Назад
Созидатель, стратег и тактик
11 апреля 2022
628

Созидатель, стратег и тактик

Представлять нашего героя одновременно легко и сложно: его вполне заслуженно называют легендой строительной отрасли — от этого возрастает и уровень ответственности интервьюера. Между тем, он всегда доступен к диалогу, запретных тем для разговора нет, он готов дать профессиональный комментарий по любому вопросу отрасли и, как выяснилось, не только. В общем, это был очень искренний и теплый разговор, в котором нашлось место и воспоминаниям, откровениям и признаниям, критическим оценкам и прогнозам.

С читателями журнала своими мыслями о детстве, важных жизненных уроках, дружбе, семейных ценностях и профессиональном пути делится депутат Государственной Думы, советник мэра Москвы и, пожалуй, самый известный строитель в стране Владимир Иосифович Ресин.


Родом из детства…

О том, каким было детство нашего героя, самых ярких впечатлениях тех лет и важных уроках.


На мое детство пришлось столько различных событий, что выделить самое яркое сложно. Накладывается опыт прожитых лет.

Я жил в счастливой семье, мои родители любили и уважали друг друга. Жили в трудное время. Когда началась война, мне было пять лет. Может, именно поэтому военные годы врезались в память. Сейчас я думаю, что окончание Великой Отечественной вой­ны — радость, массовые гуляния и салют — были самым важным и ярким впечатлением. Помню первый салют. Ударили неожиданно зенитные орудия. Сначала я испугался, подумал, что на Москву падают бомбы. Женщина во дворе закричала: «Бомбят, караул!» Подбежал к окну и увидел огненные струи. Ведь первый салют дали трассирующими снарядами. Он был не столько праздничный, сколько грозный, страшный.

IMG-20210128-WA0004.jpg

В детстве впечатления менялись каждую неделю: как прокатился на подножке трамвая, как пробирались на футбольный матч, мимо касс, билетеров и ограждений, как уходил на фронт старший брат, как мы жили в эвакуации в Сибири. В Сибири я пошел в первый класс. Мы голодали, я помню, плакал и просил есть, брат отдавал мне свой кусочек хлеба.

Помню, как вернулись в Москву, как днями и ночами работал отец, а я ловил короткое время общения с ним.

Думаю, самый важный урок — стойкость в любых обстоятельствах, под любым давлением. В застенках минского НКВД мой отец не признал вины и устоял под пытками. Надо было иметь мужество и самообладание, чтобы противостоять напору таких следователей, не поддаться панике, не потерять чувство человеческого достоинства.

Мой отец высоких слов не произносил, поступал так, как ему велела совесть коммуниста. Даже побывав на допросах, он сохранил веру в идеалы коммунистической партии. Он вышел на свободу, с него сняли все обвинения, восстановили в должности и перевели в Москву. Отцу вручили на старости лет золотой значок ветерана КПСС, которым удостаивались члены партии с полувековым стажем, им он гордился.

20210128_121438.jpg

Я гордился отцом, который спасся оттуда, откуда мало кто возвращался. Он был для меня героем. Мне кажется, пример отца помог мне в становлении собственного характера.

 

О дружбе

Как свою дружбу с Семеном Фарадой Владимир Ресин пронес через всю жизнь.

 

Мы с Семеном Фарадой не только жили в одной коммунальной квартире, но и учились в одной школе. Во дворе его звали Семочка, потому что, когда мы играли в футбол, его мама через форточку окна кричала на весь двор: «Семочка, иди делай уроки!»

Печку на кухне мы с ним топили по очереди. Когда он возился у печки, я перешагивал через него, когда наступала моя очередь заведовать огнем, переступал через меня Семен. А однажды он взял покататься мой велосипед и разбил его вдребезги. Ожидал упреков, но ничего не услышал ни от взрослых, ни от меня.

Сема театром с детства был одержим, в студенческих представлениях был очень заметен. Мне кажется, если бы Сему не зажимали крепко в свое время: и в Москонцерте, и в кино, да и в театре на Таганке, то мы имели бы в его лице российского Луи де Фюнеса.

