Назад
6 Мая 2020
448

Владимир Ресин: «Я вижу, как Москва преображается»

Владимир Ресин: «Я вижу, как Москва преображается»

В жизни героя нашей публикации было немало знаковых для столицы и страны объектов, строительство которых он непосредственно курировал. Его называют легендой строительной отрасли, а фразы, произнесенные им на стройке, разобрали на афоризмы. Недавно он отметил 84-летие, по-прежнему в активной политике, его работоспособности удивляются молодые коллеги, она с годами лишь возрастает. По его словам, отношение к работе он унаследовал от отца, который жил и трудился в таком ритме.

Депутат Государственной Думы ФС РФ, советник мэра Москвы, советник Патриарха по строительству Владимир Ресин читателям журнала рассказывает о том, что строительная отрасль сегодня — это «умное» инновационное производство, о переходе на проектное финансирование, реновации жилищного фонда столицы, строительстве храмов, а также делится воспоминаниями о Великой Отечественной войне и Дне Победы 1945 года.

— Владимир Иосифович, Вы строите Москву почти шесть десятков лет в самых разных должностях, от мастера до главы Стройкомплекса, первого заммэра столицы. Какие стройки Вы считаете самыми важными, самыми значительными за время Вашей работы?

— Если уж из всех проектов выбирать что-то одно, пожалуй, это программа сноса пятиэтажек первого периода индустриального домостроения. В 1988 году мы провели экспериментальный снос пятиэтажек района Новые Черёмушки. А уже позже, с 1995 года стартовала масштабная городская программа. Был разработан действенный механизм, который позволил снести 7 миллионов квадратных метров ветхих, безликих хрущевок и переселить в новое комфортное бесплатное жилье 350 тысяч москвичей. Этот опыт показал, что возможно в условиях уже сложившейся застройки, используя метод волнового отселения, проводить поэтапную реновацию устаревшего жилого фонда столицы без создания серьезных неудобств для москвичей. Причем москвичи переезжали в новые современные квартиры рядом с домом. В то время это было новаторство и не имело ни прецедентов, ни аналогов.

Если говорить об объектах, которые для себя считаю знаковыми и реализация которых потребовала серьезных усилий, то это: Храм Христа Спасителя, Поклонная гора, Манеж, Гостиный двор, Охотный ряд, Дом Музыки и, конечно, Большой театр. Пространство Большого театра требовалось увеличить в два с лишним раза. Для такой задачи оставалась одна возможность — углубиться в недра. Под зданием, исключая зрительный зал, сооружались подземные этажи, под фонтаном Театральной площади — концертно-театральный зал. Еще один шестиэтажный подземный корпус располагался с тыльной стороны театра. Таким образом, прибавлялось почти 42 тысячи квадратных метров. Думаю, строители приятно удивили тогда москвичей, которые посетили театр, ведь внешне Большой почти не изменился, все работы были проведены внутри.

preview.jpg

— Правда ли, что Вы всегда работали минимум с девяти утра до девяти вечера? Откуда появился у Вас такой подход?

— Я не на часы смотрел, я работал. Но могу сказать, что когда я руководил стройкомплексом в должности первого заммэра, все штабы, совещания и планерки начинались у нас с 8.00 утра. Иначе и быть не могло. Тогдашний мэр Юрий Михайлович Лужков начинал свой рабочий день в 8.00 утра, а я, соответственно, уже в 7.30 был на работе. Я должен был знать текущую обстановку по каждому объекту и мог, если возникнут у мэра оперативные вопросы, дать ему исчерпывающие ответы.

Знаете, любой ответственный руководитель — всегда трудоголик — живет делом. Таким был мой отец. Он занимал высокие должности в Советском Союзе. До Великой Отечественной войны был управляющим лесной промышленностью Белоруссии. То есть министром он стал в 32 года: в те времена такое случалось часто. Затем его перевели в Москву и назначили на весьма высокую для тех времен должность — первого заместителя начальника Главлесосбыта при Совнаркоме СССР. Во время войны отец занимал как прежде руководящие должности в лесной отрасли промышленности, был начальником Главписчепрома, управляющим делами Наркомлеса. Тогда многие крупные управленцы работали по графику работы Иосифа Виссарионовича Сталина, фактически до утра. Так работал и отец.

