО «Белгоспроект»). Моя партнерша по команде, кстати, туда перешла BIM-координатором. Я не захотела, потому что уже имела опыт работы в государственной организации (вздыхает).

— Чего же тебе хотелось? Расти ведь, сама говоришь, хочется. Не останавливаться же?

— Я чувствовала, что профессионально достаточно выросла для большего. Мне было мало! И тут… предлагают пройти одно собеседование. Даже не ища работу, заинтересовалась новым для себя направлением — Building Energy Modeling (BEM). Вкратце поясню: если BIM — это 3D, то BEM — 4D и 5D. BIM и BEM связаны. Можно взять информационную модель объекта, «очистить» ее и получить то, что нужно для BEM. Многие специалисты, работающие сейчас, так и делают.

Ладно, решила я. Схожу, но честно скажу, что подобным не занималась, готова учиться. Перед собеседованием, конечно, подготовилась, поняла примерно, что мне нужно будет делать. Работодатель подумал где-то месяц (!) и, когда я уже настроилась, что они раздумали, компания выдвинула условия о тестовом рабочем периоде. И уж потом, читая контракт, я узнала, насколько высок уровень данной организации — Arloid Automation — чем они вообще занимаются. Кстати, тестовый период я прошла, сейчас работаю там уже полтора года и все это время учусь. Хотите узнать, что я делаю в Москве? Здесь меня задержал стыковочный рейс, я направляюсь в их офис в Дубае. Руководство решило придвинуть сотрудников поближе к себе, а мне нужно на год перевезти туда в том числе и собак, с которыми очень сложно, как оказалось, пройти на борт национальных авиалиний.

— Ничего себе! Вот это перемены.

— Да, причем такие, что возвращаться в BIM мне уже не хочется. Хотя там тоже есть, где развиваться, и мой уровень, на собственный взгляд, является средним. BEM — это гораздо более продвинутый этап проектного осознания. Знакомство с этим подходом мне пришлось пройти с помощью коллеги-итальянца, который говорил на «прекрасном» итало-английском. Он давал мне проекты, я делала, затем мы разбирали ошибки. Так прошло месяца два, затем компания поручила мне самостоятельную работу. И после того, как я и с ней справилась, взяли на постоянку.

Проект Израиль.jpg

Какие объекты у меня сейчас? Все называть не смогу, такова политика компании. Однако про некоторые поделюсь: например, вот уже девять месяцев моей жизни занимает один из крупнейших торговых центров в Дубае. Несмотря на свои размеры и масштаб, он экономит электроэнергию. Сотрудники Arloid внедрили в сооружение разработанный корпорацией «искусственный интеллект», и с помощью модели, которую я делаю, они «учат» машину различным сценариям контроля систем. Такую «умную» начинку можно использовать не только для конкретно этого здания, она адаптируется именно благодаря «цифровому двойнику» объекта. Становится проще решить, в каких местах поставить те или иные датчики, чтобы отслеживать нахождение в комнате людей, как контролировать температуру и т. д.

Знаю, что подобную инфраструктуру интегрируют вот уже 10 лет в Великобритании, это есть в Америке, у вас. Вот взять тот же «Лахта центр» — это залог ее энергоэффективности. Только если здесь комплекс мер внедрялся на стадии проектирования, то в компании, где я работаю, несколько иной подход: там это подключается уже к готовому зданию. А в Белоруссию такое еще не пришло! У нас и за BIM не хотят платить, а тут еще и BEM.

В чем плюсы BEM? Он позволяет контролировать и разумно использовать существующие инженерные системы, распределяет нагрузку так, чтобы экономить до 40% ценных энергоресурсов. А при создании сооружения данная технология учтет, к примеру, что с этой стороны блока жарче, поэтому окна можно сделать меньшего размера, чтобы те пропускали меньше света (и, соответственно, не нужно будет устанавливать кондиционер), а где, наоборот, лучше предусмотреть иную конфигурацию. Строительство по нормам, с установкой отопительных приборов и стандартными размерами типичных элементов уже не отвечает потребностям мегаполиса. BEM оптимизирует, давая задел на долгие годы эксплуатации. «Умный» дом, только на больших проектах.

— Еще ты успеваешь и своими проектами заниматься?

— Удаленка позволяла! У меня с мужем есть свое небольшое проектное бюро «Уверх» («вверх» по-белорусски). Название, кстати, вдохновлено нашим восхождением на Эльбрус вместе с командой BIM-специалистов, которые тогда собирались просто приехать и поучиться в красивой обстановке, но потом что-то пошло не так (подмигивает). Мы решили увековечить эту историю в хронике нашей самостоятельной деятельности, да и согласитесь, красиво — здания строятся вверх, а люди, проектирующие их, тоже идут только вперед, вверх. Одни из самых интересных проектов, что у меня были — это те, что делаешь, что называется, для себя.

Render 1_4.jpg

Так, мы делали в BIM нетипичную для этого по своим масштабам постройку — беседку. Клиенты сетовали, что они много лет пытаются построить ее на своем участке, но по разным причинам что-то не учитывалось, и беседка рушилась. Мы предусмотрели, что нужно, и вот теперь она стоит крепко, радует глаз! Также у нас в «портфеле» есть жилые дома, мы даже выделили под них отдельный блок.

Был один проект в Израиле, который мы «поднимали» из 2D-чертежей. Сделав 3D-модель, мы нашли критические ошибки, которые могли бы привести к краху на стройке. Вот так вот технологии спасают от непоправимого.

На самом деле, хоть фирма и небольшая, у нас все по-настоящему. Есть мини-проектный отдел, строительный отдел. Все работники — белорусы, они очень ответственные.

— И как тебе удается все совмещать… Не бросишь эту деятельность, переехав в Дубай?

— Я не рассматриваю этот город и эту страну как место, куда перееду надолго. Не смогу ужиться с другим менталитетом, все-таки ближе родные просторы. До этого мы с мужем довольно долгое время жили в Сочи. Кайфую от него! Будет возможность, переселились бы туда насовсем.

IMG_4387.jpg

А в Москве получаешь драйв от быстрого ритма жизни: мне нравится гулять, встречать знакомых и родственников, ходить по интересным местам. Вот как раз собралась в палеонтологический музей, побегу. До встречи!

Копировать ссылку
Автор материала: Анна Кострова