59.jpg

Но жизненный путь, который навязывали Семену родители, никак не был связан с артистической деятельностью, театром и кино. Они надеялись видеть его инженером и настояли, чтобы он поступил в Бауманское училище. Но он там увлекся театром, учебу запустил.

После отчисления из института он пошел во флот. Через четыре года, отслужив положенное, вернулся матрос в Бауманское училище, которое с превеликим трудом закончил, получил диплом инженера. Мой отец устроил его трудиться в какой-то главк, где он проработал полгода, но бросил все и окончательно сбежал в театр на должность рабочего сцены. С того момента Семен посвятил себя делу своей жизни и с этого пути не сворачивал. Эту же любовь привил и своему сыну. Любовь к своей профессии — основа таланта.

10.jpg

У меня много хороших друзей во всех сферах общественно-политической жизни, в том числе в науке, культуре и искусстве. Часто начиналось с работы, а потом перетекало в дружеское общение. Так было с Александром Градским, с Людмилой Гурченко, Элиной Быстрицкой и другими великими россиянами. Так это и с ныне здравствующими звездами. Секрет долгого общения прост: будь искренним и правдивым, помогай от души, когда можешь и не жди в ответ благодарности. Этому меня научил мой отец.

 

О профессии

Как родилось решение стать строителем и о том, как начиналась трудовая биография легенды строительной отрасли.

 

Я не собирался быть строителем. Когда заканчивал школу, хотел быть шофером. Но отец мне сказал: «Не повторяй мои ошибки, учись». Он окончил всего несколько классов начальной школы.

По совету родителей я подал документы в Горный институт. Я хотел поступать на горный факультет, но отец сказал: «Будущее за экономикой, если ты будешь хорошо знать экономику, то станешь хорошим руководителем на любом производстве». И настоял, чтобы я поступил на экономический факультет. Он не заставлял меня силой, ему хватило уверенности и красноречия убедить меня в том, что это лучший вариант, чем то, что я, молодой человек, успел себе героического вообразить.

После института я ни дня не работал экономистом. Но понял, насколько отец был прав. В тресте «Ватутинуголь», куда меня назначили после института по распределению, по сравнению с остальными горными мастерами, я был как рыба в воде. Знал, как списать материалы, закрыть наряды, где какую лазейку найти, если выработки не хватает.

Я бы хотел, чтобы современные дети, которые только решают куда поступать, чему учиться, обратили свое внимание на советы родителей, но и не забывали про свои интересы. Тем более, что многие современные специальности еще вчера представить было невозможно. Будущее подарило нам новые профессии и неординарные возможности приложить свои таланты. Но вот строители будут всегда нужны.

После института многие опасались, что их зашлют к черту на кулички, распределят в дальние города, шахтерские поселки. Там риск завязнуть, потерять постоянную московскую прописку, а с ней вместе — право на жилую площадь. У меня такого страха не было. Я стремился на периферию. Мне хотелось себя испытать в трудном деле, пожить самостоятельно. Хотелось проявить себя.

И потом, что греха таить, всегда хотелось хорошо зарабатывать, ощущать себя самостоятельным, не зависимым ни от кого человеком, даже от любимых родителей.

Самый первый день уже не помню в подробностях. Помню общее впечатление и возмущение. Непорядков на моем участке оказалась тьма. Ходил, смотрел, закипал понемногу. И стал методично и последовательно исправлять. Рабочие даже жаловаться приходили, что мастер злой попался и ругается. С рабочими я объяснился, а меня вскоре отметили поощрением. Шахтеры после того конфликта стали относиться ко мне подчеркнуто уважительно, подтянулись, стали работать старательней. Они почувствовали мое к ним уважение и отвечали взаимностью.

 

О наставниках и учителях

Чему учили наставники, о наиболее ценных советах и профессиональном становлении.

 

Меня в свое время учили не ошибаться хорошие учителя. Один из них — управляющий трестом Горнопроходческих работ Иван Иванович Сапронов. Позже я учил младших коллег быть максимально бдительными, работать без ошибок. В таком деле внимание руководителей к работе строителей очень важно. Сегодня со стремительным рывком метростроения работы у горнопроходчиков — метростроителей хоть отбавляй.

