Назад
В лаборатории у архитектора
19 апреля 2021
460

В лаборатории у архитектора

Технологии окружают нас повсюду — в кармане лежит миниатюрный суперкомпьютер (читай, смартфон), а каждый улучшающий нашу жизнь девайс стремится быть «умным». Те же процессы наблюдаются и при строительстве зданий: архитекторы учат их меняться, реагировать на разные условия окружающей среды, подстраиваться под своих обитателей. При этом им еще удается сделать так, чтобы объекты затрачивали минимум энергии и ресурсов. Думаете, мы говорим про планирование с помощью BIM? Как бы не так. Эволюция проектирования сооружений началась не с 3D-моделирования, а с автоматической параметризации — создания плана строения с помощью заданных математических алгоритмов. Метод популярен везде — от стран Европы до Азии.

Мы решили узнать, как дела обстоят в Индии. И в этом нам помог основатель местной архитектурно-исследовательской лаборатории rat[LAB] (Research in Architecture & Technology) Сушант Верма.

 

МАРШРУТ ПОСТРОЕН

Компания базируется в Нью-Дели, но работает по всему миру. rat[LAB] — большое объединение дизайнеров, архитекторов и проектировщиков, которые специализируются в сфере параметрического моделирования, инженерного анализа и цифрового строительства. А основными сферами работы выступают архитектурный математический дизайн (как всего объекта, так и его частей, например, фасадов), пространственное планирование, оцифровка строительных проектов, а также создание основанных на параметрических алгоритмах вещей — от городской мебели до предметов интерьера и даже одежды.

параметрическая красота 2.jpg

— Сушант, расскажите, как происходит работа над проектом в вашей компании? Вы начинаете разработку модели здания с нуля или же подключаетесь к ней в процессе?

— Зависит от пожелания клиента и времени его обращения. Мы можем создать объект, что называется, из ничего, а можем присоединиться на этапе активного проектирования, помогая оптимизировать сооружение и выстроить нужный алгоритм. rat[LAB] также иногда выступает в роли приглашенного консультанта, указывая направление развития проекта и содействуя его гармоничной параметризации. Подчеркну: мы говорим не об информационном моделировании зданий (BIM), а именно о параметрическом моделировании. Формирование облика постройки с помощью сложных комбинаций данных и оптимизация работы специалистов — это основная наша задача.

— Чем параметризм отличается от BIM?

— Цифровое моделирование по параметрам — это, скорее, предшественник 3D-проектирования, первый шажок к компьютеризации строительства. Нужно взять огромное количество пространственных, геометрических и конструктивных данных, собрать воедино в программе Rhino (редактор Grasshopper), а затем выстроить серии алгоритмов, которые будут менять проект в зависимости от пожелания заказчика, а также сформировать наилучшую для данных условий комбинацию. После этого информация, разбитая на более простые составляющие, будет использоваться на стройплощадке; кстати, это то, что объединяет параметрический подход и 3D-моделирование. Но здесь мы скорее работаем над самой стройкой, а BIM — это все же про красивую визуализацию.

Хотя алгоритмизация постройки далее может быть встроена в модель объекта в BIM — это можно сделать с помощью интерфейса программы Dynamo. И тогда уже получится очень подробный план строительства со всеми его компонентами. Так, в рамках нашей работы мы преобразовывали разработанные в Grasshopper проекты в форматы для Revit и даже ArchiCAD. Ну а такие гиганты, как те же ZHA, Foster&Partners и другие архстудии чередуют эти технологии. Тут уж зависит от проекта, его масштабов и целей.

На самом деле, применение параметрии здорово экономит время и силы, ведь не приходится переделывать все заново, если условия изменятся. А они почти всегда калибруются множество раз (вздыхает).