Я сын своего отца и отношение к работе во многом заложено именно им.

— О Вашем крутом нраве ходят легенды: говорят, что всю стройку трясло, когда Вы должны были приехать с проверкой…

— Так и не знаешь, хвалят тебя или ругают... Я ничего сверх положенного делать не требовал. Проводил выездные совещания, чтобы на месте лицом к лицу можно было решить оперативно любые проблемы, неизбежно возникающие в процессе строительства того или иного объекта. Чтобы выслушать все стороны, понять, где появилось тонкое звено, и найти оптимальное решение. Этот подход продолжили и мои преемники. Это правило у меня сохраняется и сегодня. Каждую субботу я проверяю лично, как идет строительство храмов в том или ином округе столицы в рамках городской программы, объезжаем с префектами, викариями, смотрим на состояние дел на строительных площадках, на ход строительных работ и, если требуется, принимаем необходимые действия для отладки строительного процесса. Зачем заново изобретать велосипед, когда он исправно делает свою работу десятки лет. Главное — не давать никому шанса расслабиться и схалтурить.

— «Проблемы надо решать, а не коллекционировать» — это один из Ваших блестящих афоризмов, о которых рассказывают строители. Можно еще немного «крылатых фраз от Ресина»?

— Странно самому свои афоризмы высказывать. Я знаю, что сотрудники друг другу пересказывают: «Послушайте, что Ресин сказал». Сам я люблю говорить: «Не мы выбираем время, время нас выбирает», но можно ли считать это афоризмом — не мне судить.

— Вы являетесь куратором программы строительства православных храмов на территории Москвы, это масштабный проект, который реализуется на благотворительной основе. Программа-200 стартовала в 2010 году, какие итоги ее реализации, главные достижения и трудности?

— В 2020 году исполнится 10 лет с момента запуска нашей Программы. За те годы, что она существует, мы вплотную подходим к знаковому рубежу в сто храмов. Летом мы преодолеем, можно сказать, «экватор» — половина из взятых в начале Программы обязательств по строительству двухсот храмов, будут выполнены. В числе этих 100 храмов и главный храм Росгвардии в Балашихе. Всего с начала Программы возведено 95 храмовых комплексов. В каждом таком комплексе обязательно есть воскресные школы. Введены в эксплуатацию 72 храма, 22 построено и строится еще 31 объект.

00168881.jpg

И это не просто одиночные храмы, а храмовые комплексы, со всей сопутствующей для жизни прихода инфраструктурой, — приходскими домами, воскресными школами, концертными залами, церковными лавками, инженерными корпусами, другими постройками, социального и хозяйственного назначения.

В прошлом году 13 новых храмов освящено Великим чином. Значит, минимум для 10 тысяч православных москвичей началась новая веха их приходской жизни. Возможно, для многих эти события стали осознанием себя частью многовековой истории страны.

— В Москве построят настоящий мегахрам — он станет крупнейшим из «Программы-200». Храмовый комплекс в честь святого князя Дмитрия Донского в районе Северное Бутово откроется в 2023 году. Расскажите о нем подробнее?

— Храмовый комплекс в честь святого благоверного князя Дмитрия Донского в Северном Тушине — самый крупный проект Программы строительства православных храмов в Москве. Здание фактически будет вмещать три тысячи прихожан, но само по себе займет лишь десятую часть всей территории, остальное — общественные помещения для занятий. Запланированная площадь храма — около 17 тысяч квадратных метров плюс подземное пространство.

Утверждена сметная документация проекта, имеются благотворители, определен порядок работ, которые займут примерно три с половиной года. В 2020-м мы планируем осуществить всю подготовительную часть строительства, обеспечить объект электроэнергией и прочей инженерией, постараемся разработать котлован и выполнить большую часть нулевого цикла.

Внешне храм будет напоминать русское крепостное сооружение средних веков с монументальной, аскетичной архитектурой. Его полуподковой окружат здания второй очереди строительства, где будут широко представлены и спорт, и образование, и культура. Здесь же разместятся театральные залы. Все это важно, поскольку настоятель храма протоиерей Андрей Алексеев ведет огромную социально-просветительскую работу, являясь также духовником Олимпийской сборной России. Будущий комплекс станет украшением не только Юго-Западного района города, а всей Москвы.

teatr1.jpg

Столь мощного, комплексного объекта в программе по возведению в Москве православных храмов еще не было. Естественно, люди хотят как можно быстрее видеть итоги данного строительства, пользоваться ими, посещая новый храм, приводя своих детей и внуков в кружки и секции, расположенные в современных, приспособленных для занятий зданиях. Вдумайтесь — сегодня воскресную школу при храме посещают уже более 1000 детей.