Огромная ответственность лежит на каждом метростроевце. Не случайно Мэр Москвы Сергей Собянин и глава столичного Стройкомплекса Андрей Бочкарёв лично проверяют ход работ. Как, впрочем, и ход жилищного строительства в Москве по крупнейшей за пост­советскую Россию программе реновации.

А в масштабах страны развитие российского строительного комплекса и реализацию мощных инфраструктурных проектов и жилищного строительства координирует вице-премьер Правительства РФ Марат Хуснуллин, который в 2011 году сменил меня на посту главы Стройкомплекса Москвы и обеспечил мощный рывок отечественного метростроения, дорожного строительства. Тогда же под руководством Мэра Москвы Сергея Собянина он запустил программу реновации в Москве.

 

Хороший строитель — это…

Какие качества Владимир Ресин ценит в людях, о знаковых стройках в жизни страны и его жизни, размышления о профессии и о том, что строитель — это призвание, образ жизни или…

 

Строитель — это созидатель, стратег и тактик в одном лице. Человек с сильной волей, умной головой и крепкими ногами. Голова, чтобы думать. Воля, чтобы проводить верные решения. Надо быть усидчивым, спокойно взвесить, оценить ситуацию, все рассчитать, с умом использовать силы и средства. Теперь есть возможность посидеть за столом не только с карандашом в руках, но и за компьютером. Не у всех, однако, терпения и ума хватает, чтобы руководить, даже при современных высоких технологиях.

Ноги волка кормят — так и нас, строителей. Объекты одного строй­управления часто разбросаны на большой территории, отстоят далеко друг от друга. Упускать их из поля зрения из-за удаленности от конторы нельзя. Как ни странно, редко кто в одном лице обладает всеми этими тремя, казалось бы, естественными качествами.

Я помню стройки скорее по ситуациям на площадках и событиям общественно-политическим или социальным, на фоне которых они возводились.

Говорить об отдельных сложно — их очень много. Все-таки я с 1988 года фактически руководил столичным Стройкомплексом до 2011 года. Манеж, Гостиный двор, Дом Пашкова, Петровский Путевой дворец, музеи-заповедники Коломенское и Царицыно, Охотный ряд, Поклонная гора, Дом Музыки, множество жилых районов во главе с Куркино, телецентр Останкино, музей космонавтики, Живописный мост через Серебряноборский тоннель, как, впрочем, и сам тоннель… Но, прежде всего, Храм Христа Спасителя и Большой театр. А если про жилье, то это программа сноса пятиэтажек первого периода отечественного домостроения, предшественник сегодняшней реновации.

Уважаю в людях профессионализм, честность, ответственность в работе и преданность своей стране. Подлость и наплевательское отношение к своим обязанностям не приемлю. Особенно в работе, которая сопряжена с благополучием других людей. Я считаю, что, если взял на себя обязательства — должен их выполнить.

 

О депутате и строителе

Что сложнее — производство, стройка или депутатская деятельность? Можно ли здесь расставить приоритеты, сказать, что одно важнее другого? О новом созыве Государственной Думы и новых задачах.

 

Я депутат и строитель — вот мои приоритеты. Строитель с 60-летним стажем. Депутат с 10-летним. Когда перешел на работу в Государственную Думу, чувствовал себя, как первоклассник. Сегодня и эту школу уже освоил.

Стараюсь равномерно распределять занятия, все так же выезжаю на субботние объезды строящихся по Программе храмов. Ну, за исключением этого периода эпидемии, как положено. В остальном привычка берет свое, хочется не только на бумаге видеть процесс и результат, но и воочию. Стройка мне ближе, но нельзя недооценивать важность и кабинетной работы.

Желание что-то делать, как-то помогать людям, развивать любимую отрасль и вообще продолжать дело своей жизни, было и остается основным моим приоритетом.

Моя работа — способ полностью реализовать себя. Должность депутата Государственной Думы такую возможность дает: лично влиять на качество законопроектов, решать какие поправки вносить, обсуждать важные аспекты отрасли с экспертным сообществом. То есть, оставаться не просто у дел, а в гуще событий.

