Назад
Владимир Ресин: «Мы давно ушли от авралов»
19 апреля 2021
236

Владимир Ресин: «Мы давно ушли от авралов»

Для него нет неудобных вопросов — журналисты ценят это качество. Не юлит, не прячется, не забалтывает. Потому что профессионал, более того — настоящая легенда строительной отрасли.

Сегодня наш гость — заслуженный строитель РСФСР, лауреат Государственной премии СССР, доктор экономических наук, депутат Государственной Думы, советник мэра Москвы Сергея Собянина Владимир Ресин.

— Владимир Иосифович, с Вашего разрешения начнем с глобальных вопросов. Владимир Путин дал правительству важные поручения: решить вопросы о нехватке трудовых ресурсов на стройках и ограничить рост цен на стройматериалы. Вы, как опытнейший строитель и политик, каким видите решение этих вопросов?

— Образовавшаяся кадровая проблема связана в первую очередь с пандемией. Многие рабочие на стройках вынуждены были уехать. Сейчас Минстрой активно работает над проблемой, разрабатывает массовый системный механизм вместо единичного найма. Новые меры помогут защитить права трудовых мигрантов, легализовать их найм и облегчить процедуру приема на работу. Удивительно, но эпидемиологический кризис может стать тем толчком, которого не хватало для совершенствования законодательной базы по этому вопросу.

Пока идут разработки, строительной отрасли не хватает порядка 1,2 миллиона рабочих, даже при условии введенного недавно упрощенного порядка въезда, который начал действовать в декабре прошлого года. Конечно, застройщик обязан соблюдать все необходимые предосторожности и санитарно-эпидемиологический контроль. Мне кажется, это хороший шанс повысить культуру труда на производстве, а значит и качество строительства.

5b0287ac56319cbc6df9dc120986f338.jpg

Но здесь, как говорят врачи, нужно лечить не симптоматику — последствия, а причину заболевания. Здесь вопрос гораздо глубже! С одной стороны, надо внедрять целый комплекс мер: от приведения в порядок всей миграционной политики до создания условий для обучения и работы собственных квалифицированных рабочих кадров. С другой стороны, я задам вопрос — почему мы экономим на своих гражданах, сокращаем фонды оплаты труда на предприятиях? Где экономический стимул и поощрение государством инвестиций в человеческий капитал для технологического развития и технического прогресса? Сегодня это должно быть государственной политикой. А как мы планируем к 2024 году отстроить цифровую экосистему в экономике страны? Тоже с мигрантами? С той же производительностью, потерями и издержками на производстве? Я думаю, что наступает новое время, время кардинальных перемен, и никто не позволит снижать темпы строительства, которые необходимы стране. Современное строительное производство и престижная строительная профессия должны быть уже сегодня нашим настоящим, чтобы строить будущее!   Вот так я бы сформулировал ответ на ваш, Наташа, глобальный вопрос.  

Что касается роста цен на строительные материалы, то с недобросовестным поведением на рынке будет разбираться ФАС. В остальном сейчас пересматривают действующие меры и разрабатывают новые модели поведения. Так, хорошей идеей считается заключение контрактов по поставке стройматериалов напрямую между производителями и застройщиками, что позволит снизить наценку. Также рассматривается возможность снижения пошлин на ввоз и производство материалов. К сожалению, некоторый рост цен неизбежен, так как российский рынок напрямую связан с международным. Нужно продолжать движение по уходу от этой зависимости, особенно учитывая непростую геополитическую ситуацию в мире.

— И вот такой тонкий момент: как увеличить количество рабочих на стройке и при этом соблюсти качество строительства, которое не должно пострадать ни при каких обстоятельствах?

— Количество рабочих на стройке влия­ет скорее на скорость строительства, чем на качество. Особенно при должном координировании деятельности. Оно в любом случае должно быть на высоте, это приоритетная задача. Нужно обучить, как я уже сказал, и привлечь в отрасль новые управленческие кадры, в том числе высококвалифицированных рабочих специалистов. Считаю, что курсы повышения квалификации для работников отрасли также сыграют свою положительную роль. Речь ведь идет о том, чтобы восполнить число работников, которое резко снизилось в период ограничений. Возросший спрос на новостройки, масштабные программы вроде льготной ипотеки и развития территорий, более известной как всероссийская реновация, требуют вовлечения большого количества рабочей силы для их выполнения. Рабочие отправятся туда, где нужнее, это вопрос отраслевой логистики кадров, ресурсов. Мы давно ушли от авралов. Не будет такого, что на одном объекте все, а на другом никого. Для грамотной организации и управления всем циклом строительного процесса в помощь есть технологии BIM-моделирования от идеи проекта до его воплощения в жизнь и последующей эксплуатации. Качество строительства улучшится, сроки реализации проекта сократятся.

— Еще один сложный вопрос, который обсуждается не один год — это апартаменты, вернее, их правовой статус. Владимир Иосифович, как бы Вы его определили?