Меня спрашивают: сколько времени уйдет на строительство всего этого храмового комплекса под ключ? Если Храм Христа Спасителя возвели за пять лет, то эту идею, в случае, если благотворители, духовенство — я имею в виду батюшек прихода — и все прихожане объединятся в едином порыве, можно реализовать примерно за такой же срок.

Планируется строительство православного образовательного городка. По результатам публичных слушаний, за возведение храма было отдано 96% голосов населения района. А Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, побывав на данной площадке, выразил поддержку созданию такого значимого комплекса.

Этапы возведения комплекса разделены на три очереди. После завершения главного здания храма планируется строительство бассейна, паломнического центра, медицинского, балетного классов и других вспомогательных помещений. Представьте себе: сама территория строительства — два гектара. Одного только забора, чтобы обнести строительную площадку, потребуется километр. Беспрецедентное строительство разворачивается. Весь ход ведения работ будет у нас на особом контроле.

На этапе работы над этим проектом было создано 16 эскизных проектов, прежде чем пришли к одному, самому оптимальному решению. Надо было увязать проект храма и с окружающей застройкой, и с ландшафтами соседнего парка. Над проектом работали около сорока архитекторов и проектировщиков под руководством Александра Зыкова, заслуженного архитектора Москвы.

Рядом с главным зданием храма по проекту разместятся полноценная общеобразовательная гимназия, лицей, воскресная школа, школа искусств и спортивный центр. Спортивный центр вместит четыре больших зала, где будут обустроены секции по 26 видам спорта. В школе искусств будет театральный зал на 400 зрителей.

— Владимир Иосифович, а есть у Вас любимый храм в Москве?

— Они все по-своему мне дороги. Все они — результат напряженной и согласованной работы множества людей, специалистов своего дела. Конечно, дорог моему сердцу Храм Христа Спасителя, сегодня — главный православный храм России. Также важны и храм Преображения Господня на Преображенской площади — главный храм Сухопутных войск России, и храм Храм Иверской иконы Божией Матери при Академии ФСБ России, и Храм Александра Невского при МГИМО, и многие–многие другие, как я уже сказал: только возведенных их уже 95. Каждому есть место в моей душе.

храм на Куликовской.jpg

— В одном из интервью Вы сказали, что жилищный вопрос всегда был, во все годы так же остро стоял, как сегодня. Как Вы считаете, какой должен быть процент по ипотеке, чтобы она стала доступной для большинства россиян?

— В нашей партии — «Единой России» считают, что приемлемая ипотечная ставка — 5-6 процентов. Если ввести ее, то количество семей, которые смогут позволить себе жилье в пределах трех миллионов рублей, вырастет на 13 процентов. Необходимо и дальше проводить серьезную работу, чтобы снизить ставки по ипотеке. Препятствует этому сегодня не только желание банков зарабатывать сверхприбыль, но и ситуация вокруг коронавируса, и, как результат, замедление мировой экономики. В феврале Центральный банк России снизил ключевую ставку до 6 процентов годовых. Это исторический минимум.

К сожалению, в связи с пандемией, сейчас сложное время с экономической точки зрения. Все прогнозы были основаны на обычном функционировании общества, финансовых и банковских систем. Но всему свое время. Эту проблему будем решать поступательно. Я уверен, что и президент России, и правительство России, и региональные власти найдут действенный механизм для поддержания российской экономики и ее последующего развития.

— По данным Росстата, в 2019 году в РФ было введено в строй более 82 миллионов квадратных метров жилья. Президент Владимир Путин поставил цель в 120 миллионов квадратов. Это реально? Какие механизмы надо задействовать?

— В России к 2022 году в стройке должно находиться не менее 150 миллионов «квадратов» жилья. Увеличение объемов строящегося жилья позволит к 2024 году достичь показателей, заложенных нацпроектом.