Кроме того, я считаю, что возведение дома по определяемым параметрам —хоть и является более продвинутым и дорогим сервисом для специалистов — необходимо более, чем BIM, который в этом смысле еще дороже, включает больше сервисов и возможностей. Но вместе с тем полный функционал технологий используют пока еще далеко не все.

К сожалению, здесь, в Индии, технологии недостаточно развиты. Многие профессионалы либо не имеют представления о том, что такое параметризм и BIM, либо не обладают должными компетенциями. Поэтому, отучившись в Лондоне и проработав там архитектором бюро Zaha Hadid и Arch2O, а затем c помощью стипендии имени Рудольфа Шиндлера (знаменитого австрийского архитектора, грант учрежден музеем прикладного искусства в Вене — прим. ред.) освоив американские подходы, я основал компанию rat[LAB]. Для того, чтобы показать проектировщикам моей родины все плюсы работы с помощью технологий. И начал преобразовать процессы постепенно.

— Как обычно действуют индийские инженеры?

— Многие все еще используют CAD (САПР, системы автоматизированного проектирования, — прим. ред.) и традиционные методы, прорисовывая все на бумаге. Последних особенно сложно убедить в том, что с помощью компьютера создать задуманное можно гораздо проще и быстрее. Да даже если и получается, они всегда пугаются стоимости компьютеризации и неохотно идут на привлечение сторонних сервисов, поэтому часто нашим сотрудникам приходится вести не только проектную, но еще и образовательную и продвиженческую функции.

Вместе с тем процесс цифровизации идет, и я очень рад этому. Но трансформация проходит пока что очень и очень медленно, а Индия — страна, все же больше ориентированная на низкоквалифицированный рабочий труд. Поэтому, несмотря на то, что власти и независимые проектные бюро осведомлены о преимуществах параметрического дизайна, внедрять их они не спешат. Но я верю, что продвигаться в этом направлении скоро мы начнем быстрее.

В ЧЕМ СУПЕРСИЛА, rat[LAB]?

— Думаю, вам было особенно сложно развивать вашу организацию в Индии.

— Да, не обошлось без трудностей. Я и мой партнер Прадип Девадасс ведем работу над rat[LAB] с 2012 года и по сей день. Вначале, будучи студентами школы Архитектурной ассоциации Лондона (AA), мы уже понимали, что BIM где-то рядом и скоро завоюет мировой рынок строительной отрасли. Но по дороге к его восхождению на олимп проектирования нужно было создать определенную лестницу, путь в мир компьютерной модели сооружения. И мы решили выступить в роли путеводителей, продвигая параметрическое моделирование.

SaiBabaTemple_rat[LAB] (03).jpg

Подготовка была, как я уже говорил, основательной: чтобы набраться опыта, я работал архитектором в бюро Zaha Hadid и Arch2O, а Прадип трудился в таких компаниях, как Mathew&Gosh Architects и RoboFold. Нам удалось выиграть стипендию Шиндлера и поехать на работу в Лос-Анджелес, а также поучаствовать в проектах и поучиться в Чикаго благодаря американской школе архитекторов (AIA) и их программе поощрения молодых специалистов. В результате плоды наших трудов можно наблюдать в составе проектов, расположенных в Лондоне, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Нью-Дели, Мумбаи и Тайбэе. А по окончании своей стажировки я получил назначение на постоянный пост от Zaha Hadid Architects.

Да, от такой шикарной карьерной возможности пришлось отказаться, ведь мы с Прадипом видели себя передовиками индийского градостроительства. Не спорю, иметь в резюме громкие имена компаний почетно, но я считаю, что поступил правильно. А контакты с ведущими архитектурными практиками я не обрывал: теперь мы сотрудничаем с ними на уровне компаний. Плюс время от времени как меня, так и Прадипа приглашают на специальные образовательные семинары. Кстати, небольшие встречи такого плана в сфере BIM работают лучше, чем госпрограммы. В общем, получилось как нельзя лучше.

— Что отличает объекты, созданные с помощью параметрического моделирования?