— Вопрос сдвигается в пользу его решения. Ситуация может измениться с принятием нового законопроекта, который подготовила группа депутатов и сенаторов. Пока рано говорить о сроках принятия документа, так как он проходит рабочие группы и комиссии. Более того, апартаменты не приравняют автоматически к жилым помещениям. Для этого будет нужно признать безопасность проживания в апартаментах. Также владельцы апартаментов получат право на регистрацию по месту жительства.

Рассмотрение проекта намечено на конец года, а до того нам предстоит ещё много работы и совещаний с экспертным сообществом. Планируется «апартаментная амнистия», но условия её находятся в проработке.

— Президент поручил представить предложения по реализации льготной ипотеки на ближайшие годы. Многие известные финансисты и экономисты, включая председателя правления «Сбербанка» Грефа, протестуют против снижения процента. А Ваше мнение?

— Эта программа поддержала и поддерживает строительную отрасль, что лично меня не может не радовать. Перед правительством стоит задача по обеспечению к 2030 году улучшения жилищных условий не менее 5 миллионов семей ежегодно и строительству 120 миллионов квадратных метров жилья. Не хочется говорить, что тут все средства хороши, тут хороши только продуманные и работающие меры.

Насколько я знаю, по оценкам правительства на программу льготной ипотеки приходится более 90 процентов всех кредитов на новостройки. Фактически, для многих семей это единственный способ обзавестись индивидуальным жильем, что я целиком поддерживаю. Также считаю, что вполне уместно и безвредно для отрасли и экономики страны в целом давать ипотеку под 4,5-5 процентов годовых.

С экономической точки зрения есть свои проблемы, которые ведомства должны решать сообща. Программа была принята в составе антикризисного пакета, хорошо себя зарекомендовала. Но как любая экстренная мера, она может исчерпать себя. Эльвира Набиуллина утверждает, что без негативных эффектов для экономики программу можно продлить в 24 регионах. Значит, нужно перейти на региональный уровень и регулировать выполнение программы точечно с постоянным мониторингом. Важно следить, чтобы позитивные эффекты не переродились в негативные.

— Тогда перейдем к реновации. Сейчас определили 55 участников, которые прошли во второй этап открытого международного конкурса на разработку концепций архитектурных решений домов по программе реновации в Москве. Понятно, что всем победителями не стать. Как Вы считаете, можно (и нужно ли?) использовать опыт номинантов в реновации в других городах России?

— Не всем городам подойдет московское архитектурное решение. Дело и в плотности, количестве населения, и в историческом облике каждого города, и в месте под застройку. Факторов множество. Использовать можно, а вот нужно ли — большой вопрос. Москва — многомиллионный мегаполис, с развитой транспортной сетью, инженерной инфраструктурой, высотными зданиями, метрополитеном и своим ритмом. Для городов с населением меньше миллиона урбанистические решения столицы могут оказаться неподходящими.

ZIL_0693.jpg

Если говорить об общем опыте: принципах организации комфортного городского пространства, планке качества и современных решений в конкурсных проектах, то использовать их можно и нужно. Конечно, адаптируя под каждый конкретный проект.

Все наработки и интересные архитектурные решения не исчезают в безвестности, их можно использовать в будущем. С этой точки зрения проекты столичной реновации пойдут в массы в любом случае. Особенно если реализацией будет заниматься одно и то же архитектурное бюро и застройщик или, что называется, передавать франшизу надежным региональным проектировщикам и застройщикам. Тем более, что технологии, которые сегодня существуют в Москве и по которым идет у нас строительство инновационного производства индустриального модульного домостроения, точно будут востребованы буквально в каждом российском регионе.

— А какие российские регионы наиболее остро нуждаются в программе реновации?

— Логично, что города, в которых наибольшее число ветхого и аварийного жилья. И города, у которых есть инвестиционный пул для реализации программы. Обобщающий образ — это город-миллионник, который испытывает сложности с территориальным развитием. В них модернизация и реновация центральных частей наиболее привлекательных для жизни, бизнеса и туризма была бы оправдана. Были опросы, по которым больше половины россиян сочли, что состояние жилья в их городах неудовлетворительное.

Когда начинаешь размышлять на эту тему глубже, приходит понимание, что городскую среду нужно переформатировать под современные требования и концепции, при этом всегда при наличии баланса с сохранением исторической застройки. Это задача не на одно десятилетие.

— Владимир Иосифович, как Вы считаете: что надо сделать, чтобы в России не было обманутых дольщиков? Это чудо или все-таки реальность? В Москве, в отличие от других регионов, эта проблема решается, а где она наиболее актуальна на сегодняшний день?

— Переход на проектное финансирование состоялся. Мы считаем, что этот закон не допустит возникновения новых обманутых дольщиков. То есть этот кошмар не повторится! Что касается существующих объектов — их постепенно или достраивают, или строят другие дома для пострадавших людей, или возмещают средства. Процесс поступательный, не стремительный, но он идет, только с начала года московские власти сообщили, что были сданы несколько корпусов и домов из списка проблемных. Это реальность. Думаю, за пару лет управимся.