Совместно с Минстроем, которому определена главная координирующая роль во всех, без исключения, строительных программах с учетом их отраслевой и функциональной принадлежности, необходимо создать такие условия, чтобы заработал современный строительный конвейер как для нового строительства, так и для реконструкции и капитального ремонта жилья, увеличить объемы индивидуального жилищного строительства.

Нужна стройная вертикальная система управления планированием, формированием и реализацией инвестиционно-строительных проектов, обеспечивающих гармоничное развитие регионов, эффективное использование земельных ресурсов, выполнение задач, поставленных в национальных проектах.

Чтобы выполнить цель по нацпроекту доступного и комфортного жилья необходимо увеличить объем текущего строительства к 2022 году на 30-35 процентов (до 150-160 миллионов квадратных метров). Нам требуется увеличить среднюю возводимую площадь на одного жителя хотя бы до 1 квадратного метра. Сегодня в стройке находится 102,8 миллионов квадратных метров многоквартирных домов, по сути — это два годичных ввода.

— Уже восемь месяцев в России действует новый механизм финансирования жилищного строительства. Как Вы оцениваете первые итоги реформы?

— Москва перешла на проектное финансирование полностью без проблем. В стране ситуация сложнее: в некоторых регионах 10 процентов проектов не перешли, в других — еще больше.

Готовится предложение по поэтапному раскрытию эскроу-счетов. На 1 января открыто 44,2 тысячи счетов эскроу, на них аккумулированы 147,7 миллиарда рублей. Банки заключили с застройщиками кредитные договоры на 921,8 миллиарда рублей.

Сегодня 9008 домов, которые строятся за счет денег граждан, — либо по проектному финансированию через эскроу-
счета, либо по старым правилам: 102,9 миллионов квадратных метров в этой системе. Из них 26 миллионов уже строятся через эскроу-счета, за последние два месяца свыше четырех миллионов (квадратных метров) проектов перешло уже на новую систему.

— Не могу не спросить про программу реновации. Вы как-то сказали, что проблема с пяти­этажками всегда висела над руководителями Москвы. И что программа реновации запоздала лет на 25: проблема возникла еще в начале 1950-х, когда была построена первая панельная пятиэтажка… Это так?

— Московское правительство системно занимается обновлением жилищного фонда с конца 80-х годов прошлого столетия. Сегодня, благодаря мэру Москвы Сергею Семёновичу Собянину, который взвалил на себя тяжелейшую задачу — начать системное обновление жилого фонда города, эта работа поднята на более высокий уровень: всё это было приведено прежде всего в законодательное русло, был принят федеральный закон, который защитил права москвичей, которые решили проголосовать за реновацию и чьи дома вошли в программу. Наша цель — планово, без аврала и криков «пожар» переселить москвичей из старых хрущёвок в новые квартиры современных домов, построенные по всем стандартам сегодняшнего времени, оздоровить городскую среду: создать новые сети инфраструктуры, новые дороги, новые кварталы.

Никакой архитектурной ценности дома этих серий не представляют, тут все согласны. Они были рассчитаны на 20-25 летний срок эксплуатации. Даже к началу 2000-х годов у многих было плачевное состояние. Город стоял на пороге масштабной коммунальной катастрофы. Жилые кварталы, спроектированные 70 лет назад, не соответствуют современным требованиям эффективного использования городской территории и комфортного проживания горожан. Не хватает магазинов, школ, садиков, дорог и парковочных мест. Изношена инженерная инфраструктура.

Все это исправлено в новых кварталах. Программа создает совершенно новую, сбалансированную и комплексно развитую городскую среду принципиально другого качества и уровня.

— Что бы Вы сказали критикам программы реновации?

— Реновация — это прогрессивная технология, применяющаяся во многих странах. Она позволяет работать на опережение, предотвращать появление аварийных домов. Я понимаю, что привычные места и район проживания кажутся самыми важными. Но объективная реальность такова: здания устаревают, город обновляется, городам нужны новые дома, новые дороги, новые инфраструктурные объекты. Нельзя вечно хранить ветхие, аварийные дома, которые к тому же не представляют архитектурной ценности. Этот процесс не только необходим, он неизбежен, если государство заботится об условиях, в каких живут его граждане.