— Это всегда сложная геометрия, обилие интересных элементов на фасадах и выверенность линий. Имея таких мощных помощников, как технологии, проектировщик может добиться полного контроля над своим детищем. Разбить сложные части на простые. Предусмотреть, как объект будет реагировать на разные погодные условия — например, использовать полученную от солнечного нагрева фасадов энергию, впитывать влагу во время сезона дождей или даже «усыхать», когда нужно, — и при этом не делая стоимость таких решений заоблачной. Совсем наоборот! Вначале люди думают, что параметрическое моделирование слишком дорого для них, потом же удивляются, сколько всего им удалось сэкономить благодаря своевременному внедрению новых инструментов.

Возможно, через несколько лет мы будем говорить о других технологичных строительных помощниках: дополненной реальности, искусственном интеллекте, цифровых «двойниках». Но я убежден: прогрессивные методы проектирования помогают создавать более эффективные, энергоемкие здания. Они сделают жизнь комфортной и безопасной.

— Вот теперь я слышу архитектора, а не управляющего компанией. Браво! Скажите, а вы успели насладиться работой «в поле»? Практикуете ли сейчас?

— Хоть после окончания магистерской программы в Англии я проработал архитектором не так долго, то время я вспоминаю, как очень насыщенное и плодотворное. Вместе с ZHA я был полтора года и участвовал порой в нескольких больших проектах одновременно: создавались команды архитекторов для работы в Швеции, Франции, Китае, Казахстане. Были и «домашние», английские объекты. Моей основной задачей, конечно, являлась компьютеризация модели и предложение наиболее удачной конфигурации конструктива или фасада. Иногда мое предложение принимали, иногда выигрывал другой специалист.

Работая архитектором, особенно в такой большой студии, я понял, что проектирование стало всенародным языком, распространило свое влияние глобально. Порой в проектной команде собирались до двадцати человек, все они обладали разным опытом и культурой, что отражалось на работе позитивно. У каждого была своя особая суперсила (а какая была у меня, вы уже знаете — смеется), и «магия» свершалась, когда мы объединялись вместе. Причем высказаться и быть услышанным мог любой, даже человек совсем «зеленый». Так я это видел.

SaiBabaTemple_rat[LAB] (06).jpg

Конечно, сотрудники компании были разбросаны по офисам по всей стране, но у нас в рукаве были козыри-технологии, так что общаться и делать свою работу можно, по сути, из любой точки земного шара. Помню, я был в составе многонациональной команды, которая создавала крупнейший на сегодня в мире аэропорт Дасин, который недавно уже открылся в Китае. Согласитесь, это здорово — работа шла на месте, а мы с командой дизайнеров формировали его облик из лондонского офиса.

Поэтому, переходя на самостоятельные рельсы и основывая свою компанию вдали от значимых проектов и бизнес-пересечений, я не сильно переживал. Наладить связь онлайн удается и из Нью-Дели, а для более значимых вопросов на объект можно выезжать. В прошлом году до пандемии на мою долю выпало много путешествий. Надеюсь, скоро отрасль восстановится, и мы дальше будем плодотворно сотрудничать.

— Какими интересными объектами можете похвастаться?

— В Индии мы строим много торговых центров, небоскребов, спортивных и даже религиозных объектов. Говоря о последнем — храме в Южной Индии — помимо самого планирования объекта (а нашей задачей было разработать центральную зону для поклонения), эксперты также подготовили пространственное благоустройство и учли прилегающую городскую организацию.

Вообще работа над каждой стройкой — это всегда коллаборация, совместное созидание, а не работа одного архитектора, как многие думают. Так, мы помогаем иностранным коллегам в возведении стадиона в Австралии. Поступают просьбы о помощи на конкретных стадиях проекта от компаний из Японии, Китая, других азиатских стран. В Саудовской Аравии, в Дубае, мы построили рестораны. Работа кипит!