В регионах проблема тоже будет решена, хотя и не так быстро, в связи с возможностями бюджетов, инвестиционным климатом и действующими региональными нормативами. Для того, чтобы весь процесс направить в конструктивное русло и сократить сроки достройки долевых долгостроев и был создан Фонд защиты прав дольщиков, который сегодня возглавляет Константин Тимофеев. Он успешно решал эту проблему в Москве, знает абсолютно все вопросы и нюансы. Так что работа ведется, вопрос на контроле и им активно занимаются в федеральных и региональных правительственных структурах.

Масштабы проблемы варьируются в зависимости от конкретного субъекта. Больше всего пострадавших в Волгоградской, Ленинградской, Саратовской, Самарской, Липецкой областях и Пермском крае.

Задача у Фонда и правительства страны решить этот вопрос к 2023-24 годам.

— Знаю, что Вы с большим теплом и душевным вниманием относитесь к «Программе 200» строительства храмов в Москве. А она нуждается в распространении на всю страну?

— Программа распространилась по России совершенно самостоятельно. Как народная инициатива с горячей поддержкой, которая обеспечивает свою реализацию за счет благотворительных средств. Мы формируем базу лучших проектов для применения на территории России. За это нужно поблагодарить активные приходы и их настоятелей, настоящих энтузиастов своего дела.

Патриарх наградил Ресин.jpg

Мы готовы предоставить базу типовых проектов, свой опыт и проконсультировать по любым вопросам организации. Я надеюсь, начнется возрождение храмов по всей стране. Как это было в начале нулевых, когда столица потянула за собой строительство жилья во всей России. Тем регионам, в которых за строительство возьмутся, мы окажем поддержку. Важно построить не просто храм, но и здание воскресной школы, дом причта, благоустроить прихрамовую территорию... Словом, все для того, чтобы дорога к храму больше не зарастала никогда.

— В районе Ховрино завершено строительство крупнейшего деревянного храма Москвы, к Пасхе, 2 мая, должны полностью благоустроить территорию комплекса. Говорят, что это уникальный храм… Расскажите о нем, пожалуйста, подробнее.

— Главная задача — сдать в эксплуатацию весь храмовый комплекс вместе с уникальным деревянным храмом уже в мае этого года. Основной храм возведен по индивидуальному проекту в традициях русского деревянного зодчества. Пока это самый большой из уже возведенных деревянных храмов в столице — его вместимость 400 прихожан.

Приходской дом связан с храмом крытой галереей. В здании есть верхний и нижний храмы. Верхний храм выполнен в традициях деревянного зодчества из сруба красноярской лиственницы. В бетонной цокольной части размещается нижний крестильный храм

На территории будут сделаны красивые дорожки. Строители разобьют газоны, установят светильники, организуют детскую площадку. Люди увидят жемчужину современного деревянного зодчества в красивом районе Москвы.

— Владимир Иосифович, а сильно ли отличаются современные церковные здания от исторических? Ведь сейчас идет сложнейшая работа — полностью реставрируют Новодевичий монастырь.

— Реставрация и строительство нового храма — это два разных процесса. В первом случае строители бережно восстанавливают и сохраняют имеющееся здание. Отличия в архитектурном облике минимальны, основная работа связана с поддержанием здания в отменном состоянии и оборудовании современными инженерными системами. Во втором приход сам решает, каким они хотят видеть новый храм — ультрасовременным, в традиции церковного зодчества, репликой исторического здания. Например, если хотят восстановить разрушенную церковь. Тогда ориентироваться можно лишь на сохранившиеся исторические свидетельства, которые чаще всего неполные.

ХРАМ ДМИТРИЯ СОЛЛУНСКОГО НА БЕРЗАРИНА ВИД 3.jpg

Тем не менее, архитектурно-проектные бюро, особенно специализирующиеся на создании проектов храмов, следуют уложениям канонов храмового зодчества, сложившимся за века. Существуют различные направления: псковский, неорусский, византийский стиль и так далее. Так что в итоге получаются новые строения, построенные по всем правилам и традициям.

— И последний вопрос. Вы — наставник Всероссийского конкурса «Лидеры строительной отрасли». Как Вы считаете, какими качествами должен обладать лидер, особенно если он — строитель?

— Мне кажется, главные качества — трудоспособность, преданность делу и готовность нести ответственность за свои решения и своих сотрудников. Бок о бок с ними идут компетентность в рабочих вопросах, умение организовать работу группы и правильно отдавать поручения. Лидерство — это не просто один навык, а скорее комбинация нескольких различных навыков, работающих вместе.

МИТИНСКАЯ.jpg

Важно понимать, что перед тобой стоит четкая цель. Построить жилой дом, социальный объект, разработать проект планировки территории. Умение ставить правильные цели — краеугольный камень лидерства. Иначе куда вы собрались вести за собой людей? Так что эффективные лидеры необходимы в любом деле, в каждой организации.

Копировать ссылку
Автор материала: Наталья Есипова