Впервые за многие годы у нас в Госдуме пять фракций, но «Единая Россия» сохранила и укрепила свою лидирующую позицию главной народной партии. Больше партий — значит, больше мнений и жарче полемика. Можно ждать новых предложений по совершенствованию законодательства, каких-то новых инициатив и мнений.

Моя работа остается прежней, цели и задачи я поставил для себя давным-давно, и с тех пор они не менялись: развивать строительную отрасль, гарантировать защиту и право граждан на жизнь в достойных и комфортных условиях, решить проблему с обманутыми дольщиками и налаживать государственно-частное партнерство, тесно работать с экспертным сообществом и делать все возможное для укрепления экономики нашей страны. А ее локомотивом всегда был и остается российский строительный комплекс.

Россия ориентируется на семейные ценности и, как мне кажется, решение квартирного вопроса лежит именно в этой в плоскости: ход комплексного развития территорий — реновация ветхого жилого фонда наших регионов и Москва здесь в первых рядах по ходу этих масштабных проектов, льготная ипотека, индивидуальное жилищное строительство, совершенствование социальной и дорожной инфраструктуры.

 

Об исторической справедливости и Программе 200 храмов

В рамках реализации Программы строительства православных храмов Владимир Иосифович лично инспектирует объекты, встречается со строителями, прихожанами, представителями духовенства.

 

Я люблю свое дело. Строительство — вся моя жизнь. Как говорится «есть такое слово — надо». Так вот то, что делаю — делать надо. Это самая главная мотивация. Я счастлив, что вижу результаты моего труда. С радостью приезжаю в свой рабочий кабинет в Никитском переулке.

Я трудоголик по натуре, поэтому работа меня мобилизует.

Я вижу ежедневную радость и надежду людей, прихожан, для которых Русская православная церковь и Правительство Москвы выполняют программу строительства православных храмов в городе. Только ради этого имеет смысл жить и трудиться с полной отдачей.

На моих глазах сменилась не одна эпоха, я видел, как разрушались храмы и сделаю все, чтобы восстановить историческую справедливость. Чтобы новые золотые купола засияли в Москве вместо порушенных прежде святынь.

Конечно, ничего не вдохновляет так, как присутствие и забота своей семьи. В жизни опираешься на любимых людей и любимое дело.

Рассматриваем ли мы возможность при проектировании новых районов по реновации и строительство храмов? Рассматриваем еще как! У нас уже есть план реализации. Участки для строительства храмов в кварталах реновации выбираются в результате публичных слушаний и мнения жителей района. В 2020 году, до эпидемии, разработали 10 проектов планировки территории под будущие храмовые комплексы в районах реновации.

В число кварталов, где проект храма уже входит в генеральный план участка, районы в САО, ЮВАО и ВАО. Такой подход более эффективен и позволяет сразу выделить необходимое место для строительства храма в шаговой доступности. Работа продолжается в интенсивном режиме.

 

О наградах и признании, встречах и людях

Недавно Владимир Ресин стал полным кавалером Ордена «За заслуги перед Отечеством». О том, насколько важно лично для него признание заслуг, и есть ли особо ценные награды. А также о знаковых встречах и общении с первыми лицами страны.

 

Для меня главное звание — «строитель». К ним я отношу свои профессиональные звания — «Заслуженный строитель РФ» и еще академик РААСН. Как и другие награды, они для меня лишь этапы моего труда. Кстати, первый свой орден я получил за экономические показатели по работе одного управления, которое тогда возглавлял. Это был орден «Знак Почета». Этот знак отличия для меня самый ценный, потому что первый.

А теперь стал еще и полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством» всех четырех степеней… Я и президенту сказал, что это большая честь для меня и новый стимул текущей и будущей работы.

20220321_171020.jpg

Служил, служу и буду служить на благо России. В начале февраля Владимир Путин вручил орден «3а заслуги перед Отечеством I степени». Так Россия оценила годы работы. И в строительстве Москвы, и в депутатской деятельности, и в общественной, надеюсь. После таких наград нужно трудиться с утроенной силой.

Жизнь была богата на встречи с самыми разными людьми, включая руководство страны и города.

