Назад
Виктор Васильев: «Стройка – процесс творческий»
22 декабря 2020
1224

Виктор Васильев: «Стройка – процесс творческий»

«Только давайте без пафоса» — такими словами закончил наш разговор бригадир комплексной бригады Монтажного управления №1 Виктор Васильев. Хотя поводов для этого более, чем достаточно. 32 года на стройке, и все они на одном предприятии — Первый ДСК (ранее ОАО «ДСК-1»), самый молодой бригадир в истории организации, победы и призовые места в конкурсах профессионального мастерства, многочисленные отраслевые награды, звание «Почетный строитель Российской Федерации». Да и коллеги характеризовали Виктора Николаевича, как трудолюбивого человека «старой закалки», надежного, ответственного, на которого всегда и во всем можно положиться, прекрасного организатора.

 

Но пафоса не будет. Мы предоставим слово нашему герою, он сам расскажет о выборе профессионального пути, династии строителей, рабочих буднях, о том, что стройка — это всегда интересно и всегда живая работа, где каждый день не похож один на другой.

Спасибо случаю!

Можно сказать, что я случайно оказался на стройке. В 1984 году я поступил в Тамбовский институт химического машиностроения и этим же годом уходил в армию. Всем курсом мы поехали в колхоз, и пока мы два месяца убирали картошку, мне пришла повестка в армию. Отсрочки в то время не было, и я, не приходя в институт на учебу, сразу отправился служить. А поскольку возвратился после службы перед Новым годом, мне нужно было либо догонять полугодовой пропуск, а это было практически нереально, или вновь идти на первый курс. И мне такая перспектива не очень понравилась.

Позвал на стройку, где и сам работал, мой старший брат Сергей. Сказал, что в ДСК-1 есть свое строительное училище, объяснил: получишь профессию, позже решишь — поступать в институт или работать. Я решил попробовать. Отучился один год и пришел на работу в тогда еще ДСК-1.

Очень хорошо помню свой первый рабочий день. Пришел на стройку и мне дали наставника Алексея, он учил меня… до обеда, а после обеда пропал. И с того момента всю работу я начал делать самостоятельно. Так неделю отработал учеником, и бригадир меня поставил в звено в ночную смену.

После окончания училища начал работать монтажником. Отработал два года, поступил в строительный техникум в Москве, получил специальность и 29 лет работаю бригадиром, всего же на стройке — 32 года.

 

Стройка — это всегда живая работа

В обязанности бригадира входит, прежде всего, руководство комплексной бригадой, в составе которой штукатуры, сварщики и монтажники. Но для меня разницы нет — руководить или самому руками работать. Бригадир — это тот человек, который тушит пожар, работает там, где горячо. И если надо работать руками, если не хватает людей, значит, я работаю руками.

Я, наверное, неправильный человек, для меня — любая работа в удовольствие. Поэтому вопрос, что сложнее, — руководить людьми или работать руками, для меня вообще не стоит. Но как монтажник я никогда не забывал свое дело и часто работаю по специальности.

Мое рабочее утро начинается с того, что я должен правильно и грамотно распределить людей на объекте, организовать так, чтобы все работало как часы. Это не значит, что я каждый день делаю одну и ту же работу.

Стройка — процесс творческий. Это всегда живая работа. Я это абсолютно серьезно говорю. Ведь что такое строительство дома в три смены? День и ночь, круглые сутки идет поставка каких-то материалов и деталей, нужно так организовать процесс, грамотно распределить людей, чтобы получить максимальную отдачу от работы каждого. Например, видишь, что у сварщиков работы очень много — значит, на какое-то время нужно приостановить монтаж.

ZIL_1198.jpg

В работе бригадира много нюансов, аналитической работы, когда надо проанализировать весь процесс, понять, обеспечить, подсказать, решить вопросы с прорабом по заказу материалов. Самый неприятный момент, когда ты утром приходишь на работу, или еще до работы, и вдруг — звонок от рабочего: сразу понимаешь, что заболел или что-то случилось. А это значит, что надо найти замену. Сложно найти человека, лишних людей на стройке нет. Еще хуже, если это ночная смена. Вот тут вспоминаешь своих «должников» — кто-то отпрашивался, получается, пришло время отдавать долг.

В бригаде у меня 35 человек. Были моменты, когда в подчинении было две бригады и больше пятидесяти человек, да еще и объекты были в разных местах. Были времена, когда в начале декабря мы начали монтаж дома, а полноценный 17-этажный дом сдали к концу месяца, Новый год жильцы уже встречали в своих квартирах. Так что в разных условиях приходилось работать.