А тем москвичам, которые не разобрались и упустили момент войти в программу, можно посочувствовать их недальновидности. Понятно, они не хотели менять свой распорядок, съезжать с насиженного места, но... Им нужно было повнимательнее разобраться, подумать не только о себе, а о своих детях и внуках. Дать им возможность жить в комфортных, качественных и современных квартирах, которые бы уже они передавали по наследству своим новым поколениям.

— Недавно вице-премьер Марат Хуснуллин высказал идею распространить опыт столичной программы реновации на другие крупные города России. Это возможно, как Вы считаете? Насколько вообще опыт Москвы применим в российских регионах?

— Я думаю, тот апробированный опыт и правопорядок, который уже отработала Москва, смело можно запускать в регионах. Только надо обязательно учесть два важных момента:

На площадке храмового комплекса в честь Фёдора Ушакова.jpg

Первое — это наличие проработанной градостроительной документации, начиная с перспективного Генплана, увязывающего отраслевые потребности и экономический потенциал развития городских территорий, соблюдая баланс интересов общества.

Второе — это ресурсная обеспеченность, включая строительную промышленность и заинтересованность бизнеса в ее развитии.

Сложилось ошибочное мнение, что в основе московской реновации лежит строительное лобби и профицитный бюджет столицы. Якобы не может себе позволить такую масштабную реновацию никакой другой регион.

Все национальные проекты в комплексе нацелены на улучшение условий проживания наших граждан. По сути это и есть та самая «всероссийская реновация» жилищного фонда, идеология и механизмы которой прописаны в законодательстве столицы, но с учетом ее особенностей.

Для оценки и объединения всех возможных источников финансовых, трудовых, интеллектуальных и промышленных ресурсов на территориях регионов требуется подготовить и начать реализовывать, скоординировать выполнение градостроительных программ их развития, принять необходимые законы, адресные программы и действовать.

Я думаю, что Минстрой в этом году уже точно сможет запустить конвейер промышленного домостроения в 10-20 пилотных регионах. Чтобы эффективно решать вопросы сноса аварийного жилья и переселения граждан в комфортные кварталы, обеспечить благоприятные условия для индивидуального жилищного строительства.

И здесь очень показательным является урок москвичей по разработке градостроительной документации. Выполнение требуемых мероприятий оказалось не самым простым и затянулось по времени. Так проявилось самое важное звено, которое действительно определяет успех той самой реновации — подготовка, публичные обсуждения и утверждение проектов планировки в границах территорий для реновации жилищного фонда.

А это, во-первых, квалифицированный сбор исходных данных и качество разрабатываемых проектов застройки. Во-вторых, постоянный диалог с жителями проектируемых районов, вовлечение их в процесс создания той самой гуманной комфортной среды, которая для них, а не для чиновников. И, в-третьих, надо помнить, что строительная отрасль — это инновационное «умное» производство, которое может и должно со своими ресурсами обеспечить требуемый темп реновации.

Отсюда следует, что нужен баланс строительных мощностей, всех видов ресурсов, включая финансовые, и интересов участников. Это и есть та самая «всероссийская реновация», без которой мы не выполним Указ Президента страны.

Я поддерживаю вице-премьера Марата Хуснуллина, который на всю страну объявил мобилизацию на выполнение национальных проектов в части строительства и контроль за выполнением принимаемых решений в штабном режиме.

— Владимир Иосифович, в последние годы столица сильно изменила градостроительный вектор. Как Вы оцениваете перемены, которые произошли в городе за это время? Где в Москве надо обязательно побывать?

— Любой вектор всегда отражает стоящие перед городом и правительством задачи. Сегодня Москва прогрессивно выполняет те задачи, которые ставит перед мегаполисом время. Новейшие достижения в области технологий строительства и производства строительных материалов, изобретение и изучение новых урбанистических концепций только помогают развитию города. Сегодня у нас больше знаний, больше возможностей. Изменился и подход к теме, стал более гуманистическим. Городская среда обязана быть комфортной, чтобы гражданам было удобно жить и работать.

Я вижу, как Москва преображается. Появляются благоустроенные парки, скверы, удобные дорожки. Оформляется единый стиль — лицо столицы. Организация культурных пространств и мест для отдыха имеет социальное и эстетическое значение для города. Я рад, что наша Программа строительства православных храмов вносит свою лепту в благоустройство столицы. Я для себя отметил на будущее, что нам стоит больше внимания уделять сфере благоустройства и выполнения социального наказа города. Может быть, создать реестр вариантов, которые мы могли бы предложить приходам.