200916_Stadium_renders_outdoor (2).jpg

Отмечу, что, рассматривая отдельно взятый проект, мы принимаем свое, индивидуальное решение. Например, для менее масштабных сооружений мы сами способны разработать весь внешний вид, а для более крупных уже привлекаем специальные архитектурные фирмы (в этом случае rat[LAB] отвечает за параметризацию и связанный с ней дизайн). Конечно, это тоже предполагает участие в тендерах и конкурсах, и мы активно здесь присутствуем. Рационализируем проект, доказываем выгоду, полученную от работы с нами, демонстрируем это не обещаниями, а цифрами. В конечном итоге заказчик всегда получает тот результат, за которым он к нам пришел: так проявляется волшебство совместного труда.

— Вы упомянули, что работаете над проектами различных масштабов, от мала до велика. Неужели они все технологичны?

— Хм, интересный вопрос. Наши проекты, конечно, всегда подразумевают оптимизацию с помощью технологий, но, говоря о развитии строительной индустрии в Индии в целом, скорее ситуация будет не такой радужной. Объекты-гиганты, обладающие большой степенью важности для города или индустрии, без сомнения, реализуются с помощью параметрического моделирования и даже в BIM, но средние и мелкие проекты пока еще нечасто пользуются технологиями. А люди, работающие над ними, скорее отталкивают их.

Знаете, на самом деле проблема трансформации отрасли глобальна: над ее решением бьются все страны. Просто кто-то уже успел достичь определенных успехов, а кто-то еще в начале пути.

 

УЧЕНЬЕ — СВЕТ, ДАЛЬШЕ — ТРУД

— В этом, конечно, не последнюю роль играет образование и повышение квалификации.

— Именно! Причем специфика обучения параметрическому моделированию и BIM в том, что знания эксперт приобретает уже на практике, с «низов». Затем уже подключаются государство и муниципальные структуры образования. Может, причина в том, что независимые проектные институты более амбициозны и мобильны? Им проще настроить новые учебные программы. Кроме того, непосредственное общение с коллегами, особенно из-за рубежа, позволяет эффективнее обмениваться релевантным опытом и полезными советами, которые уж точно можно применить в деле.

Наша компания видит своей миссией и образование в том числе: лично я уверен, что, посеяв знание в десяти головах, ты передаешь свои достижения тысячам людей дальше. У нас действуют как онлайн, так и очные курсы, обучающие работе с параметрическим моделированием. Я сам преподаю и часто выезжаю с лекциями в рамках мировых практик — можете послушать меня на сериях известных вебинаров от TED.

Да, вы скажете: при желании знания можно получить везде, сейчас столько всего есть в открытом доступе! Но проблема в том, что после получения сертификата на этом у многих архитекторов все заканчивается; они не знают, как новые сведения применить на практике. Куда податься?

Я учел это в своих педагогических программах и предлагаю слушателям реальные работы. Искренне верю, что не зря трачу много времени и ресурсов — очень хочу, чтобы Индия трансформировала строительную индустрию по-настоящему.

— Впечатляет, что вы отказались от развитых европейских проектных студий ради будущих национальных кадров. И все же: есть желание поработать в других странах? Например, в России?

— Я думаю, что да. Когда мы разворачивали свою деятельность в Нью-Дели, момент для этого был очень удачный: все процессы только-только начинали разворачиваться в сторону цифровизации, и мы подхватили эту волну. Сейчас я уже более-менее спокоен за свою страну, пора браться за новые рубежи.

SushantVerma_ratLAB_Portrait04.jpg

Хоть я и не был в России, но слышал много интересного от ваших специалистов, выступавших на международных конференциях, куда я также выезжал. Так что мы с rat[LAB] что с удовольствием присоединимся к российским проектам, если представится возможность. А уж посетить Москву я давно мечтаю!  

Копировать ссылку
Автор материала: Анна Кострова