 

О признании, секрете бригадира и «старой закалке»

Для любого человека важно признание, участие в конкурсах, награды — все это мотивирует. Это признание того, что наша работа нужна. Наша, а не только моя: ведь я не один работаю, у меня коллектив. Важно, чтобы всем было удобно, комфортно работать, ведь мы на стройке больше времени проводим, чем в семье.

Взаимоотношения с людьми — всегда сложный момент. Мы все приходим разные, по-разному «заряженные». И у меня нет особого секрета, специально выверенной формулы, как наладить атмосферу, чтобы все в коллективе было хорошо. Это только методом проб и ошибок. Только в процессе работы ты видишь, анализируешь, какой климат в коллективе, думаешь и принимаешь те или иные решения.

Для меня важнее всего, чтобы человек работал и четко выполнял свои функции. Приятен ли лично мне этот человек или неприятен — не имеет значения, если он хороший специалист и работник, значит, он будет работать в коллективе. Главное, чтобы он был профессионалом.

Человек, преданный своей работе, неважно, при большой зарплате или при маленьких деньгах, это и есть «старая закалка», о которой говорят коллеги. Такой человек не бросает свою работу. Я за свою жизнь знал разные времена: и когда денег не было, и непростые 90-е. Приходилось работать в бригаде, где состав был 150 человек без каких-либо навыков, довелось выполнять совершенно незнакомую работу — с монтажа в земляные работы. Объяснял подчиненным, что нужно потерпеть, чтобы потом вернуться в свои профессии.

Это был интересный момент в моей биографии, когда я взялся за работы, которыми никогда раньше не занимался. Пришлось всех своих коллег обзвонить, с которыми вместе учились, собраться вместе, они мне быстро объяснили специфику, потом посмотрел нужную информацию в интернете, почитал спецлитературу. Вникал, для того чтобы приходить на утреннюю пятиминутку и четко понимать, что нужно делать, кому какие задания дать. Было интересно — это новый виток, новая сфера, новые знания.

Работа бригадира на стройке — это симбиоз призвания, любви к своему делу и опыта. Я по своему характеру такой, что меня не надо водить за ручку, я сам кого надо отведу и за ручку, и под ручку.

ZIL_1130.jpg

Главное для меня — понять, что делать. Это в моем характере. И дело не только в моих личных качествах, не столько в строгости, жесткости, это — понимание своего дела. Нужно видеть перспективу и финал работы. Надо понять любое порученное дело, вникнуть в него. Иначе не получится руководить людьми.

 

О знаковых объектах, высоком темпе и работе ради дела

Для любого строителя лучший объект тот, что рядом с домом. У меня таких объектов было несколько. Вот представьте себе Ватутинки, а я живу на севере Москвы. Мой рабочий день начинается раньше других, чтобы посмотреть результат ночной смены, проанализировать, документы изучить, изменения в проекте посмотреть. Чтобы к началу рабочего дня я четко знал, что надо делать. А мне еще нужно время, чтобы добраться до объекта. Так что близость объекта — это вопрос не столько личного удобства, это положительно сказывается на работе, ей уделяется больше времени.

К числу знаковых можно отнести инфекционную больницу. На инфекционной больнице почти полтора месяца мы работали по 12 часов в сутки без выходных. При этом объект был в 70-ти километрах от моего дома. Мы строили общежитие для врачей. Если сама больница строилась из легковозводимых конструкций, то мы возводили почти капитальное строение. Работа шла в ускоренном темпе, вот, даже видео сохранил: маляры уже штукатурят, когда мы еще ведем сборку. Утром идешь по стройплощадке — еще грязь, вечером — уже асфальт. И выдержать такой режим работы как раз помогло то, что я человек «старой закалки».

ZIL_9497.jpg

Надо ради дела — для меня это главное. В советские времена часто приходилось в таком темпе работать, это было своего рода нормой. Так что, можно сказать, я работал на строительстве больницы в удовольствие.

Первый важный лично для меня объект — это дом, где я стал бригадиром. Это было в Химках, 30 лет назад. Мы строили по заказу предприятия жилой дом. Я пришел из отпуска, в бригаде девять человек, все остальные убежали в кооператив. И мы работали два с половиной месяца по две смены каждый день, прихватывая субботу.