Стоит посмотреть, как благоустроили парки столицы. Конечно, посетить новый парк «Зарядье». С огромным удовольствием и гордостью могу рекомендовать посетить объекты, к строительству или реконструкции которых я имел непосредственное отношение: Большой театр, Храм Христа Спасителя, Охотный ряд. Напоминаю, что пока лучше воспользоваться услугами виртуальных гидов и онлайн-путеводителей. Посидеть дома, пока правительство России и правительство Москвы вместе с Сергеем Семёновичем, не возьмет в столице ситуацию с пандемией под контроль.

— Владимир Иосифович, наш журнал выйдет в преддверии самого большого праздника в нашей стране — Дня Победы. Как Великая Отечественная война коснулась Вашей семьи, расскажите Вашу семейную военную историю?

— Когда начались бомбежки Москвы, мы с мамой в 1941 году уехали в Сибирь. Жили в поселке спичечной фабрики под Томском, этот поселок назывался Черемушки. Отец остался в Москве, он руководил тогда Главспичпромом. Его фабрики выпускали спички. Они как спирт и табак, на фронте нужны были позарез всем курильщикам, от солдата до маршала.

Мама работала на местной спичечной фабрике юрисконсультом, старший брат учился в школе. Там в Сибири я пошел в первый класс. Мы голодали, я помню, плакал и просил есть, брат отдавал мне свой кусочек хлеба.

Когда немцев отогнали от города, мы вернулись в Москву. Отцу не раз предлагали переехать в другой дом. Одно время в Москве была масса свободных квартир, потому что многие москвичи эвакуировались осенью 1941 года. Но он отказывался, не рисовался, просто и в самом деле был скромным человеком, настоящим коммунистом. Ему вручили на старости лет золотой значок ветерана КПСС, которого удостаивались члены партии с полувековым стажем, им он гордился.

мама.jpg

папа.jpg

брат.jpg

— А как Вы узнали о том, что Великая Отечественная война закончилась?

— Кажется, была середина учебной недели. Было довольно прохладно, вроде даже небольшой дождь шел. Я тогда учился в третьем классе 306-й школы на улице Сельскохозяйственной. Кстати, когда я уже в Москве работал, мы эту школу снесли, а на ее месте построили новую.

Погода не имела значения на фоне такого известия. Учителя собрали всех учащихся и объявили ошеломляющую новость. Потом уже было не до учебы. Мы бегали на улице и радовались. Многие взрослые узнали еще ночью. Пока новость распространялась, все больше людей выходили на улицы и вливались в народные гуляния.

Я родителей в тот день и не видел. Отец был на работе, а когда вернулся, я уже был в школе. Отец всегда работал в Главке допоздна, точнее, до утра. Он, как я говорил, возглавлял Главспичпром. Так что узнал обо всем в ночь с 8-е на 9-е. Мой брат Лёня в этот день был еще в армии, его в 44-м забрали. Мама была дома, она услышала объявление по радио. А мы с друзьями весь день до ночи торчали на улице, ликовали со всеми.

Мы тогда жили в районе ВДНХ, напротив киностудии имени Горького, а институт кинематографии был еще не достроен. Во время войны его не строили, не до того было. Мы там с друзьями часто в войнушку играли.

И вот в День Победы люди начали собираться на нашей улице: кому-то сообщили на работе, кому-то в школах-институтах, кто-то услышал через громкоговоритель голос Левитана. Мне потом рассказывали, что многие сами, стихийно двинулись на Красную площадь. А у нас собирались люди со всего Ростокина и с соседних с ним районов: со Свиблова, с Останкинского, может, еще каких-то, и подтягивались к Северным воротам ВДНХ и киностудии. Быстро натянули экраны и стали показывать кино под открытым небом. Какой-то трофейный фильм. Я уже не помню какой, да и вряд ли тогда понял, что именно. Играл духовой оркестр. Ликовали и дети, и взрослые. Люди танцевали, пели. А мы — дети, мальчишки и девчонки, между ними бегали и радовались. Нам давали леденцы, пряники, еще что-то.

Помню, каким волшебным казался салют на День Победы. Просто потрясающе, очень яркое воспоминание.

Копировать ссылку
Интервью
Копировать ссылку