Хрущева не застал, пришел в столичный Трест горнопроходческих работ после его отстранения от должности главы государства. С Брежневым встречался, в том числе, когда он с членами Политбюро ЦК КПСС посещал Олимпийскую деревню, к строительству которой, как и прочих объектов Олимпиады-80, я имел отношение: курировал стройку в качестве первого заместителя начальника Главмосинжстроя при Мосгорисполкоме. Мы с женой Мартой дружили с его дочерью Галиной Брежневой и Юрием Чурбановым, его зятем. Он стал первым политическим заключенным эпохи гласности и перестройки. Оказался самым подходящим человеком для громкого процесса, на кого можно было бы списать ошибки брежневского времени. Все, кто, согласно обвинительному заключению, давал Чурбанову взятки, давно были оправданы, а он все сидел. Жена от него отказалась, друзья отвернулись. А спустя годы я устраивал его после отсидки на работу в одну из строительных организаций Москвы. Обиды на власть он не держал и работой был поглощен.

Выпало довольно близко общаться и с Ельциным. Причем мое знакомство с Борисом Николаевичем произошло при драматических обстоятельствах. Моя карьера чуть было не закончилась. Остался работать потому, что Ельцин сделал ставку на мой опыт и знания профессионального строителя, не стал притягивать идеологию за уши.

Большой театр мы сдавали после реконструкции и реставрации Дмитрию Медведеву. Правительству Москвы и столичным строителям пришлось подключаться к работам, которые выполнял другой генподрядчик и фактически проводить операцию по спасению уникального объекта культурного наследия. 3дание Большого театра могло просто обрушиться в вырытый под ним котлован 20-метровой глубины. Мы с Лужковым совместно с лучшими московскими специалистами: строителями и реставраторами приняли экстренные меры, чтобы сохранить памятник культурного наследия, одну из главных визиток страны.

Президенту Владимиру Путину в свое время мы с лужковым показывали и новый экспериментальный район Куркино. Это был, по сути, пилотный проект комплексного подхода в строительстве в отдельно взятом районе Москвы. Спустя несколько лет этот подход стал основой градостроительной политики нашей столицы.

Для меня опыт выполнения государственных градостроительных задач, которые ставили перед городом руководители нашей страны, самый ценный. Я научился вычленять из поставленных задач приоритетные и затем комплексно увязывать их с нуждами и потребностями москвичей. Так, чтобы Москва развивалась гармонично, и москвичи были обеспечены жильем, необходимой социальной и прочей инфраструктурой.

 

О переломных моментах

Что может расстраивать профессионала? О трудных решениях и переломных моментах в жизни, о том, что по-прежнему кадры решают все.

 

Я человек очень осторожный. На службе всегда опасался навредить делу и сейчас боюсь. Поэтому каждое действие всегда семь раз взвешиваю, прежде чем принять решение. Всегда думаю о том, что будет за это. Даже если иду на какие-то отступления от норм и правил — боюсь. Действую по закону. А таких начальников, которые страха не ведают, остерегаюсь, опасаюсь с ними работать, считаю, бесстрашный руководитель либо глуп, либо авантюрист.

Самые трудные моменты в жизни связаны с принятием решений политических. Так было дважды: в августе 1991 года и в октябре 1993 года. Внутренне мне эти решения давались труднее, чем многим: ведь по ту сторону баррикад стояли подчас близкие мне люди, и по-человечески было жалко их.

Что касается профессиональных решений, с ними гораздо проще, какими бы трудными они не были. Принципу строителя — когда начинаешь стройку, знай, как ее закончить, — следую всегда. И когда руководил строительством олимпийских объектов, и реставрационными работами комплекса зданий Московского Кремля, и восстановлением главного православного храма страны, и главного театра России, и программой сноса старых хрущевок, и теперь, когда занимаюсь Программой 200 храмов.

Случаются вещи, которые как профессионала расстраивают. Их несколько. Рабочий человек у нас плохо защищен. Я еще в институте понял, будучи на практике в шахтах, первая обязанность руководителя — заботиться о рабочем. Если начальник о нем не побеспокоится — никто его не поддержит. Секретаршу, шофера, помощника всегда может прикрыть непосредственный шеф. У станка стоят сотни людей, один мастер не может их всех защитить.