Мы и сегодня строим жилье, застраиваем спальные мик­рорайоны — это и есть наши главные стройки. Привыкаю ли я к объекту? В тот день, когда я заканчивал стройку, на следующий день мне давали новый объект. Так что у меня не было времени на сожаление, что работа закончилась, оглянуться назад, как-то прикипеть душой к той или иной стройке.

 

Высоту любить и уважать надо

Для меня работать на высоте — привычно. У нас, монтажников, ответственная работа. Я своим близким даже фотографии не показываю: работаешь, а под тобой буквально пропасть, — 22, 25 этажей. Не каждый к этому готов, но кто не может, тот не работает здесь. Наверное, помогает любовь к высоте, уважать ее надо, для меня она привычна. С первого раза у нас с ней отношения сложились, не ощутил никакого страха.

Когда заканчиваешь высотный дом, посмотреть с высоты — это непередаваемые ощущения, это круто, особенно если объект в Москве. Был такой момент, который особенно запомнился. Мы уже заканчивали строительство, сели после обеда на крыше, а самолет «Мрия», самый большой грузоподъемный самолет, с «Бураном» на фюзеляже пролетел над нами. Он летел очень низко, вокруг нашего дома. Удивительное чувство — до него рукой подать, вот он, рядом.

 

О престиже профессии

Главное на стройке — делать свою работу на совесть, любить ее. Это главный совет не только молодым и начинающим строителям, а всем, кто работает на стройке. Хотя, может, многие посчитают, что строителем непрестижно стало работать.

Я считаю, что хороший строитель — это очень престижно. Надо не стесняться своей работы и уважать ее.

Была возможность много раз поменять профессию, но я не смог. Я привык, прикипел к стройке, да и коллектив сложился.

Меняется ли стройка? Да, и в лучшую сторону, потому что сейчас упор на качество, а раньше на количество. Кроме того, все дома на гарантии. Не сразу в построенный дом заходят жильцы. Дом какое-то время привыкает к жильцам, к новой жизни. Так и жильцы должны привыкнуть к дому, походить, посмотреть, найти или не найти какие-то недостатки.

Объект, который мы сейчас строим, это ЖК «Датский квартал». Мы ведем строительно-монтажные работы. Наша задача — построить само здание, прочно, качественно, дальше уже другие подрядчики заходят. Вообще, качеству сейчас уделяется большое внимание. Объекты, которые строит ­Первый ДСК — это объекты высокой степени надежности и высокого качества.

Мы с минимальными потерями прошли непростой период пандемии, сейчас ситуация стабилизировалась. Во время карантина руководство с пониманием отнеслось, и мы были социально подстрахованы.

 

О династии строителей и любимых уголках Москвы

Можно сказать, что в каком-то роде у нас династия строителей. Нас четверо в семье. Старший брат работал монтажником, тоже окончил строительный колледж, был мастером, прорабом, механиком, начальником участка. Обе сестры учились в Ряжском дорожном техникуме, но давно отошли от стройки. Старшая сестра живет на Дальнем Востоке. Вторая окончила в Москве инженерно-строительный институт, строила дороги в Москве к Олимпиаде-80. ДРСУ, где она работала в самом начале своей карьеры, обеспечивало строительство дороги для олимпийской велогонки. Сейчас работает в Правительстве Московской области.

ZIL_1210.jpg

Возможно, в семье подрастает еще один строитель. Шестилетний внук Виктор любит стройку. Мы с ним на даче начали дом строить. Два года назад я показывал и объяснял, как заливать фундамент, так он, как настоящий строитель, сказал мне, что бетон надо обязательно поливать. То есть уже дает профессиональные советы. Есть шансы, что династия может быть продолжена.

Ближе изучать Москву я стал с появлением внука. Я даже узнал, что в Химках есть прекрасный парк (улыбается). Не люблю ездить в центр, где всегда суматоха и много людей. Лучше погулять где-то на окраине, в своем районе. У нас замечательный Лианозовский парк, дочь с семьей живут в Химках, там тоже прекрасный парк.

Свободное время, если и случается, люблю проводить на природе. Летом ездим на дачу в Переславль-Залесский, там живописные места, озеро. Любим с внуком играть в шахматы, научил его весной, когда был карантин. Причем недавно мне даже пришлось согласиться на «ничью», и я не поддавался.

2020-й был сложным годом. Я хочу поздравить всех своих коллег и их семьи с наступающим Новым годом. Хочу пожелать, чтобы не болели, чтобы была постоянная работа, и чтобы ее достойно оплачивали.

Копировать ссылку
Автор материала: Наталья Федотова