Еще тогда взял за правило: если простой человек к тебе обращается, нужно очень внимательно отнестись к его просьбе. Редко рабочий так просто пойдет что-то просить. С тех пор я твердо стою на этой позиции. Первое, что сделай: не откажи человеку, выслушай его. Второе — не подойди формально к решению его проблемы, найди выход из тупика. В-третьих — частичку своей души вложи в это решение. В-четвертых — если чувствуешь, что творится полнейшая несправедливость, сделай все, чтобы ее устранить немедленно. Тогда люди поверят в тебя, дело, которое ты возглавляешь. Никогда от этих правил не откажусь.

Также заботит дефицит специалистов профессионально-технического образования. Кадры прежде всего! Так было в советское время, так должно быть и сейчас. Нужно поднимать отечественное профтехобразование, нужно укреплять научно-исследовательскую базу, промышленность и стройиндустрию страны, нужно интенсивнее внедрять собственные разработки и технологии в отрасль.

 

О Москве, машине времени, свободном времени и благодарности

Наш герой видел разные этапы становления столицы и ее строительства. Размышления о том, нравится ли Москва сегодняшняя, о свободном времени, а еще о том, если бы была возможность все начать с нуля…

 

Даже представься мне возможность начать все сначала, я бы посвятил строительству и вторую жизнь. Мне кажется, я бы не стал ничего менять в выбранном пути. Может, теперь, с высоты прошедшего времени что-то построил бы иначе или в другом месте. Раньше бы создали Программу строительства православных храмов в Москве. Придумали бы как защитить Стройкомплекс от тех проблем, через которые нам пришлось пройти после развала СССР.

Все видят, Москва обновляется, реставрирует памятники, ремонтирует старые дома, строит новые, сносит пятиэтажки, смонтированные на рубеже 50-60-70 годов. На то есть мы, строители, чтобы преодолевать проблемы.

Важность работы строителей запомнилась с первых дней послевоенного детства. Как открывались новые кафе, кинотеатры, как город возвращался к мирной жизни. Новая остановка там, где раньше не ходили трамваи. Стадионы, на которых можно поболеть за любимую команду. Как, например, строилась Киностудия Горького и павильоны ВДНХ. Ребенком я, конечно, не оценивал изменения, я просто с восторгом воспринимал новые возможности, новые отстроенные места для прогулок. Прошло 77 лет — столица все краше и притягательнее, в том числе благодаря строителям.

Мне просто нравится Москва, как раз за то, что в ней уникальным образом сочетается все, что было. История и современность. Сейчас столица выглядит хорошо, как никогда, благоустроены скверы, фасады домов, единообразие вывесок, зелень, ярмарки, украшения к праздникам. Все ярко, все с любовью.

Новый курс на «город удобный для жизни», а не только для работы — принцип, которого придерживается московское правительство, изменил жизнь тысяч москвичей.

У всех свое представление, какой должна быть Москва, где лучше жить. Когда-то футуристы видели ее застроенной небоскребами. Есть у меня знакомые, которым нравится высота, она многих притягивает. Иначе бы мы не сооружали высотные дома. Меня тянет к нижним этажам, мне по душе малоэтажная Москва, какая была в прошлом на Арбате и в Замоскворечье.

Свободное время я стараюсь проводить с семьей. Учитывая, сколько я работаю, все остальное время — для них. Так будет справедливо. Мы вместе выбираемся на мероприятия, концерты, когда позволяет время. На концерты в честь Дня строителя, собрания в Кремлевском дворце. Сейчас, последние два пандемических года, все в основном проходит в близком кругу.

Я бесконечно благодарен своей семье. Отцу и матери за то, что подтолкнули меня в верном направлении, вывели меня на дорогу к делу моей жизни. За их помощь и поддержку. Супруге моей Марте Яковлевне за то, что наша семья остается крепкой и дружной, за уважение и привязанность, которыми мы делимся уже столько лет, с институтской еще скамьи.

IMG_20220203_124253_763.jpg

Мое поколение пережило много трудностей: мы поднимали экономику огромной страны, работали на всесоюзных стройках, прошли через распад СССР, строили новую современную Россию. Будем и дальше делать то, что лучше всего умеем — строить.

Копировать ссылку
Автор материала: Наталья Черкасова